КУЛЬТУРА


Максим Леонидов: Делать нужно только то, что любишь…

В этом году известный музыкант и актёр Максим Леонидов отметил своё 50-летие Участник и один из основателей «ленинградской четверки» — суперпопулярной в 80-е годы бит-группы «Секрет» — умеет уходить и не оборачиваться: в начале 90-х он уехал в Израиль, чтобы начать все с чистого листа. Его по праву можно назвать счастливым человеком: тихая гавань и любящие друзья у него есть, гастрольный и концертный график у него расписан, да и свою «девочку-виденье» он обрел так же, как и смысл жизни.



Максим Леонидов:  Делать нужно только то, что любишь… Этапные события

— Максим, как вы думаете, можно ли считать 50-летие какой-то этапной датой?

— Бог знает… Новый этап может начаться не обязательно в 50 лет. Я бы привязывался не к юбилейным датам, а к событиям, которые обозначают тот или иной период. Конечно, каждому возрасту свойственен свой взгляд на мир: 50-летний не может смотреть на жизнь так же, как и 25-летний.

— Давайте тогда вернемся к этапным событиям вашей юности. Как получилось так, что вы, получив музыкальное образование, потом поступили в театральный вуз? Повлияла среда, то, что вы родились в театральной семье?

— Это семейное, да. Поскольку я рос не среди стоматологов, то я и не пошел в зубные врачи.

— Вы служили в армии вместе с Николаем Фоменко. Как вы считаете, для современного молодого человека армия — необходимость?

— Я так не считаю. Если тебе повезло, то ты попадаешь в хорошие руки, и служба становится чем-то увлекательным. Если ты преодолевал себя, участвовал в учениях, прыгал с парашютом, то, да, это пойдет тебе на пользу. Если же ты год красил забор и впитал все самое отвратительное, что есть в нашей армии, — подхалимаж, чинопочитание, хамство, ложь — то в этом нет ничего хорошего!

«У нас был свой «Секрет»…

— Как родилась идея создания бит-группы «Секрет»? Кто был инициатором?

— Конечно, инициатором был Николай Фоменко. Он был мотором — если бы не он, то никакой бы группы не было. Всю жизнь Коля умеет добиваться поставленных перед собой целей. В нашей группе он был «социальным двигателем», потому что я в этом смысле ленивый: я не умею и не хочу заводить знакомства, пробиваться — а при нем даже я как-то всем этим занимался!

— Как складывались ваши с Николаем взаимоотношения в группе «Секрет»?

— Мы поступили, как Станиславский с Немировичем-Данченко: договорились, что у каждого из нас будет право вето. В том, что касается социальной политики в группе, рекламы и внешних связей — право вето будет принадлежать Коле Фоменко, а в том, что касается творчества — право вето за мной. Так мы договорились, но ни разу за все существование группы никто этим правом не воспользовался. Но договариваться надо на берегу, что мы и сделали.

— Как получилось так, что группа «Секрет» распалась?

— Сначала я ушел из нее… А потом уже она распалась...

— С чем был связан ваш уход, с внутренним состоянием?

— Да, только с ним. Мне в один момент это занятие перестало приносить радость. Все, что мог дать мне «Секрет», он дал. «Секрет» был хорош таким, какой он был. Это было мило и здорово, пока нам было по 20-25 лет, но, когда мы стали уже превращаться в мужчин, нужно было что-то менять, а на «менять» нас не хватало. Мы были готовы это сделать, но вместе не получилось бы. Я просто первый это понял.

Эмиграция, или жизнь с чистого листа

— А потом вы уехали в Израиль. Как пришло такое решение?

— Если я что-то делаю, то стараюсь делать по максимуму. Уезжать — так в Израиль, начинать — так с чистого листа, там, где тебя не знают и за тобой нет шлейфа, тянущегося из прошлого. Кастанеда призывал время от времени стирать личную историю, я воспользовался его советом. Эмиграция тогда была абсолютным стиранием своей истории. Но я немножко лукавлю: в Израиле меня знали. На мой приезд отреагировали некоторые газеты, чуть-чуть пошумели и забыли... Мне было очень интересно заново доказывать, что я что-то из себя представляю.
— Вы приехали и… С чего начинали творческую деятельность на новых просторах?

