ОФИЦИАЛЬНО


Пресс-конференция губернатора Александра Козлова со СМИ Орловщины

Добрый день, уважаемые товарищи! Вот еще один год пролетел. Встречаемся с вами в конце года. Я считаю своим долгом рассказать вам, что у нас происходит в социально- экономическом развитии области.



Пресс-конференция губернатора Александра Козлова со СМИ Орловщины Только что я приехал с Государственного совета. Перед этим, за два дня, присутствовал на Послании президента Федеральному собранию. Все вы знаете основные тезисы, основные направления, озвученные в послании. Вчера на Госсовете в течение трех часов обсуждался актуальнейший вопрос, связанный с передачей полномочий с федерального на региональный уровень. И самое главное — решение вопросов межбюджетных отношений с целью поднятия статуса сельских, поселковых, муниципальных бюджетов разных уровней с целью наполнения этих бюджетов дополнительными источниками доходов и увеличения налогооблагаемой базы.
Вопрос непростой, тем не менее, я думаю, сегодня вы, товарищи журналисты, будете его задавать. Я, если вас интересует, отвечу подробно.

— Дайте, пожалуйста, краткую оценку соци­ально-экономи­чес­кого положения региона в уходящем году.
«Российская газета»
— Начну с того, что год Орловская область заканчивает с неплохими результатами, неплохими показателями. Мы сохранили темпы роста промышленного производства — 7,5—8 процентов по итогам года и в районе 28—30 процентов в агропромышленном комплексе. Это неплохие показатели. Работа реального сектора экономики дает нам возможность в этом году получить значительные дополнительные доходы в бюджет по результатам 2011 года.
Это, в свою очередь, позволяет решать ряд социальных проблем, прежде всего финансирование защищенных статей бюджета, выполнение тех социальных обязательств, которые исполнительная власть взяла на себя. Примерно 1,6—1,8 млрд. рублей по итогам года будем иметь дополнительных доходов, которые мы направили не только на покрытие социальных расходов, но и на развитие области. Тот план, который был по капитальным объектам, по капитальному ремонту, мы выполнили. Дополнительно ввели в эксплуатацию ряд объектов. Вложили колоссальные деньги в дорожное строительство, в завершение строительства тех объектов, которые десятилетиями стояли незавершенные.

Мы три года подряд получаем неплохой урожай, которого хватает не только для того, чтобы обеспечить свои потребности, но и продавать и зерно, и муку, и сахар, и растительное масло, подсолнечник, гречку, ряд других товаров сельскохозяйственного производства на сторону — в другие области, в том числе и за рубеж.
Мы в этом году значительное количество рапса продали за границу.

Неплохими темпами развивается животноводство. Очень хорошие показатели в инвестиционной составляющей. Одним словом, могу сказать, что 2011 год Орловская область заканчивает с неплохими результатами. Это дает нам возможность на 1 января выйти с хорошими остатками бюджетных средств, с хорошим освоением денег на социальные нужды и другие виды расходов. Поэтому, считаю, область в этом году в социально-экономическом плане выглядит неплохо.

— Александр Петрович, скоро будет три года, как вы работаете губернатором в Орловской области. Какие инвестиционные проекты вы можете записать себе в актив?
ГТРК «Орел»

— Себе в актив я ничего записывать не собираюсь. Один человек ничего сделать не может. Три года мы работаем с этой командой. Могу сказать только одно: сегодня, к счастью, Орловская область ушла от того имиджа коррумпированной, насквозь прогнившей области и абсолютно инвестиционно непривлекательной. Это я могу сказать твердо.
На сегодняшний день Орловская область по рейтингу в Российской Федерации с 65-го места поднялась на 15-е по инвестиционной привлекательности. Более того, мы по сравнению с 2007 годом более чем в 30 раз увеличили объем инвестиционных вложений в экономику Орловской области. Сегодня он составляет, по предварительным оценкам, около 35 миллиардов рублей. Это первое, что я хотел бы отметить.

Второе. Ряд серьезных объектов удалось построить за это время. Прежде всего это Знаменский селекционно-гене­тический центр. За последние три года мы ввели откормочники, и в ближайшее время — месяц-полтора — войдет в эксплуатацию крупнейший в Центральной России убойный завод. В комплекс вложено более 10 миллиардов рублей.
Дополнительно будет построено еще три откормочника, с тем чтобы выйти на проектную мощность. Я недавно там был. Завод практически готов. Уникальность его в том, что там будет не только убой, но и законченное производство. Там будут завод полуфабрикатов и завод по производству колбасных изделий из свинины в большом ассортименте.
Должен сказать, что в Орловскую область пришли такие инвесторы, как «Санофи-авентис», которые значительно расширяют производство.

Мы сегодня практически закончили строительство завода керамического кирпича. Он работает, и работает неплохо. Запустили первую очередь завода по производству растительных масел. Запустили Залегощенский сахарный завод, который лет пять стоял. Он уже переработал 145 тысяч тонн свеклы и выработал почти 20 тысяч тонн сахара. Сейчас пройдет технологическая отладка, после того как он отработал нормативное время, и он снова будет запущен по тем договорам и контрактам по свекле, которая пойдет и со стороны, и от наших сельхозтоваропроизводителей.
Мы закладываем сегодня на 10000 голов откорма КРС. Сделано шесть крупных мегаферм на 12000 голов дойного стада. Много чего уже сделано и что у нас в проектах.

Надеюсь, что мы в ближайшее время — буквально в первые дни после рождественских праздников — завершим переговоры с фирмой «Амазоне» по строительству завода сельскохозяйственной техники. Будем строить в Орле, инвестиционное соглашение уже на выходе, завод по производству современных, по новейшим технологиям, сеялок, разбрасывателей удобрений, опрыскивателей самоходных прицепных, надеюсь, что будет комбайн «Лексион». Это будет огромное предприятие более чем на 3000 работающих.

Надеюсь, что в начале 2012 года мы начнем строить цементный завод в Верховском районе. Проект прошел экспертизу, кредитная линия открыта. Мы договорились с энергетиками по подключению электроэнергии к этому предприятию. Вопросы практически решены. Земля отведена. Надеюсь, объект начнет строиться.
В этом году заходит «X5 Retail Group» по строительству крупнейшего распределительного центра в Орловской области, который будет работать на ряд областей. Кроме этого 50 магазинов экономического класса будет построено этой инвестиционной группой, прежде всего в тех микрорайонах, где у нас недостаточно торговопроводящей сети.
И, конечно, в социальной сфере мы в этом году будем начинать достраивать вторую очередь 50-й школы в Наугорском районе. Должны в ближайшее время запустить детский сад на 260 мест. Очень большие планы по строительству детских садов у нас по территории Орловской области. Только в Ливнах должны построить четыре детских сада. В Зареченском районе должны построить детский сад по программе подготовки города к 450-летию Орла. Перечислять я могу очень долго. Индустриальный парк почти готов к приему инвесторов. Я считаю, что сегодня Орловская область является, и мы получили такую номинацию, динамично развивающимся регионом.

