ОБО ВСЁМ


Три судьбы Валерия Опалькова

В наше время прокурор становится не столько обвинителем, сколько защитником человека под сенью закона Наше восприятие прокурорского работника остается неизменным десятилетиями. Не последнюю роль сыграли в этом и кинодокументалисты, тиражирующие образ государственного обвинителя. Умело нагоняет страх на публику наш брат, газетчик, да и на телевидении и в художественных фильмах прокурора частенько показывают весьма стереотипно — как жесткого предъявителя вины.



Три судьбы Валерия Опалькова Советская школа

Валерий Опальков за 37 лет работы в органах прокуратуры как бы трижды заново родился. Это как три судьбы одного человека в одной профессии. При этом внешняя форма, да и «становой хребет» его деятельности в прокуратуре остаётся неизменным — стоять на охране конституции и законов. Вернее, их применения в нашей повседневной личной, а более всего — общественной жизни.

Первый заместитель прокурора области Валерий Опальков как раз из того поколения, которому довелось жить и работать в трёх исторических формациях, которые за последние десятилетия пережила Россия.
После окончания юрфака Воронежского университета он был направлен в распоряжение Орловской областной прокуратуры — как оказалось, на всю оставшуюся жизнь.

В советские семидесятые годы профессия не очень-то ценилась в обществе, а партийный диктат попросту сводил эту работу в «непочетную ссылку». Зарплаты были мизерные, а ютились они в каких-нибудь малоприспособленных помещениях. Вот и прокуратура области располагалась в полуподвальном помещении — буквально там, где сегодня памятник Дзержинскому у здания ФСБ.

Перемены, причем со скандалом, начались в 1977 году, когда прокурор области Георгий Пономарев попросту отобрал здание у тогдашнего сельскохозяйственного института. Этого человека с сильным характером Валерий Павлович не раз вспоминал по жизни и брал с него пример. Внешне Опальков, конечно, мягок, как пластилин. Почти домашний человек. Пока дело не касается службы. Потому что на службе в нём просыпаются стойкие качества характера и школа орловской прокуратуры, которую он прошел у выдающихся специалистов.

Пономарёву, кстати, его независимость и «пробивной» характер не простили. Первый секретарь обкома партии Федор Мешков прокурором был недоволен, и в 1979 году, как только исполнилось Георгию Николаевичу 60 лет, его с «почетом» проводили на пенсию. Но такая судьба ждала многих верных закону работников прокуратуры в тот, советский, период службы Опалькова. Это и была школа мужества и профессионального роста.

В 1975 году Опальков занимался делом знаменитого винно-водочного «погребка» на Ленинской — в отношении директора было возбуждено уголовное дело за хищения в особо крупных размерах. Женщины изымали средства — более 20 тыс. рублей, а потом попросту пропивали «как зря». У них появились покровители, которые всячески пытались надавить на следователя. В конце концов незадачливые торговцы были все же осуждены.

Было нашумевшее дело по детской колонии несовершеннолетних, располагавшейся тогда на территории Успенского монастыря — в 1977 году здесь произошли два бунта, несколько убийств.
В колонии жестоко и беспричинно избивали ребят, это накопилось и переросло в бунты, с убийством друг друга и сотрудников. А на деле во всем повинен был начальник колонии Фалин — на первый взгляд, добродушный дядька. Приходит к нему воспитанник с жалобой на сотрудника. Тот выслушает, обещает разобраться. А потом воспитывает сотрудника: «Как ты допустил, что какой-то сопляк жалуется на тебя? Значит, ты его бил мало — иди отсюда и работай над ошибками». И сотрудник продолжал измываться над детьми. Били ни за что. Однако уже в суде дело в отношении руководства колонии, несмотря на позицию прокуратуры, было спущено на тормозах.

Не менее важным этапом своей жизни Опальков считает работу прокурором следственного отдела облпрокуратуры — как зональный прокурор он осуществлял надзор за работой районных прокуратур. В отделе прошел огромную школу у корифеев, таких, например, как Арон Цырлин, который был военным прокурором в годы Великой Отечественной, а в освобождённом Орле воевал с бандами, орудовавшими в городе почище «Черной кошки» из фильма «Место встречи изменить нельзя». Такие, как Цырлин, были «глыбой по отношению к делу».

