ИСТОРИЯ


Отшельник

В Малоархангельском районе живёт человек, который ушёл от мирской суеты... Его жилище обнаружил инспектор по охране леса, когда делал плановый обход вверенной ему территории. В лесу на пригорке среди берёз, дубов и сосен он заметил какую-то деревянную постройку и землянку, тогда и познакомился с отшельником из Малоархангельского района.



Цель

Инспектор Кленышев, который показывал дорогу в лесу, предупредил, что монах Никодим (так зовут отшельника) старается избегать контактов с людьми, тем более с журналистами, а с женщинами категорически не хочет общаться. Я приуныла. Вопросы о бессмертии души, о смысле жизни ведь иначе осмысливаются в уединении.
Пришлось схитрить. Объяснила: мол, вместе с инспектором по лесным делам ходим. Настроилась сидеть у порога.
Вот из сторожки вышел человек небольшого роста с бородой, глаза добрые и взгляд приветливый. К удивлению, разрешил мне пройти в его жилище.

Деревянный домик Никодима небольшой, но в нём есть всё необходимое для отшельнической жизни: молельная комната, келья, кухня, подвал для хранения овощей, круп и других продуктов, даже есть что-то вроде небольшой террасы, где лежит инструмент. И везде-везде иконы, в основном написанные на бумаге, на картоне, приклеенные на дерево.
Мне разрешили войти в святая-святых — в комнату для молитв и одновременно библиотеку. Это крошечное помещение, где вместились только маленькая деревянная кушетка, стул и несколько полок с православной литературой. На стенах — иконы, рукописные молитвы. Горит свеча.

Здесь хозяин проводит большую часть времени. Спит обычно столько, сколько требуется для поддержания сил — бывает, по 5 часов, а бывает, и по 8.
Спустились мы и в подвал. Крутые ступеньки, укреплённые аккуратно обтёсанными бревнами, ведут глубоко вниз. Здесь хранятся припасы. Мешок с картошкой, крупы, банки с огурцами, помидорами. Вот, пожалуй, и весь рацион отшельника. Летом на столе ещё грибы появляются.

Часть времени у монаха уходит на то, чтобы наносить воды, собрать валежник для растопки печки, на другие хозяйственные работы. У Никодима есть цель: возвести часовенку в честь Матери Божией. Не совсем в одиночку, конечно. Есть у него духовные братья, с которыми он познакомился ещё в Коренной пустыни, они иногда помогают с продуктами, одеждой, помогут и с кирпичом, и с деревом.

В ожидании судного дня

От предложенного чая с чабрецом, заваренного на чистой родниковой воде, не отказались. На самодельный деревянный стол легла светлая скатерть, на ней появились металлические кружки, орехи, мёд. Себе Никодим чаю не налил, сославшись на то, что уже трапезничал.
— Не тяжело ли было оставить родных и друзей и удалиться сначала в Коренную пустынь, а потом и вовсе с глаз людских?
Он ответил коротко:
— Моя родина — это небо, мои родственники — все святые. Если человек дружит с Богом, то он и мой друг. А если нет, то...
О своём мирском образовании монах отозвался неохотно: «И что мне дало это образование? Ну любил я алгебру, а зачем она мне? Чтобы грехи свои подсчитывать?».
Из всех достижений техники заметила только часы на полке.
— А вам можно смотреть телевизор, ну если предположить, что он у вас есть?
— Как сказал один апостол, всё можно, но не всё полезно.
Я осторожно спросила:
— Что должно произойти в жизни человека, чтобы он принял решение уединиться от людей.
— Я грешил в мирской жизни, как и все миряне, — коротко ответил Никодим. — Но Бог распорядился так, что я нашёл к нему дорогу.
— В чём же по-вашему смысл жизни?
— На земле мы готовим себя к будущей вечной жизни. И если вы о ней ничего не знаете, это не значит, что её нет. Вот простой пример: запах — вы его не видите, но он же существует, — монах улыбнулся. — И другого смысла жизни даже не ищите, всё равно не найдёте. Всё другое — ложь.
...Никодим проводил нас до калитки, на которой висела икона с изображением Страшного суда. Уж на что на что, а на райскую жизнь точно рассчитывать нечего. Но монах поправил:
— У вас ещё есть время покаяться и уверовать.
Пришлось признаться, что из газеты. Последовало некоторое замешательство, а потом Никодим сказал просто и тихо: «На всё воля Божья». Пожелав друг другу здоровья, распрощались.


11.01.2012 07:46

Похожие новости

Утраченная родина Почему Санкт-Петербургского генерал-губернатора на Орловщине похоронили Могилу Петра Эссена в Шаблыкинском районе уже не отыскать...  
Техника без молодёжи Валерий Бородянец придумал комнату «Чудеса таинственной физики», чтобы искать и выращивать будущих Кулибиных Три года назад во Дворце пионеров и школьников имени Ю.А. Гагарина появилась комната занимательной науки. А организатор всех волшебных чудес — инженер-механик точного приборостроения, лётчик-планерист, мастер спорта СССР по планеризму Валерий Бородянец, который многие годы руководил во дворце различными техническими кружками.  
Человек из ЛЭПии Выбрав дело по душе, он посвятил ему всю жизнь Он мечтал стать энергетиком. И стал почётным работником топливно-энергетического комплекса, почётным энергетиком, заслуженным работником Единой энергосистемы России, ветераном энергетики.  
Роль второго плана Галины Седышевой Достижения цитолога-генетика Седышевой и еЁ коллег ознаменовали новую эру в мировой селекции Есть еще категория людей, для которых в работе не деньги главное, и даже не почести, а моральное удовлетворение. Когда шаг за шагом приближаешься к намеченной цели, вкладывая знания и душу, видишь результат своего труда — это и есть для них высшая награда. Доктор сельскохозяйственных наук Всероссийского НИИ селекции плодовых культур Галина Седышева относится к этой редкой ныне категории людей.  
Забытый подвиг Как полуэскадрон штаб-ротмистра Цурикова воевал с 50-тысячной турецкой армией В конце апреля 1877 года (только-только началась Русско-турецкая война) к карачевскому помещику Андрею Цурикову, постоянно проживавшему в своём имении Девять Дубов (ныне — село в Хотынецком районе) приехал в отпуск сын Николай, служивший сапёрным офицером: «Отец, благословите, невесту себе я нашёл, добрая, красивая и из хорошей семьи.». Вместо ответа жениху Андрей Афанасьевич отправил телеграмму на имя главнокомандующего русской армией, Великого Князя Николая Николаевича, прося его, как милости, ввиду того, что три его сына-офицера уже выступают на театр военных действий с Турцией, перевести и четвёртого в ряды действующей армии. И вместо венца младший из четырёх братьев поехал за Дунай. Вот так глава рода Цуриковых, бывший поручик Лубенского гусарского полка, понимал патриотизм в действии, и этому пониманию следовали все его сыновья-офицеры.