— Вот уже два года вы — во всяком случае, создается такое впечатление — только и делаете, что подчищаете «хвосты» своего предшественника. Много ли еще осталось долгостроя на Орловщине и есть ли какие-то значимые проекты, которые будут делаться с нуля?
«Орловская правда»

— Хороший вопрос насчет «хвостов»... «Хвостов» еще много. Достаточно сказать, что мы за два года ввели 21 объект недостроя. Сегодня недостроена Покровская ЦРБ, Должанская поликлиника — 90 процентов готовности — стоит уже 12—13 лет. Сегодня стоит — я с ней вот уже два года занимаюсь — больница Семашко. Мы ее достроили, но она не оборудована. Почти 450 миллионов депутаты областного Совета поддержали, нашли эти деньги на оборудование больницы Семашко. Мы включили восемь объектов в план капитальных вложений, в том числе и Покровскую ЦРБ. Там вообще ситуация: все отделения — хирургическое, терапевтическое, инфекционное — разбросаны по разным частям. Стоит прекрасный корпус, я недавно там был. Сколько, спрашиваю, стоит? 12—13 лет. Такое впечатление, что это вообще никому не надо было.
Мы в этом году заложили в инвест-программу всех этих структурных завершений более одного миллиарда. И все эти объекты надо достраивать.

В Должанском районе стоит прекрасная школа. Она на полтора этажа выстроена и брошена уже лет пятнадцать. Я поехал к Миллеру, написал бумагу, добился, что в следующем году откроется финансирование, ее надо достраивать. Ее же не законсервируешь.

В свое время бросили, разошлись во мнениях с Газпромом — и все. У нас Газпром много чего недоделал. Мы в 2012 году должны начинать газопровод высокого давления Болхов—Мценск — почти 500 миллионов инвестиций. Как мы его сами построим? Тоже недострой. Кто-то с кем-то не договорился, а в итоге страдают люди. Как только зима, повышение морозов, газа не хватает не только для промышленности, а даже для бытовых нужд. Это при том, что Орловская область газифицирована там, считается, на 96 процентов, а у нас 260 населенных пунктов сидит без газа. Это тоже хвосты. С ними тоже надо заниматься, и на все нужны деньги.

В 2009 году бюджет был 16,5 миллиарда по расходам, а сегодня депутаты утвердили 24,6 миллиарда. А они из воздуха не берутся, их надо заработать и направить на нужды, в том числе и на хвосты.

— В настоящее время муниципальные образования, отнесенные к поселкам городского типа – городским поселениям, не могут пользоваться возможностями, которые предоставляют областные и государственные программы сельским поселениям. Ни в программу развития села нельзя войти, деревня строит водопровод — областные использует деньги, федеральные, а рядом райцентр — поселок городского типа — городское поселение не имеет права на помощь.
Как вам видится решение этой проблемы? Можно ли как-то поменять законодательство, или проще принять какие-то областные программы для помощи именно поселкам городского типа?
Газета «Наша жизнь», Орловский район

— Хороший вопрос. Вы на него почти сами же ответили. Все дело в том, что парадоксы нынешнего законодательства и вообще законодательно-норма­тивной базы в том и состоят: поселок городского типа, а находится в деревне или рядом с деревней. Программа социального развития села никак не подходит. Вы, наверное, имеете в виду, в том числе и поселок Знаменка, еще ряд таких населенных пунктов. И вообще у нас в Орловской области проблема с водой не только в поселках городского типа. К сожалению, эта проблема и в деревнях, и в районных центрах одна и та же. Мы в этом году утвердили программу — будем отдавать 5—7 миллионов только наших денег и примерно столько же из федерального центра на софинансирование. Хотя бы решить проблему обеспечения водой населения. Эта программа утверждена, она с 2012 года начинает работать. Я надеюсь, что мы проблемы, которые связаны с водой, начнем решать с 2012 года.

Но там еще масса проблем, не только вода. Я говорил про инвестпроекты. Сегодня МРСК Центр имеет инвестиционную программу 7 миллиардов 200 миллионов рублей. Вы помните, «Западную» строили — туда вложено 600 миллионов. Мы все проблемы сняли в той части Орла.

У нас сегодня серьезнейшая проблема с муниципальными образованиями, тем же городом Ливны. Сегодня Орел—Ливны — самый проблемный участок по энергопередаче. Как только изменения погоды — у нас рвутся провода, наледь. 30—40 населенных пунктов остаются без света. Мы на следующий год хотим в связке с подстанцией, которая будет строиться для цементного завода, сделать линию Орел—Ливны — самый проблемный участок. Цена вопроса — почти 300 миллионов.
Что касается изменения нормативной базы, я с вами согласен. Я уже выходил в порядке законодательной инициативы, чтобы включить туда поселки, которые сочленены с райцентром, к примеру.

Я был буквально вчера у министра — Елены Борисовны Скрынник. Мы немного поднимаем и на газификацию, попросили на водоснабжение, на сельские дороги в комплексе, но все равно этого недостаточно. Эти поселки городского типа, как пасынки, у нас остаются. Придется рассчитывать на свои возможности, на свой бюджет, на свои реальные ресурсы. Но все равно, что бы мы ни делали, эти проблемы придется решать, в том числе по водоснабжению, по газоснабжению, по электрификации будем решать постепенно.

— Как вы оцениваете итоги выборов в городе Орле? Отчего такая разница между результатами выборов в областном центре и на селе, притом, что село живет гораздо хуже города? Или там люди понаивнее?
«Орловская городская газета»

— Мы в городе провалились на выборах два раза подряд. И не только в Орле. Мы провалились в Ливнах, почти провалились во Мценске. Потому что ожидания и востребованность у людей, которые живут в городе, значительно выше. Вы помните, что было три года назад с дорогами. Они и сейчас, конечно, еще не в идеальном состоянии.
А что было у нас с социальными учреждениями? Когда я пришел сюда, ставка учителя была 2300 рублей и долги были по зарплате 3 месяца учителям.

А жилищно-коммуналь­ная сфера, куда от нее денешься? Мы же не можем решить, опять про город начинаю говорить, проблему оплаты мест общего пользования уже два или три года, хотя проблема выеденного яйца не стоит. Это вопрос справедливости. Востребованность всего того, что люди должны получать в городе, — высокая. А городская власть не дает возможности людям иметь то, что они обязаны иметь. Как население будет реагировать на эту власть? Если о выборах речь зашла, все-таки люди понимают, и я считаю, что они меня поддержали в этом, у нас сегодня четыре партии представлены в областном Совете. У нас сегодня 20 одномандатников выиграли мандаты в городе. Сегодня представительство правящей партии 31 человек. Хоть не конституционное, но все равно большинство.

