ИСТОРИЯ


Человек из ЛЭПии

Выбрав дело по душе, он посвятил ему всю жизнь Он мечтал стать энергетиком. И стал почётным работником топливно-энергетического комплекса, почётным энергетиком, заслуженным работником Единой энергосистемы России, ветераном энергетики.



Человек из ЛЭПии Глоток неба

Унылое однообразие раскисшей земли, свалявшаяся и выполосканная дождями серая трава... Скорей бы снежок да мороз!

Он всегда ждёт первого снега, как праздника. Чтобы вырваться из города. На лыжню! На волю! Туда, где морозный воздух обжигает лицо и бодрит тело, а пушистая тишина лечит душу. И глоток синего неба — как самая дорогая награда!
Лыжня упруго выгибает спину и бежит к горизонту, манит, зовёт. И, как в детстве, когда Павел Матвеевич Русских был просто школяром Пашкой, лучшим лыжником сельской школы, хочется добежать до заветной черты и заглянуть — что там?

Но... жизнь — не гладкая лыжня. Из сельца, лежащего на границе Удмуртии и Кировской области, отец Пашки, Матвей Николаевич, ушёл на фронт, когда сыну было две недели. Эдакая пуговица в пелёнках...
С войны отец не вернулся. Пропал без вести в свинцовой пурге Великой Отечественной.
Павел Матвеевич скуп на слова. А тут и вовсе надолго замолкает, в задумчивости опустив голову. Он, прожив 70 лет на белом свете, так и не смог закрыть образовавшуюся с уходом отца брешь. Всегда чувствовал тянувший оттуда бесприютный холод. Наверное, не смогла смириться с этой потерей и мать. Екатерина Яковлевна умерла в 1958-м — за год до выпускного вечера своего младшего сына.

Родина электричества

Мы сидим в гостеприимной квартире ветерана орловской энергетики — Павел Матвеевич и его жена Людмила Сергеевна свили уютное семейное гнёздышко в гордо возвышающейся над Мцен­ском 12-этажной башне. Виды из окна зала открываются восхитительные. А вон там вдали и лесной массив, куда Русских совершает свои лыжные походы.
Павел Матвеевич старается вытянуть нить повествования в послушный логике своей биографии сюжет. Но, видя всю тщетность таких попыток, просто достаёт из россыпи событий, фактов, дел, поражений и побед своей жизни самые, на его взгляд, важные и интересные.

Ну вот, например, почему в 1963 году после демобилизации из армии Павел решил поступать не куда-нибудь, а в Краснодарский политехнический институт? Нет, что в Краснодарский — понятно: к тому времени в тех краях обосновалась, выйдя замуж, его сестра. А вот почему именно на энергетический факультет по специализации «Электроснабжение промышленных предприятий и городов»?

Все мы родом из детства. И наши привычки, пристрастия, страхи и влечения — тоже оттуда. Оказывается, «коротнуло» Павла, ещё когда он учился в школе. Его двоюродный брат Андрей работал электромонтёром в совхозе. Нацепив когти, он не хуже кошки взбирался на столбы, звенел там стеклянными изоляторами, в струну натягивал и крепил алюминиевый провод. Да ещё, лихо орудуя пассатижами, успевал с пятиметровой высоты бросить шутливое словцо-другое задравшему нос к небу мальчишке.

Двоюродный брат, обычный сельский электрик, признаётся Павел Матвеевич, и заронил в его душу желание стать энергетиком. И он двинул к своей мечте — будто прокладывая лыжню по глубокому снегу.

Та заводская проходная

Павел Русских учился неплохо, и это при распределении давало ему право на выбор. Выбрал должность главного энергетика сахарного завода в Воронежской области.
Но в столицу Черноземья так и не попал. Уже через день Павла вызвали в деканат и предложили поменяться со студенческой семейной парой: выпускники, мол, сами воронежские — им сподручнее поехать на родину.
Русских не возражал. Он ведь молодой, холостой — вольная птаха. В отдел главного энергетика Мценского завода алюминиевого литья? Да, пожалуйста!

Так в 1968 году Павел Русских оказался на Орловщине.
Мценский филиал знаменитого автогиганта «ЗИЛа» принял свежеиспечённого энергетика как родного. Завод выдавал на-гора колоссальные объёмы продукции и параллельно, на марше, расширял свои производственные мощности. Спокойного, вдумчивого, ответственного, жадного до работы молодого специалиста оценили быстро — уже через год Павла Русских назначили энергетиком большого цеха.
Павел всё схватывал на лету. Уж очень старался не ударить в грязь лицом перед таким корифеем, как главный энергетик предприятия Виктор Григорьевич Агеев.