— Мы объявили конкурс: опубликовали в газетах информацию о том, что Максим Леонидов собирает коллектив. На аудишн к нам пришло огромное количество музыкантов. Собрали коллектив, начали репетировать... Потом я попал в вечернее ТВ-шоу, там меня увидели представители двух студий звукозаписи, и от обеих я получил предложение заключить контракт. С одной я его подписал, мы выпустили пластинку...

— «Maxim»?

— Да, ее. И после этого посыпались различные предложения: театральные, музыкальные...

— Вы когда-нибудь ради роли поступались своими принципами?

— Нет. Но я не особо горжусь, что я такой принципиальный. Есть люди, которые делают то, что не любят, только из-за денег — я так не могу. Это ужасный путь, разрушающий изнутри. Когда творческий человек делает то, что не любит, это предательство самого себя и уничтожение собственной души. А это преступление.

Дела семейные и творческие

— У вас двое детей: Машенька, которой вы посвятили альбом «Мир для Марии», и Леня. Будете ли вы их направлять в творческую музыкальную область?

— Направлять — буду, давить — ни в коем случае. Когда у человека есть возможность попробовать себя в разных областях и понять, что и где у него получается — это хорошо.

— У вас напряженный график: и в московском театре «Et Cetera» в мюзикле «Продюсеры» играете, и на гастроли приходится ездить... Остается ли время на семью?

— Мне хватает — я же не все время в разъездах. Бывает так, что и неделю дома сижу, никуда не езжу, ни на какие мероприятия. Да и потом, поездки у меня не длинные: вот вчера приехал в Москву, завтра улетаю в Ереван на два дня…

— Поездки — это всегда новые впечатления, а от них зависит вдохновение. Максим, как рождаются ваши песни?

— У меня нет никакого рецепта.

— Некоторые творческие люди предпочитают работать ночью. Ваше вдохновение зависит от времени суток?

— Нет. Но бывает такое, что посреди ночи у меня возникает потребность встать и пойти срочно что-то записать. Иногда что-то приходит за рулем, иногда в ванной. Если человек настроен на какую-то волну, то это может происходить абсолютно в любой момент.

— Что для вас является смыслом жизни?

— Хороший вопрос… Я думаю, в жизни нет потаенного смысла. Она сама по себе прекрасна. Жизнь сама по себе и есть смысл, и не надо ничего в ней искать. Надо ступить на свой путь. Как только человек выйдет на свой собственный путь и перестанет подражать другим, реализует себя — тогда он не зря жил на этой земле.


23.05.2012 13:13

Похожие новости

23 мая в 16 часов в Орловском краеведческом музее открывается выставка «Недаром помнит вся Россия ...», посвященная 200-летию Отечественной войны 1812 года.  
21.05.2012 07:54
18 мая Орловский музей изобразительных искусств будет открыт для бесплатного посещения почти до полуночи.  
Звёзды бродвейских мюзиклов выступили в Орле и побродили по местным магазинам 5 мая зрительный зал театра «Свободное пространство» пестрел шикарными букетами алых и белых роз — в Орел приехали звезды бродвейских мюзиклов Дмитрий Ермак и Наталья Быстрова. Для Димы этот театр — родной, здесь много лет он работал актером, а теперь впервые выступил на родной сцене в качестве певца. Перед концертом с Дмитрием побеседовал наш корреспондент.  
Лариса Долина  обиделась на орловцев Узнав, что на ее концерт с новой программой «Сны экстраверта», намеченный на 30 апреля, купили всего 300 билетов, да и то самых дешевых, певица честно призналась: расстроена. Уж никак звезда не ожидала, что в Орле ее творчеством не особенно интересуются. Естественно, концерт отменили.  
Музыкальный  юбилей Старейшее музыкальное учебное заведение страны отпраздновало 135-й день рождения.