Вот вы говорите оценка. Для меня главный вопрос был сформировать нормальный областной Совет, вменяемый. Чтобы можно было не конфликты создавать, а договариваться и решать проблемы. И никто сегодня не может меня упрекнуть в том, что мы в облсовете чего-то не решили или решили неправильно, или кого-то обижать начали. У нас же было в свое время, когда в некоторых районах выигрывали не те, кому надо было дать возможность выиграть, как здесь прежняя власть их близко не пускала к администрации никого. То же самое в Орле было. Мы отдаем Орлу из областного бюджета деньги. И где результат? Мне бы результат хотелось иметь. Мы же учителям зарплату сами платим, врачей забрали, социальной службе сами зарплату платим из областного бюджета.

В этом году мы 30 домов должны были переселить, переселили 19. Одиннадцать будут переходящие. Почему? Мы из областного бюджета дали 45 миллионов на разницу в площади квартир, которые мы отдаем переселенцам, а город ничего не сделал, несмотря ни на что. Просто саботаж самый настоящий.

И что в итоге? Люди теперь будут переселяться не к 1 января, как мы хотели, чтобы людям какая— то радость была в жизни, а будут переселяться в январе или феврале. А там нам новую программу надо уже запускать. Мы должны еще 40— 50 домов включить на переселение. Как с этим бороться? Давайте оставим все как есть, давайте закроем глаза и будем ждать, когда господин Сафьянов соизволит начинать работать. Вот и вся оценка выборов.

В сельской местности — я объехал дважды всю область, а то и трижды: и с трудовыми коллективами встречался, и в школах бывал, и в больницы ходил с людьми разговаривал — совсем другое отношение. А в городе востребованность выше — это правильно. Власть должна работать. Мы все время говорим избираемый, всенародно избранный. Скоро все мы будем всенародно избранные, если выберут, конечно. При таком отношении не выберут никогда. И правильно сделают. Если человек избран и не работает, что с ним надо делать? Я хочу только одного, чтобы власть в городе работала. Будет работать, итоги выборов будут совсем другие.

— Уважаемый Александр Петрович! Сегодня подавляющее большинство занято тем, что добывают хлеб свой насущный. И, собственно, удовлетворяют свои материальные блага. Но, как известно, не хлебом единым жив человек. Это, собственно, прописная истина, и об этом не стоит забывать ни при каких обстоятельствах. Скажите, пожалуйста, что сегодня делается для укрепления культурной базы в нашем регионе? И есть ли какие-то проблемы вообще в регулировании культурной политики в нашей Орловской области?
Телеканал «Первый Областной»

— Да. Это тоже очень серьезный вопрос. Но, кстати, хочу сразу сказать, Орловская область все-таки принципиально отличается тем, что у нас почти в каждом населенном пункте есть сельский клуб. Почти в каждом.
Другой вопрос — состояние их везде разное: где— то хуже, где— то лучше. Но тем не менее. И вот это отличает. Другой вопрос — люди, которые работают в культуре, мы им мало уделяем внимания.

У нас остается по итогам первого полугодия 2012 года решить два вопроса: повышение заработной платы работникам культуры и повышение заработной платы работникам социальных служб. Все это будет делаться за счет дополнительных источников доходов. К сожалению, предельный дефицит бюджета 2012 года решить эту проблему сразу и вот прямо сейчас не дает возможности. Но тем не менее цена вопроса — около 300 млн. — мы ее будет решать обязательно.
У нас у работников культуры, работников музейных, работников социальных служб заработная плата не дотягивает до 4 тыс. рублей. Это вообще, конечно, ни в какие ворота не лезет. Это первое. Второе. Вы, наверное, согласитесь со мной, мы можем четко сказать, что у нас лучший институт культуры. С учетом того, что сегодня материальная база его — самая лучшая в Центральной России. Это абсолютный факт.

Сегодня мы все-таки нашли возможность закончить капитальный ремонт и ввести в эксплуатацию музыкальный колледж. Замечательное учебное заведение культурное. Заканчиваем сегодня краеведческий музей. Я думаю, что мы в этом году 23 миллиона вложили в Знаменский Дворец культуры. На будущий год я сейчас у них затребовал проектно-сметную документацию — еще где-то 20—23 миллиона вложим. Будет замечательный Дворец культуры.

Я вообще мечтаю сделать программу — может быть в двенадцатом году мы притронемся к этой теме — приведения в порядок всех сельских учреждений культуры. Это касается не только клубов. Это касается библиотек. Но сами они ничего не могут сделать. У них нет никакой, даже теоретической возможности привести все это дело в порядок. На этих направлениях нам надо и дальше концентрировать ресурс. Но программу все-таки развития культуры и туризма приняли.

У нас абсолютно непочатый край работы, даже не притронулись мы к развитию туризма в Орловской области. Хотя есть замечательные направления. Есть замечательный город Болхов, есть Спасское-Лутовиново. Здесь замечательные люди родились и выросли. Есть, что показать. Есть старинный город Мценск. Есть маршруты туристические реальные. Поэтому будем дальше на это обращать более серьезное внимание. Сегодня пока, к величайшему сожалению, принцип остаточного финансирования культуры существует. Обидно говорить об этом, но это факт. Хотя за последнее время и учреждения культуры, и учреждения спорта…

Я вот не говорил в начале нашей беседы… Буквально завтра хочу съездить посмотреть: немцы закончили монтировать чашу в лучшем бассейне в Центральной России. Готов он практически. Единственное, что мы не приняли. Видимо, придется в январе рассчитываться за него. Там целая проблема. Но он готов. Красавец! Это будет уникальное учреждение. Я его не только к спортивным отношу. Там будут проводить мероприятия мирового масштаба. Хорошая водная гладь, хорошая чаша, замечательные трибуны, замечательное вообще здание.

Ну и, конечно, та же самая проблема не только с учреждениями культуры. Та же самая проблема со спортивными учреждениями. Спортивных залов не хватает, Дворцов спорта не хватает. Элементарно физкультурно— оздоровительных комплексов не хватает. Элементарно! Вот сейчас куда ни приедешь: «Дайте ФОК! Дайте ФОК!». Вот сейчас работаем с Газпромом — «Газпром — детям!», физкультурникам есть такая программа, может быть, там удастся 10—12 ФОКов взять, поставить в наших муниципальных образованиях. Я был бы искренне рад этому.