Агеев был завален проблемами бурно развивавшегося завода выше крыши. Павел Матвеевич с улыбкой припомнил, как интересно они общались: «Приходишь на работу, а Виктор Григорьевич уже оставил на столе записку с перечнем вопросов, которые мне нужно решить за день: первое, второе, третье...».
В такой вот записке Русских обнаружил и одно из первых своих серьёзных заданий — сделать рациональную схему электроосвещения, да не чего-нибудь, а отдела энергетики. Молодой специалист всё добросовестно подготовил, нарисовал. Показывая плоды своего труда главному инженеру, волновался, как прилежный студент на экзамене. Агеев быстро пробежал бумаги глазами и коротко бросил: «Пойдёт».

Однако способного молодого энергетика взял на заметку. И вскоре доверил ему самый ответственный участок работы — проведение планово-предупредительного ремонта оборудования огромного завода! С определением степени пригодности того или иного двигателя или энергоустановки, с составлением выверенных графиков ремонта. Кстати, утверждать их нужно было на головном предприятии, и Русских зачастил в Москву.

Изрядно грузил энергетиков и директор завода Дмитрий Егорович Корнаков. Требовательный он был руководитель. Регулярно, вспоминает Павел Матвеевич, собирал энергетиков изо всех цехов и каждому ставил конкретную задачу. Через неделю — будь добр отчитаться, как обстоят дела. И не приведи господи кому-то не выполнить директорское задание!..

Но странное дело: рассказывая о ежовых рукавицах, в которых держала специалистов администрация МЗАЛа, Павел Матвеевич молодо, радостно улыбается. Понять его можно было так: дескать, правь своё ремесло достойно, как всегда это старался делать я, и никакой начальник тебе не страшен.
Сплошная лихорадка буд­ней — это понятно. «А в кино-то вы ходили, Павел Матвеевич? — интересуемся. — На танцы бегали? Вы же были молодой, холостой». «Холостым он был недолго», — упреждая ответ мужа, улыбается Людмила Сергеевна.

Людмила тоже работала на МЗАЛе — в лаборатории контрольно-измерительной аппаратуры и автоматики. Лёгкая, звонкая, красивая, она впервые увидела своего будущего мужа в заводской столовой, где шумно и весело праздновали... День энергетика. Пробежала искра. Да такая ослепляющая, что через год, в 1970-м, Павел и Людмила поженились.
С тех пор они вместе. И ни разу ещё не пожалели о той встрече на празднике. А День энергетика отмечают всегда по-особенному — ведь это день их семейного счастья, длящегося уже больше сорока лет.

Попал в сети

Проходная МЗАЛа вывела Павла Русских в люди. О нём как о стоящем специалисте-энергетике заговорили на других предприятиях. В том числе и в ПО «Мценские электрические сети» филиала ОАО «МРСК Центра» — «Орёлэнерго». Как раз тогда гендиректором сетей стал знаменитый мценский энергетик Брони­слав Алексеевич Городничев.
И судьба Павла Русских была решена — 9 декабря 1971 года он перешёл на работу в Мценские электрические сети.
Поначалу Городничев предложил Павлу должность инженера по охране труда и технике безопасности предприятия. Проверял молодого специалиста. Год. Затем вызвал и сказал: «Ладно, хватит — назначаю тебя инженером производственно-технической службы».

А дальше — пошло-поехало. Через год — старший инженер ПТС. Через два — начальник службы линий электропередачи и подстанций. Через шесть лет Русских возглавил производственно-техническую службу Мценских электросетей. А в 1983-м занял пост главного инженера. С него 23 года спустя — в сентябре 2006-го — Павел Матвеевич ушёл на пенсию. Ушёл сам. Никто его не понуждал. Отшутился: надо, мол, супругу поддержать, а то ей одной на пенсии скучно.
Но отмотаем время назад. И подивимся на людей, из которых, как сказал поэт, гвозди бы делать — крепче бы не было в мире гвоздей.

Условия, в которых приходилось работать коллективу Мценских электросетей, без преувеличения можно назвать аховыми. Судите сами, конец 1960-х — начало 70-х годов, идёт сплошная электрификация Орловщины, лампочка Ильича загорается в самых отдалённых населённых пунктах области. Чтобы электрическое солнце поскорее входило в дома орловцев, тысячи километров линий электропередачи, десятки подстанций энергетики строят своими силами. Очень скромными. А материальная база при этом — чистое поле. Мощной, высоко­проходимой техники — ни одной единицы. Лишь у службы подстанции имелась одна дежурная машина — побитый временем, передвигавшийся на честном слове ГАЗ-51. А крюк до подстанции в Знаменском районе — 80 километров...