Впрочем, и авторитет прокурорских «глыб» не мешал партии коммунистов во всё вмешиваться. Это объясняли партийным контролем за карательными и судебными органами, и прокуратура — якобы независимый орган надзора за соблюдением законности в стране — попала под партийный контроль.
Например, в годы работы Опалькова в прокуратуре города были уголовные дела по припискам в «Орелстрое». Непосредственному начальнику Опалькова — прокурору города Курашёву — звонок: «Вас приглашает секретарь обкома партии Миронов». Курашёв берет том дела, прощается со всеми: «Возможно, что завтра я уже не буду прокурором, а вернусь обычным человеком, без должности».

Дело было к вечеру. Утром встречаются, а Курашёв радостный: беседа прошла, на удивление, объективно. Выслушал. Привлекались заместители руководителя «Орелстроя» за приписки в 1983—1984 годах. Сказал, что прокуратура на правильном пути, и главное, чтобы был объективный подход — без каких-либо натяжек.
Дело прошло через суд, дали в основном условно, поскольку и статья-то была «нежестокая».
Потом Валерию Павловичу пришлось испытать на себе меру партийного контроля, когда был приглашен на работу в отдел административных органов обкома КПСС.

Бремя перемен

Тем не менее административная школа помогла Валерию Павловичу в самые трудные — переходные — годы развития молодой российской демократии. На острие законодательной оценки политических событий он оказался в перестроечные 1989—1993 годы, когда как прокурор города Орла практически ежедневно сталкивался с новыми законодательными инициативами горсовета. А ведь в горсовете было 200 депутатов, и большинство пришли на волне весьма наивных представлений о демократии. Тем более что Ельцин призывал подчиняться не законам Союза, а российским.

Это был сложнейший период, поэтому надо было аккуратно перейти к новому российскому законодательству.
Мозги кипели: много работали, чтобы законы соответствовали союзному законодательству. Выносили протесты, в которых подробно описывалось, что надо сделать. И сегодня законотворчество органов власти — сложнейшая работа. С начала 90-х больше выносили протестов по нормативно-правовым актам областного Совета.

Возможно, этот опыт и стал основой для назначения Опалькова начальником отдела по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов облпрокуратуры. Это означало бесконечную борьбу с привыкшей к всевластию бюрократией и возвращение в русло федерального законодательства непомерных амбиций новой местной демократии, которая на областном уровне представляла собой бывших партаппаратчиков или обласканных властью хозяйственников. Правда, в 2003 году прокуратуру лишили права обращаться в суд по отмене законодательных актов, противоречащих федеральному закону, и это ограничение нанесло достаточно серьёзный вред процессу формирования гражданского общества.

Защитить новую россию

Фактически только с приходом нового губернатора области Александра Козлова и прокурора области Воробьева понятие открытости власти и доступности для народа стало приобретать настоящее демократическое значение. В области не только развернулась непримиримая борьба с коррупцией, но и активно создаются условия для исполнения требований Федерального закона от 26.12.2006 г. № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». В этом году, например, была заблаговременно завершена работа по формированию плана проведения проверок контролирующими органами области на 2012 год.

В общественном сознании еще не сформировалось понимание того, что прокуратура защищает бизнес, да и в целом экономическое пространство от несанкционированного вмешательства чиновников, в том числе тех, кто пытается отщипнуть от чужой прибыли в свою пользу. Как говорил Д. Медведев, «хватит кошмарить бизнес».
Чтобы не кошмарили не только бизнес, но и общество в целом, прокуратура сегодня открыта для для всех желающих утвердить закон в своей жизни. Как всей жизнью его утверждает прокурор Валерий Опальков.


11.01.2012 09:11

Похожие новости

Малыши из городского дома ребенка получили в подарок на Новый год красочные книги и сладкие подарки.  
Управление ФСБ и Академия ФСО России поздравили с наступающим Новым годом воспитанников Мценского детского дома-школы.  
Детям на радость 29 декабря сотрудники «Орловской правды» вручили подарки победителям акции «Здравствуй, Дедушка Мороз!» Несколько недель кудесник из Великого Устюга принимал письма от детей Орловщины. Они публиковались на страницах «Орловской правды». Для поздравления мудрый волшебник выбрал многодетную семью Никулиных из села Крутого Колпнянского района. О себе, своих родных и о подарках, которые мечтает получить детвора, рассказала десятилетняя Настенька.  
Газета «Орловская правда» объявляет конкурс для очаро­вательных Татьян.  
Воспитанники дмитровского социально-реабилитационного центра «Серпантин» принимали поздравления с Новым годом.