Приведу пример. Я был два месяца назад в Болхове. Подошли мамы, в том числе молодые мамы. Детей возят в Орел для того, чтобы они в хоккейной коробке в хоккей поиграли. Ну не позор? В XXI веке?! Это вот там такой был великий начальник. Все его защищали. Он такой мощный! Кириллов, кажется, фамилия. Еле избавился я от него. Пришли молодые ребята. Стоит там хоккейная коробка. Замечательная просто. Цена вопроса — копеечная. Но никто не занимался. Никому это не надо было. Может, это не в тему, то, что вы сказали, это то же самое, из той же оперы. Есть хозяин в городе, значит, решаются в том числе и эти вопросы. Я в нашем Дмитровске зашел в школу, народ собрался там. Я говорю, давайте хоть окно откроем, а то что-то душновато у вас тут. «Да что вы, — говорят, — Александр Петрович! Да вы с ума сошли! Если мы сейчас его откроем, оно туда вывалится. Мы ж его никогда не закроем». Ему, говорят, уже 50 лет, его никто не менял ни разу. Вот это все надо приводить в порядок. От этого никуда не денешься. И беда это не моя или не наша с вами в том, что не делалось это 10—15 лет назад. Наверное, свои причины были. Не знаю. Но это факт. Это материальная база доведена до такого состояния.

Да причем еще я удивляюсь нашим людям. Вот эти женщины говорят: смотрите, какая у нас лестница фасадная. Я говорю: да, красивая. Да мы, говорят, сами купили краску на свои деньги и покрасили. Учителя! Сплошь и рядом. Или в том же Болхове гимназии сто (!) лет! Затратили небольшие деньги. Кто видел, это красавица сейчас стоит. Просто глаз радуется. Поэтому будем дальше продолжать эту тему.

— Как, по вашему мнению, скажутся на дальнейшем развитии Орлов­щины результаты предстоящих президентских выборов?
Газета
«Орловская губерния»

— Вы знаете, вопрос ведь не в Орловщине. Орловщина — это частичка, небольшая частичка России. Ну, конечно, повлияют. Должны повлиять. Но мы должны понимать, все здесь сидящие образованные люди, люди, которые понимают, что проблем море, что их все равно придется решать этой власти или той власти. Ну компартия придет к власти. Что? Все равно придется решать проблемы-то. А как они будут решаться в той ситуации, которая сегодня? Надо замечать и то, что происходит в стране. При всех прочих равных условиях, при всех недостатках, которые существуют, мы должны видеть, что в стране происходит. Если взять Орловскую область, мы никогда в жизни не получали поддержку из федерального центра в том объеме, в котором мы получаем сегодня. У нас сегодня как минимум 60 прекрасно работающих предприятий. Прекрасно!
Вот я неделю назад собирал совет руководителей промышленных предприятий области. Вот у нас вы знаете, какой вопрос? Не знаю, может, я как-то с «перекусами» говорю. Мы же никого не спросили… Давайте сейчас с вами пойдем, сядем в автобус и поедем на «Ливгидромаш» или на «Ливнынасос». Там 2,5 тысячи работающих. Некоторые рабочие получают 50 тысяч и выше. У них соцпакет, у них есть все. У них база отдыха. У них прекрасные условия труда. Давайте мы их соберем и спросим: «Вам есть, что терять?». Как один скажут: «Нам есть, что терять. Вы там в политику играйте у себя, а мы должны работать, и нам не надо никаких больших перемен».

И таких заводов у нас много. Это же факт. И против этого никуда не попрешь. Это медицинский факт.
Есть и такие предприятия, где у нас проблемы. Тут рядом «Орлэкс». Находим возможности, чтобы зарплату людям выплатить, чтобы они без денег не остались под Новый год. Вот мы этим занимаемся здесь, чтобы заплатить зарплату работникам «Орлэкса». Это мое дело? Частное предприятие! А там же люди. Вот мы и занимаемся, а куда деваться? Вот и идем: в Минобороны идем, поставщиков ищем, потребителей продукции. За управляющего временного, за арбитражного управляющего работаем. Поэтому здесь оценивать так: конечно, повлияют. Куда пойдет страна? Или мы пойдем по пути национализации, или по пути развития и модернизации. Есть разница? Улавливаете? Я лично улавливаю. Попробуй, отбери сейчас у кого-нибудь что- нибудь. Я примерно представляю, что это будет. Вот это моя оценка. Я не знаю, люди же сегодня понимают четко, сегодня народ довольно цивилизованный, грамотный, у большинства по одному-два высших образования.

— На какой стадии находится разработка программы о создании регионального фонда реформирования ЖКХ? Какова ее основная концепция? Сколько все- таки придется платить самим жителям, желающим включить свои дома в программы капремонта?
Газета «Орловский вестник»

— А почему жители должны за это платить?
Вопрос очень серьезный на самом деле. Вот было много разговоров о том, что все, уважаемые коллеги, друзья, товарищи, фонд реформирования ЖКХ кончает свою деятельность. Сегодня можно с уверенностью сказать, что он будет работать до 15-го года. Это уже точно. Это — решение высшего политического руководства страны. Решения приняты. Есть постановление правительства на этот счет.

Но мы-то сегодня обязаны по этому документу создать у себя областной фонд реформирования ЖКХ. Там будем аккумулировать ресурс областной, ресурс некоммерческих организаций, через государственные частные партнерства. Т.е. мы его обязательно создадим не позднее, чем в первом квартале 2012 года.

Сейчас полным ходом идет разработка нормативной документации. Будет на этот счет вопрос рассмотрен на областном Совете. Мы внесем изменения соответствующие, и фонд мы создадим. И я вам скажу, что если за последнее время взять, то для Орловской области с фондом реформирования ЖКХ мы выстроили отношения деловые. Мы вовремя даем отчетность, вовремя, так скажем, все мероприятия выполняем, которые они от нас требуют. За последнее время, если память не изменяет, я могу ошибаться на один- два, 1400 домов отремонтировано. Это – пятиэтажные. Многоквартирные дома. Там, где занимаются этой проблемой, дома как игрушки стоят. Любо-дорого посмотреть. А там, где никто ничего не делает, страшно на них смотреть.
И потом, проблема переселения граждан с каждым годом будет все нарастать и нарастать. Вы посмотрите на наш город. Сколько того же частного сектора. Что с ним делать? Ведь с ним же придется что-то решать. А сколько пятиэтажек в центре города, в старой части города, которые стоят уже 45—50 лет. У них же нормативный срок службы заканчивается, а у некоторых уже закончился. С ними же все равно государству что-то придется делать независимо от того, приватизированы в этих домах квартиры или нет. Это — жилой фонд. Поэтому мы его создадим, наполним ресурсом на софинансирование тех денег, которые мы будем получать из фонда реформирования ЖКХ. Это очень хороший рычаг, хороший инструмент для продолжения этой весьма важной и нужной работы.

