ОБО ВСЁМ


Безымянная высота

На выезде из села колонна попала под обстрел. «Духи» стреляли из китайских гранатомётов. Бой длился тридцать минут. В его жизни он стал первым Полковник Юрий Мещеряков в пограничных войсках отслужил 34 года, 14 из них — за пределами России. В его жизни было три важных этапа: служба на советско-китайской границе, Афганистан и Кыргызстан. Он автор трех учебников. Два из них под грифом «секретно». «Орловская правда» стала первым изданием, с которым ветеран согласился пообщаться.



Безымянная высота При царе-батюшке

Юрий Викторович родился 12 апреля 1950 года в городе Фрунзе, ныне Бишкек — столица Республики Кыргызстан. Его родители, как и многие другие советские комсомольцы, приехали в Среднюю Азию на ударные стройки. В те давние годы Фрунзе воплощал в себе сплав восточной и русской культур. На улицах жарили ароматный плов, варили аппетитные манты, дехкане на базарах бойко торговали сочными дынями и персиками. А вечерами звучала русская гармонь, молодежь шла в кино и на танцы. Тогда еще были живы казаки, приехавшие в Киргизию при царе-батюшке охранять границу.

Юрий Мещеряков, как и многие его сверстники, мечтал о военной службе. В 1967 году он с волнением сел в поезд и приехал в столицу советского Казахстана — Алма-Ату. Там располагалось Высшее командное пограничное училище КГБ при Совете Министров СССР. Таких военно-учебных заведений в Советском Союзе было всего два. В них принимали только лучших, с проверенной биографией. Четыре года учебы пронеслись незаметно. Вместе с дипломом Юрий Мещеряков получил лейтенантские погоны. «Куда направят служить?» — задавали вопрос курсанты. Тогда считалось престижно служить на западных границах СССР, а также на Курилах и Камчатке, которые славились икрой. Но для лейтенанта Мещерякова и 19 его однокурсников приказ прозвучал лаконично: «Амурская область» — советско-китайская граница.

Над Амуром тучи ходят хмуро

Рассказывает Юрий Викторович Мещеряков:

— СССР и Китай считались братьями навек. После окончания Великой Отечественной войны советское руководство направило в Китай сотни специалистов, тысячи эшелонов с продовольствием и сельхозтехникой. При этом свое население голодало. При Хрущеве отношения с великим Мао начали портиться, а при Брежневе — в марте 1969-го — случился военный конфликт на острове Даманский. После этих трагических событий советское правительство начало спешно обустраивать границу. Кадров остро не хватало. Обстановка на границе была сложной. Китайская сторона постоянно совершала провокации.

15 июля 1971 года лейтенант Юрий Мещеряков с чемоданом в руке вышел на железнодорожной станции Сковородино. Оттуда молодых офицеров привезли в поселок Джалинда. И вот здесь у Юрия Викторовича впервые защемило сердце. Здесь было как в знаменитой песне: «Над Амуром тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят». В Джалинде к его чемодану добавилась кобура с пистолетом.

До места службы — заставы «Перемыкино» — лейтенант Мещеряков добрался на катере. Другого транспорта в этих местах летом не было. Пока катер рассекал водную гладь Амура, Юрий Викторович вглядывался в противоположный берег. Там начинался Китай.

Китайский КГБ

— Рядом с заставой располагалась деревня Перемыкино, — рассказывает Юрий Викторович. — После конфликта на Даманском в ней осталось всего несколько человек. Люди уехали, опасаясь войны. Вокруг деревни лежала тайга. Когда я вышел на пристань, первое, что увидел: 50 солдат разгружают баржу со строительными материалами. Заставы как таковой не было. Все пришлось начинать с нуля: строить казармы, гаражи, котельную. Из транспорта у нас был только старенький ГАЗ-53. Но мы на нем не ездили. В тайге нет дорог. У нас поначалу не было даже служебных собак и лошадей.