А кто в самой точке кипения этой масштабной напряжённой работы? Конечно, главный инженер. На него выходят все «нервные окончания» дела. Ему держать ответ за технические просчёты и ошибки.
В целую историю всякий раз превращалась установка мощного трансформатора. Чтобы довезти, например, 40-тонный трансформатор на 10 мегавольт-ампер, договаривались в Орле с какой-нибудь организацией, имеющей трейлер. Но привезти тяжеленное оборудование на место установки — полдела. Дальше самое интересное. Во Мценске было всего два крана с максимальным подъёмом груза 12 тонн — 40-тонный монстр им не по силам. Выкладывали из шпал дорожку и по ней блоками тащили трансформатор на место. Ад­ская работа, признался ветеран энергетики.
Такой же она была и тогда, когда после небывалого гололёда в 1970-х опоры падали, как спички, и приходилось, не считаясь со временем, в мороз восстанавливать сотни километров линий электропередачи.

Однако нытья в коллективе не было. И кулаком Павел Матвеевич никогда по столу не стучал — брал не горлом, а личным примером. Вместе со всеми мёрз на морозе. Как, кстати, и директор Городничев. И все понимали остроту проблемы, знали, как люди ждут свет в домах. Очень высокой была ответственность. Это при том, что материальная поддержка тогда была чисто символической.

Примерно о том же — о незаметном ежедневном героизме энергетиков — и в любимой песне Павла Матвеевича «ЛЭП-500»: «Но пускай тот, кто не был в ЛЭПии, завидует нам!»
...Он всегда ждёт первого снега, как праздника. Чтобы скорее за город! На лыжню! Туда, где морозный воздух обжигает лицо и бодрит тело, а глоток синего неба — как бесценная награда!
Какие ваши годы, Павел Матвеевич! Пусть лыжня вашей жизни будет долгой и счастливой!


21.12.2011 09:04

Похожие новости

Роль второго плана Галины Седышевой Достижения цитолога-генетика Седышевой и еЁ коллег ознаменовали новую эру в мировой селекции Есть еще категория людей, для которых в работе не деньги главное, и даже не почести, а моральное удовлетворение. Когда шаг за шагом приближаешься к намеченной цели, вкладывая знания и душу, видишь результат своего труда — это и есть для них высшая награда. Доктор сельскохозяйственных наук Всероссийского НИИ селекции плодовых культур Галина Седышева относится к этой редкой ныне категории людей.  
Забытый подвиг Как полуэскадрон штаб-ротмистра Цурикова воевал с 50-тысячной турецкой армией В конце апреля 1877 года (только-только началась Русско-турецкая война) к карачевскому помещику Андрею Цурикову, постоянно проживавшему в своём имении Девять Дубов (ныне — село в Хотынецком районе) приехал в отпуск сын Николай, служивший сапёрным офицером: «Отец, благословите, невесту себе я нашёл, добрая, красивая и из хорошей семьи.». Вместо ответа жениху Андрей Афанасьевич отправил телеграмму на имя главнокомандующего русской армией, Великого Князя Николая Николаевича, прося его, как милости, ввиду того, что три его сына-офицера уже выступают на театр военных действий с Турцией, перевести и четвёртого в ряды действующей армии. И вместо венца младший из четырёх братьев поехал за Дунай. Вот так глава рода Цуриковых, бывший поручик Лубенского гусарского полка, понимал патриотизм в действии, и этому пониманию следовали все его сыновья-офицеры.  
Лучезарная ***Свети{*** Если вы знаете, что кто-то столь же упорно, как Светлана Евсикова, борется за жизнь — пусть они встретятся… В шестнадцать Светлана Евсикова потеряла мать, в семнадцать — отца, а в восемнадцать сама стала жертвой преследующего семью рока. Но не только судьбой ей начертано такое испытание.  
Главное путешествие    Фёдора Конюхова Ему — единственному из европейцев — довелось увидеть Ковчег Завета. А теперь он хочет найти Ноев Ковчег Человек не выбирает, когда, где и кем ему родиться. Но он может выбрать, какую жизнь прожить. Федор Конюхов доказал это.  
Валерия и трое её мужчин Эта женщина жила как хотела, несмотря на то, что её воспитывал сам Толстой В середине 50-х годов XIX века один за другим скончались тульские помещики, владельцы села Судаково, отставной поручик гвардии Владимир Михайлович и его жена Евгения Львовна Арсеньевы. Осталось после них четверо несовершеннолетних детей: сёстры Валерия, Ольга, Евгения и их малолетний брат Николай. Сосед по ближнему имению Ясная Поляна Лев Николаевич Толстой согласился быть их опекуном (Арсеньевы и Толстые знались с давних пор — А.П.) и со второй половины 1856 года начал постоянно приезжать в Судаково.