— Существует мнение, что регион недостаточно обеспечен собственной сельскохозяйственной продукцией и продуктами питания местного производства (например, в розничной сети не так много орловской молочной продукции), зато снабжает другие регионы. Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.
Сайт www.infoorel.ru

— Я вам скажу, что здесь я ни в коей мере не драматизирую ситуацию. Понятно, что если мы сейчас с вами зайдем в «Линию», «Европу», «Атолл», еще куда-то, мы увидим там продукты со всех концов. Это правда. С этим надо согласиться. Но с другой стороны, смотрите. Я уже говорил, что мы три года подряд получали неплохой урожай, достаточный для собственного потребления, абсолютно точно. Мы в этом году собрали почти 2 млн. тонн вместе с бобовыми, а для себя используем 600, максимум 700 тысяч тонн вместе с мукой. То есть у нас есть возможность увеличить обеспечение собственного населения продукцией собственного производства.

Что для этого делается? Кое-что делается. Мало, конечно. Я согласен с вами. Вот мы сейчас восстанавливаем 14 молокозаводов. Вот в Кромах лучшие сорта творога делают, по-моему, 13. Новейший завод по переработке молока. Там и масло, там и кисломолочные продукты, там и сметана разных сортов. Новейшее оборудование.
Еще два завода, я думаю, в ближайшее время инвесторы будут запускать. Переработка. Понимаете, ведь зерно не повезешь в магазин, в розничную торговлю. Туда надо везти готовый продукт. В то же время на этом фоне «Орловский бекон» стоит уже 1,5 года. Вот я сейчас хочу инвесторов привлечь. Как только там «сорвался с катушек» хозяин, и все. И стоит 1,5 года с новейшим оборудованием. Как только кто— то начинает интерес проявлять, сразу раз, взлетает цена. Вот здесь рычаги влияния, воздействия на этих людей неплохо было бы иметь. Нет их сегодня, к величайшему сожалению. Но тем не менее переработка у нас должна быть своя.

Вот сейчас мы начали делать пакетированное молоко для школ. С 1 января практически все школы его будут получать. Все ребята. Мы полтора-два года назад даже мечтать об этом не могли, хотя это элементарные вещи. У нас никто не мог эту простую, элементарную технологию сделать так, чтобы она была здесь, в Орловской области. Сегодня она есть. Но мы два-три года назад детям молоко вообще не давали. Это при всем при том, что мы считаемся сельскохозяйственным регионом, аграрным регионом. Разве это правильно? Абсолютно неправильно! Я это сразу сказал, что это неправильно. Мы нашли возможность сегодня обеспечить, причем не деля детей на своих, чужих, богатых, бедных. Ребята все одинаковые. Один будет пить молоко, а другой будет смотреть на него, что ли? Мне горячие головы предлагали: «Не надо, только для малоимущих надо, а остальным не надо». Это неправильно.

Вот переработка, которой мы сейчас вплотную занимаемся, это краеугольный камень того, чтобы на наших прилавках магазинов были нормальные орловские продукты. И посредники. Вот мы сколько сейчас — 42 или 43 магазина «Родное село» поставили! Мне говорят: «Да нет. Мы в деревне жить не хотим». А при чем тут деревня? Я туда захожу, там можно купить всё-всё свежее, всё натуральное. Никаких посредников. И люди с удовольствием покупают, и не только в Орле, но и по территории то же самое. Поэтому здесь надо двигаться вперед по пути переработки, расширения переработки.
Вот мы сейчас несколько крупорушек ввели. Я вам напомню. У нас две немецкие мельницы — сколько стояло? Лет, наверное, 5—7, не меньше. По «Пшенице-2000». Там еще сейчас разбираются. Там воровства было полно, видимо. Там нашли, кому руки погреть на этом деле. Там разберутся следственные органы. Я-то говорю об этих предприятиях, прекрасных немецких мельницах. Одна сегодня, по- моему, 250 тонн в сутки делает. Другая, в Хомутово, около 200 тонн. На той и на другой работают примерно по 70 человек. Дополнительные рабочие места. На собственном зерне. Делают прекрасную муку. И таких примеров я могу привести очень много.

Надо идти по пути расширения молочного производства, мясного скотоводства. Я уже говорил в самом начале: 10 тысяч голов ставит открытое содержание. У нас нет говядины, красного мяса нет в Орловской области. Нет вообще. Со свининой еще более-менее нормально, мяса кур недостаточно, но более-менее все-таки еще какая-то часть своей продукции. Хотя привезенного из Белгорода, из Воронежа, еще откуда-то тоже много. А говядины нет. Никакого производства. Сейчас могу вам сказать: не знаю еще — до конца переговоры не проведены. Думаю, что после Нового года братья Линники хотят поставить на откорм здесь пять тысяч голов КРС. Опять-таки, я им задаю вопрос: «Хорошо, вы здесь на нашей земле возьмете корма, откормите скотину и отвезете ее в Брянск. Там ее переработаете, и в Брянске получат платежи в бюджет, и все остальное, рабочие места. А мы что получим?». Нет, так не пойдет. Регистрируйтесь здесь. С удовольствием вам будем помогать. Регистрируйтесь, платите налоги, создавайте рабочие места и желательно переработку. Ставьте модульные заводы. А чего это вы живой скот будете возить в Брянск, там забивать на Брянском мясокомбинате? Меня это не устраивает. Это и население не устроит. Мы не решаем проблемы. А если не решается проблема, я категорически против такого проекта.

Вот если, к примеру, тот же X5Retail Group поставит распределительный центр здесь, мощный, очень мощный, тогда он не только нашу торговлю, свои точки будет снабжать продуктами питания, но и обеспечивать то, что вокруг. Очень выгодная штука. Я вот смотрел в Европе такие распределительные центры. Это просто они работают, всё расписано по минутам. Это такие машины, как «Магнит», не стоят около каждого магазина: ни пройти ни проехать. Все четко по минутам расходится. И всегда все свежее. Если мы это сделаем, будет замечательно. И тогда собственных продуктов будет больше на наших прилавках. Я в этом убежден.