До разрыва отношений с Китаем граница с Поднебесной не имела тех атрибутов, которые нам хорошо знакомы по фильмам: наблюдательные вышки, контрольно-следовая полоса (КСП), столбы с колючей проволокой, а в земле хитроумные приборы, реагирующие на движение. При Сталине и Мао население приграничных районов свободно общалось и торговало. Китайские термосы, кеды «Дружба», банки с тушенкой «Великая стена» славились своим качеством и были символом дружбы. Жители деревни Перемыкино плавали на лодках в гости. Девушки выходили замуж за китайских парней.

После разрыва отношений китайские власти разместили напротив Перемыкино две роты Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Негласно также работала служба безопасности (китайский КГБ). Это был серьезный противник, ведь готовили его советские специалисты.

От рассвета до заката

На заставе «Перемыкино» лейтенант Мещеряков служил четыре года. Боевых столкновений не было. Бог миловал. А вот провокаций было много. Одну из них китайцы часто практиковали. По Амуру плывет старенький пароход «Мао». Параллельно ему двигается советский пограничный катер. Неожиданно пароход разворачивается и становится поперек реки. Его заднее большое колесо начинает быстро вращаться. От образовавшейся волны катер качается, и его начинает относить к берегу. На пароходе смеются, улюлюкают.

Пришлось Юрию Викторовичу насмотреться и на то, как китайские власти относились к простым сельским труженикам: «Их крестьяне работали в поле от рассвета до заката. Над ними стояли надсмотрщики с палками. Людей били жестоко».

А однажды пришлось даже спасать. Все началось прозаично: местные мужики решили покататься на катере. Для настроения выпили. Потерявших ориентиры, их занесло на китайскую часть реки. И тут катер сел на мель. Первыми их увидели советские пограничники. Пока к застрявшему катеру мчались китайцы, наши успели его зацепить и сдернуть на свою сторону. После этого случая протрезвевшие пассажиры долго трясли Юрию Викторовичу руку. Тогда не было секретом, как китайские власти обращались с заключенными: их сажали в клетки и кормили отбросами.

До минус сорока

В 1975 году Юрия Мещерякова, уже старшего лейтенанта, командование направило в родную Киргизию, и вновь на советско-китайскую границу. Там не было Амура, тайги и сопок. Но условия службы были не менее суровые: горы Тянь-Шань, узкие тропы, глубокие ущелья, бурные реки, короткое лето, зимой — до минус 40. Юрия Викторовича направили на заставу «Безымянная». Располагалась она на высоте 3600 метров.

В октябре 1980-го капитана Мещерякова вызвали в штаб: «Вы направляетесь в Афганистан. На сборы 24 часа». После спецподготовки в Алма-Ате его мотоманевренную группу перебросили в приграничный городок Пяндж, расположенный на реке с одноименным названием. На том берегу начинался Афганистан. Ревя моторами, бэтээры переехали реку. В свете заходящего солнца возникли руины разрушенных домов, взорванные мосты. Жутко хотелось пить, но колодцы были отравлены.

22 октября колонна военной техники выдвинулась к району базирования. Путь лежал через небольшое село Абдуль-Назарбек. По данным разведки, противника в нем не было. Но когда колонна выехала из села, завязался бой. «Духи» били из китайских гранатометов. У шедшего впереди бэтээра отбило колесо, а ехавший в хвосте автомобиль загорелся.

— Противник стрелял с 20 метров. Нас спасло то, что их гранатометы были старого образца. Гранаты не успевали встать на боевой взвод и отскакивали от брони. Мы запросили огневую поддержку. Из Пянджа прилетели два вертолета. Нашим огнем было уничтожено около 40 бандитов. Из наших никто не пострадал. Это был первый в моей жизни бой, — рассказал Юрий Викторович.