— Александр Петрович, из-за непомерных процентов по кредитам находятся на грани разорения фермеры и другие мелкие сельхозпроизводители. Нам приходилось в последнее время часто с ними встречаться, особенно во время поездок в период выборной кампании. Многие находятся откровенно в стрессовом состоянии. Вот, например, Владимир Иванович Шведов, хотынецкий фермер. Он с 1993 года не смог выкупить землю. Удалось посадить очень мало картофеля в этом году именно потому, что ему в этом году просто не выдали кредиты. Коммерческие банки — Московский индустриальный, Ланта-банк — сельских производителей вообще не признают, как он сообщил нам и другие сельские производители. А в этом году кредит не дал даже Россельхозбанк. Всего-то 6 млн. рублей он попросил. Но что характерно: рядом находится московская фирма, и ей все выдается. Когда местная власть обращается помочь — естественно, бесплатно — с картофелем местным школам, то помогает он, кому кредиты не дают. Есть ли у вас рычаги воздействия как у губернатора, есть ли у государства рычаги воздействия на банки, в которых системное кредитование ставит отечественного товаропроизводителя в неравные условия? И как будут выглядеть наши орловские сельхозпроизводители, если воплотится мечта Правительства России, и наша страна вступит в ВТО. И, Александр Петрович, так как вы сами затронули самую болезненную в нашей области и для вас, наверное, тему с «Пшеницей— 2000». Насколько я знаю, если это дело не передано из Следственного управления ФСБ в Следственный комитет господину Сазину, значит, там не проходят должностные лица. И вы сейчас сами затронули эту тему. Подскажите, пожалуйста, у вас, может быть, есть какие— то сведения, вышли ли они на серьезных должностных лиц или, как всегда, там будут лица незначительные.
Газета «Искра»

— Что касается «Пшеницы-2000», я, собственно, в следствие тоже не лез. ФСБ занимается. Не знаю, какой уровень, но, по крайней мере, те, кто был у руля всего этого хозяйства в то время, основные претензии к ним. Понятно, что здесь за давностью стольких лет, конечно, есть проблемы, видимо, с доказательной базой — не знаю, я поинтересуюсь. Но меня- то это интересует, знаете, с какой точки зрения? Мне бы скорее «отмотаться» от этого дела, и чтобы скорее закрыли все эти кредиты. Мне до глубины души жалко эти деньги. Я 31 год, ну не я, кто-то другой будет платить, понятно, за пределами моей жизни. Но сейчас-то я плачу, я бы на них что-то построил, ФАП какой-нибудь. Тогда было бы не шесть ФАПов, а восемь. Вот меня с какой точки зрения это интересует. Хотя я считаю, что за каждое такое действие, такое дело должны отвечать конкретные люди. В том числе и те, кто руководил этим процессом. Тут я с вами полностью согласен. Я думаю, что передадут, потому что в этой системе — вы лучше меня знаете — это дело так не проходит. Они если уж зацепили, пока душу не вытрясут, они не закончат это хозяйство. Я надеюсь, что они разберутся там.

Хотя к кому сейчас претензии предъявлять — проблема. Я вам скажу, там у нас еще всякие есть. Сейчас мне предъявляют какой-то бензин. Кто-то там в Росрезерве получал. Я говорю: «Кто?». Наши не получали. Решение суда есть. Вы никому ничего не должны, а мне пытаются сейчас всучить, что мы должны взять ответственность за какой-то бензин, который кто-то разворовал. Зачем? Не буду я платить ничего. Будем судиться. Я им просто написал: «Передавайте в следственные органы, привлекайте тех, кто в то время этим занимался. Привлекайте».

В ВТО мы уже вступили, насколько я знаю. Но дело не в этом. Вот первый— то вопрос более серьезный. Абсолютно в корень вопрос. Как только маленькая организация, маленькое предприятие... я тут недавно был на «Электроне» в Глазуновке. Представляете, маленькая организация, работают человек 40 или 50. Одни женщины. Делают феноменальные плитки. В исполнении одноконфорочные, двухконфорочные — замечательные. Никто в России больше не делает. Нарасхват уходят, влет. Делают короба для электропроводки. У нас в Орловской области больше никто не делает. Вы думаете, кто- нибудь из наших берет? Нет. Все отправляют в Москву или еще куда-то. Наши не берут, строители в том числе. Три года я с этим бьюсь и никак не могу навести порядок. Вот здесь производим. Везут черте откуда. А это уходит в другие регионы. Это о малых предприятиях.

Теперь о фермерах. В этом году я решил пойти по такому пути — мы все-таки приняли программу поддержки фермеров. Там 600 миллионов, ни много ни мало на все эти годы. Это один путь. И второй путь: я в этом году настоял на увеличении залогового фонда. Причем этот залоговый фонд будем использовать как раз для таких случаев. Порой вот этот Шведов придет, у него заложить нечего — старый комбайн, старый трактор. Их в банке не берут, они им даром не нужны. Землю заложить не может. Она у него или в аренде, или он у пайщиков ее забрал. Тоже проблема. Или она кадастровую оценку не прошла. Или еще какая-нибудь причина. И таких причин бывает иногда очень много. Буду стоять насмерть, чтобы они получили кредиты. И вот этот залоговый фонд хочу использовать как раз для таких. Вот ему для того, чтобы 10 миллионов получить, ему надо залоговый фонд ровно 10 миллионов. Оформляется это элементарно. И тогда банк под этот залог, под нашу ответственность выдает ему кредит. И если он пролетает, тогда я уже отвечаю за этот кредит. Это нормальная схема. Она Бюджетным кодексом предусмотрена: почему бы ею не пользоваться?

Но у нас же бывает всегда наоборот. Вот в чем вы правы? А в том, что вот женщина пришла ко мне, говорит: «Дай два миллиона, я молочную переработку поставлю». Я говорю: «Дайте ей 2 миллиона, у нее есть что заложить». Через полгода проверяю. Думаете, дали? Не дали. Тысяча причин: и того не хватает, и того нет. А потом все равно она получила: по-моему, пряники делает. И уже рассчиталась. И вот эти инструменты есть, но их заставить надо работать. Вот в чем вы правы.
Тот же Фонд микрофинансирования. Почему фермер не может получить эти 6 миллионов из Фонда микрофинансирования? Может. У нас там, по-моему, на этот год 200 миллионов заложено. Но, с другой стороны, фермеры сами боятся брать, боятся, что отнимут хозяйство, отнимут последний кусок хлеба.

Вы говорите «фермер». У нас буквально год или два назад ныне работающий «Дормаш» чуть не улетел с молотка. Банки, те самые пресловутые банки хотели забрать акции в счет долгов. И что бы мы сегодня имели? Я недавно там был: огромный коллектив, прекрасное оборудование. Завод делает супермашины. Такие больше никто не делает у нас. Брянский завод там есть, который делает дорожную технику, автогрейдеры. На них страшно смотреть. Они какой-то марки 50-х годов. А сегодня «Дормаш» сделал 460 единиц техники. У него оборот уже под 1,5 миллиарда. А что говорить о мелких товаропроизводителях, которые ничем не защищены. Тут мы должны работать, найти возможность защитить их от произвола. Вот чем я призываю заниматься, и сам занимаюсь постоянно. Найти возможность защитить, особенно мелкого сельхозтоваропроизводителя, от произвола, дать ему возможность выйти на рынок.

А самое главное — дать им возможность пройти этот период весенне-полевых работ, отсеяться, обработать землю. В этом году, ладно, банки: с банками как-нибудь разберемся. У нас в этом году, я боюсь, льготного топлива не будет. Вот тогда будет проблема! Сегодня уже солярка стоит, по-моему, 32 рубля или 31. Если у нас сельхозтоваропроизводители, фермеры те же самые будут по 30— 31 рублю солярку покупать — всё. Можно на этом поставить точку.
Поэтому в этом году я настоял, чтобы мы заложили компенсацию у себя в бюджете. Потому что иначе, если не будет федеральной поддержки, мы будем вынуждены сами это делать, в том числе и за счет программы поддержки фермерства, в которой у нас заложено 600 миллионов рублей на 4 года.

А у нас фермеры работают отлично. У нас, по-моему, их 1360 нормально работающих. Вот у нас есть швед Ярл в Ливенском районе. Советую съездить. Два белобрысых мальчишки у него. Или трое уже? Прекрасно работает. Суперхозяйство. Вот именно такого, европейского класса. Он тоже говорит примерно то же самое, что и вы. Вот взял 15 миллионов, купил суперсовременный «Лексион», а теперь за голову держится. Говорит: «Собрал хлеб. Наполовину рассчитаюсь, а за половину не знаю, чем платить». Ему тоже надо помогать, потому что у него 2000 гектаров земли. Он ее должен обрабатывать. Люди там работают — вот что самое главное.

Что касается банков, конечно, рычагов влияния на них мало. Но тем не менее думаю, что в самое ближайшее время будут внесены изменения в законодательство. И вот эти банки будут примерно так же себя вести, как те организации, которые сегодня мы, к счастью, еще согласовываем, в том числе и начальников. Другого рычага пока нет.
А с другой стороны, сегодня тот же Индустриальный банк, тот же «Авангард», еще ряд банков, тот же Газпромбанк — они сегодня в сельской местности работают, работают на село, на землю, на крестьянина. Вот если бы Газпромбанка не было, я не знаю, где бы сейчас были по этому селекционно-генети­ческому центру. Дай бог, они в начале года все-таки тему с убойным заводом закроют. Я надеюсь. Поэтому влияние на них есть, конечно. У меня свои есть методы влияния, но, к сожалению величайшему, мы до каждого фермера не доходим.

Вот я сейчас буквально в январе буду их собирать всех перед весенне-полевыми работами, вместе с АККОРом. Будем разговаривать. Я по натуре примерно такой же, как и они, потому что с сельским хозяйством немало лет жизни связано. Я понимаю, как им тяжело. Вот едешь — страшно смотреть: он на этом «Беларусе», которому 30 лет, еще умудряется пахать. Меня всегда это удивляло: «Вот я его подлатаю, не надо мне новый, дорогой». Вот ведь как рассуждает! Конечно, какая там цивилизация, где мы там с новыми технологиями пойдем! Никуда мы не пойдем. Поэтому будем находить точки соприкосновения, в том числе и с банками. И вообще, кредитование — проблема очень серьезная. И не только мелких товаропроизводителей. Вообще проблема в целом.

— Со следующего года полномочия в сфере здравоохранения переходят на региональный уровень. Это как-то отразится на финансировании отрасли, на медицинском обслуживании населения в целом?
Газета «Мценский край»

— Конечно. Я вам сразу должен сказать: это решение непростое, особенно для областного бюджета. Достаточно сказать, что мы все учреждения здравоохранения забираем на областной уровень без денег. То есть это полномочия по содержанию всей нашей медицины (полностью 100%).

Допустим, по городу Орлу это где-то около 460 млн. рублей теперь должно пойти на развитие города, на другие мероприятия, на другие направления. Тем не менее всё здравоохранение Орловской области — почти 1,8 млрд. рублей. Это то, что мы должны потратить на содержание из областного бюджета. Это наши дополнительные бюджетные обязательства.
С другой стороны, то, что мы сегодня делаем в Орловской области в здравоохранении, вообще беспрецедентно, никогда такого не было. Сегодня идет капитальный ремонт Орловской областной клинической больницы, Орловского перинатального центра, Детской областной клинической больницы, ряда поликлиник. Но даже не это главное. Главное — это то, что почти 4 млрд. рублей до 2013 года будет потрачено на приведение в порядок материальной базы здравоохранения.

Это и участковые больницы, и центральные районные больницы, и поликлиники. 1,4 млрд. рублей мы должны потратить на укрепление материальной базы (кровати, тумбочки, оборудование).
Буквально за последнее время для лечения сер­дечно-сосудистых заболеваний мы приобрели такие аппараты, которых орловская медицина никогда не видела.

В этом году мы по направлению онкологии проторговали около 480 млн. рублей — это новейшее оборудование, которое сейчас уже поступает. Сегодня я с удовлетворением могу сказать, что у нас оборудование, которое мы купили для онкологии, примерно на 35% дешевле, чем у соседей. Мы не можем допустить, чтобы одно и то же оборудование в одном месте покупали за 120 млн. рублей, а в другом месте — за 30 или 40 млн. рублей. Экономия от торгов по онкологии составила около 92 млн. рублей, и мы будем торговать ее в будущем году. Значит, еще что-то купим дополнительно из оборудования на эти сэкономленные средства. Вот к чему я стремился все это время.

Медицина будет обязательно развиваться. А самое главное — качество оказания медицинской помощи. Например, в Орле нужно три или четыре реанимобиля. А у нас только два. А в районах они есть только там, где созданы центры медицинского обслуживания населения. Поэтому мы теряем людей с серьезными сердечно-сосу­дис­тыми заболеваниями.
Сегодня развивается телевизионная медицина, она оправдывает себя. Как-то я стоял около часа с молодым реаниматологом, который консультировал по компьютеру через оптико-волоконную связь врачей, оказывающих помощь больному, находившемуся в тяжелом состоянии. Качество оказания медицинской помощи у нас будет улучшаться, потому что мы вкладываем туда очень серьезные деньги. Никогда такого не было. Будем работать. Скоро мы запустим больницу им. Семашко, это будет гордость Орловской области. Там 12 операционных! Кроме этого в 2013 году будет достроен новый корпус Орловской областной клинической больницы. Это будет уникальное лечебное учреждение, корпус по оказанию высокотехнологичной помощи. Направление, которое мы обязаны развивать обязательно. Вместе с оборудованием туда надо 3 млрд. рублей. Я надеюсь, что мы тут поработаем с федеральным центром, и они должны нам помочь.