Китайской сборки

Мотоманевренную группу Юрия Мещерякова разместили у реки Пяндж, на окраине села Даштикала. Рядом на горе возвышались руины крепости Александра Македонского — Айханым. На том берегу был СССР. Там был дом, там не стреляли. Группе Мещерякова пришлось выполнять задачи, несвойст-венные пограничникам, — «зачищать» села, устраивать засады, блокировать районы.

Весной 1981 года их подняли по тревоге. По данным разведки, в одном из сел объявилась бандгруппа. Пограничники появились в тот момент, когда «духи» готовили в доме плов. Завязался бой. В ответ на отказ сдаться в подземелье полетели гранаты.

— Мы извлекли двенадцать трупов. Это были молодые мужчины 25—30 лет. Только старшему группы было 40. Все они были вооружены советскими пулеметами и автоматами китайской сборки, — вспоминает Юрий Викторович.

2,4 тысячи

В конце августа 1981-го он вернулся домой. После Афганистана родная застава «Безымянная» показалась санаторием. Через год за участие в боевых действиях и умелое руководство подразделением ему торжественно вручили орден Красного Знамени. А в 1987 году он пошел на повышение: его перевели во Фрунзе, в штаб оперативно-войскового отдела. Близился развал СССР...

События развивались стремительно: 19 августа 1991 года в Москве произошел путч, 31-го провозглашается Кыргызская Республика, а 25 декабря Ельцин получает всю полноту президентской власти в России. Юрий Викторович и его товарищи разом оказались в зарубежной стране. Правда, в отличие от других бывших советских республик здесь им не плевали в лицо и не кричали: «Оккупанты!». Власти Кыргызстана заключили с Россией договор о совместной охране границы. Но процесс этот был болезненный. На волне развала СССР Кыргызстан передал Китаю 2,4 тысячи квадратных километров своей территории (для сравнения: площадь Орловского района — 1700). «Безымянная» «ушла» в Поднебесную. Об этом Юрий Викторович вспоминает с грустью.

В 1995 году ему предоставили в Орле квартиру.

— До этого в городе первого салюта я никогда не был. Но среди орловчан у меня было много друзей и знакомых. Дело в том, что на пограничных заставах Советского Союза служили выпускники орловского Высшего военного командного училища связи (ныне Академия ФСО России). В Орел на постоянное место жительства переехал в 2005 году, после выхода в отставку.

Эпилог

Сегодня Юрий Викторович — на пенсии. Его часто приглашают в орловские школы. Он член Орловского совета ветеранов пограничных войск. Неоднократно ездил в Кыргызстан по приглашению правительства.

В День пограничника «Орловская правда» желает полковнику Юрию Викторовичу Мещерякову и всем ветеранам пограничных войск здоровья и счастья!


29.05.2012 09:42

Похожие новости

Вне зоны доступа Большинство объектов отдыха и магазинов орла инвалидам недоступны Приятель вернулся из Вены и рассказал, что там инвалид-колясочник может послать СМС водителю низкопольного автобуса о том, что на определённой остановке его ждёт инвалид. Такого проявления практической заботы у нас пока нет даже в столичных центрах. Но есть государственная программа «Доступная среда на 2011—2015 годы», которая задумана как программа, нацеленная на то, чтобы сделать города доступными, а жизнь комфортной для всех. Или хотя бы начать приближение к этой цели.  
Ты в моём сердце, мама В Москве на Поклонной горе вручили медаль «За спасение погибавших» 13-летнему орловскому герою Николай Табунов из Колпнянского района, воспитанник Московского суворовского военного училища, удостоился высокой награды по указу Президента России.  
На 24 мая в больницы Орловской области за медицинской помощью по удалению клещей обратились 554 человека. 54 насекомых были заражены боррелиозом.  
Высота не сгубила кота Кот Кузя выжил после падения с девятого этажа в Соляном переулке и сейчас находится на лечении в стационаре ветеринарной клиники.  
В Карандаковском поселении Мценского района людей прописывали на водонапорной башне.