— После выборов мы видим всплеск гражданской активности или тех людей, которые считают себя представителями гражданского общества. У нас сейчас есть очень много общественных организаций молодежи, которые занимаются уборкой мусора просто по велению души и сердца. У нас есть благотворительные организации, которые не просят денег ни у кого, сами их ищут, оказывают помощь сиротам и детям из малоимущих семей. У нас есть некоммерческие общественные организации в ЖКХ, которые сегодня показывают пример, как ответственные граждане своей страны могут содержать свой дом и дворовую территорию. Между тем, как сказал в своем последнем Послании Президент России, активные граждане с активной гражданской позицией должны иметь возможность участвовать в политике. Нам есть что сказать. Нужны общественные площадки, где мы могли бы обмениваться мнениями. В этой связи я хочу вспомнить нашу Общественную палату, областную и городскую. Не пора ли нам поменять нашу Общественную палату, которую уже будем формировать мы, гражданское общество, а не власть? Мы будем делать экспертизу проектов власти, каких-то решений, давать заключения и предостерегать власть от того, что она может сделать плохо. Потому что тот, кто сегодня принимает решение, в том числе и в Общественной палате, они, как я предполагаю, живут на какой-то орловской Рублевке и видят жизнь города из своих автомобилей. Как вы относитесь к тому, чтобы увеличить гранты некоммерческим организациям, которые занимаются действительно реальными вопросами, направленными на благо жителей нашего города и области. Вчера был круглый стол по вопросам муниципальных образований, и я там услышала, что 14 млн. рублей грантов там не знают куда деть. Я возглавляю общественную некоммерческую организацию. Мне нужен приемлемый грант, ваша политическая воля, энергия и мозг нашей некоммерческой организации. Я вам гарантирую, что через год в Орле проблемы электроснабжения мест общего пользования не будет. Я вам передаю письмо со своими предложениями. И, я надеюсь, мы сможем решить много вопросов, полезных для наших жителей.
Газета «Орловская среда»

— Абсолютно, как это говорят, не в бровь, а в глаз. У нас, правда, Рублевки тут нет никакой в Орловской области, слава тебе, Господи. Но тем не менее это абсолютная правда. Я с удовольствием посмотрю то, что вы мне передадите. То, что касается в перспективе близкой очень, мы порешаем это быстро, оперативно. Если что-то требует рассмотрения дополнительно, будем рассматривать дополнительно. Это вот первое.

Что касается Общественной палаты. У нас в Общественную палату входит 100 общественных организаций. А всего у нас их 900. Исходя из этой арифметики, конечно, вы абсолютно правы: где эти 100 и где эти 900? И как остальные 800 влияют на те решения? Скажу вам честно: я за три года работы, по крайней мере, не получил ни одного заключения на те проекты, на те законы, на те постановления, распоряжения, которые выпускаю за период своей деятельности на посту губернатора. Это подтверждает 100% то, что Общественная палата сегодня это такая аморфная структура, которая, конечно, реального влияния ни на что не оказывает. Это нетерпимая штука.

Видимо, здесь надо не просто так, в кулуарах, решать проблемы. А смотреть в том числе и на наших старших братьев. Насколько я знаю, в Российской Федерации эту Общественную палату очень здорово поменяли. В том числе и начальство, по-моему, там поменяли. Надо у нас здесь посмотреть, а почему бы нет? Если вы в своих предложениях поднимаете эту тему, я буду базироваться на них и попрошу проработать все это хозяйство. Больше вам скажу: сегодня термин «справедливость» очень подходит к этим организациям некоммерческим, частно-государственного партнерства, которые ближе к тем людям. И люди, главное, ближе к этой категории, они больше им доверяют. Это абсолютно точно. Потому что чиновник сегодня любого ранга — он уже, так скажем, порой является такой персоной, которая вообще... как только упоминание идет, так сразу начинается аллергия у некоторых товарищей. Наверное, имеет почву под собой, наверное, это где-то оправданно. Есть такие чиновники, которые не могут, во-первых, разговаривать с людьми по-человечески, а во-вторых, вести себя правильно. И не путать, в том числе и карманы. Давайте с Общественной палатой посмотрим. Сейчас выборы впереди. Я опять не хочу никак это дело интерпретировать, но они будут. У нас там будет очень много кандидатов. И люди же будут смотреть, кому кто больше импонирует. И вот как раз те группы населения, которые имеют отношение к этим организациям общественным, а я еще раз повторяю: их у нас 900, вот они как раз решающее значение будут иметь.

У нас, абсолютно точно могу сказать, люди больше доверяют директору, допустим, академического театра, чем главе района в городе. Или директору какой-то управляющей компании, которая квитки каждый день меняет. В зависимости от того, насколько выгодно. То 700 рублей поставит, то 3700 ни с того ни с сего за места общего пользования. Поэтому люди-то четко понимают, к кому у них больше доверия. Это абсолютно точно. С другой стороны, все представители, в том числе и общественности, организаций госу­дар­ственно-частного партнерства, они не имеют доступа к власти и к реальным ресурсам. И получается так, что тупиковая ситуация: они вроде бы и должны влиять на что-то, а проблемы решать не могут, потому что ресурса нет. Вот тут надо в этой каше разбираться. Честно скажу: не задумывался над этим вопросом. Как-то не доходили, как говорят, руки до этого дела. Спасибо Вам за вопрос!

Полный текст пресс-конференции читайте на сайте Орел-регион.рф


30.12.2011 08:10

Похожие новости

27 декабря в Москве полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе Олег Говорун вручил государственные награды работникам организаций и учреждений регионов, входящих в состав Центрального федерального округа.  
Губернатор Орловской области: «Поставленные Президентом страны задачи касаются основополагающих вопросов развития государства и общества. Нам предстоит непосредственно включиться в их решение в рамках своей компетенции. И каждый из нас понесет свою персональную ответственность».  
Более 63,2 млн. рублей субсидий из областного и федерального бюджетов получат молодые семьи — участники долгосрочной областной целевой программы «Обеспечение жильем молодых семей на 2011—2015 годы».  
Дорогие ветераны Великой Отечественной войны, жители города и области! Поздравляю вас с 70-й годовщиной со дня освобождения Ливен от фашистских захватчиков!  
В ее работе приняли участие Губернатор Орловской области, председатель антитеррористической комиссии А.П. Козлов, члены регионального Правительства, председатель областного Совета народных депутатов Л.С. Музалевский, руководители правоохранительных и силовых структур, ряда муниципальных образований, объектов транспортной инфраструктуры.