ОБО ВСЁМ


Влюблена в свою профессию

Следователем Елена Санькова стала работать в лихие 90-е в прокуратуре Орловского района. В те годы этот район слыл самым криминальным, впрочем, и сейчас правоохранительным органам там хватает работы.



Влюблена в свою профессию Карьера

— Я сразу попала в гущу событий, — рассказывает о своей работе и.о. руководителя СО по Северному району Орла СУ СКР по Орловской области Елена Санькова. — Через месяц после моего поступления на работу уволились два следователя, и мне пришлось работать одной за троих.

Молодая и хрупкая женщина, на которую даже оперативники поглядывали с недоверием, расследовала по два десятка дел в месяц и только успевала выезжать на очередное место происшествия.

— Мне все приходилось делать самой: и преступников допрашивать, и протоколы писать, и даже трупы таскать, — рассказывает Елена Александровна. — Машин тогда у нас не было, ловили попутки на трассе, а с таким грузом, сами понимаете, мало кто повезет. Коллеги пытались подшучивать. Однажды приехали в деревню, где повесился мужчина. Дом ужасный, полы земляные, крысы бегают. Пропускают меня первую, вроде как этикет соблюдают. А сами захлопнули за мной дверь и в окошко подглядывают, что же я делать буду? Думали, кричать начну или на помощь звать. А я бумагу достала и протокол пишу. После этого шуток не было.

Она благодарна всем своим коллегам и наставникам, помощь которых в тот момент оказалась неоценимой.
— Я работала с профессиональными и опытными криминалистами, экспертами, — рассказывает Елена Александровна. — У меня были грамотные наставники, которые и сейчас работают в следственном комитете и прокуратуре области. Да и оперативники из Орловского райотдела просто молодцы. С ними было хорошо и легко работать. Это было самое интересное время в моей жизни.

Впрочем, следователем Елена Санькова стала не случайно. Когда она была совсем маленькой девочкой, в семье стряслась беда: убили ее старшего брата, который должен был отплыть из Владивостока на судне, где служил моряком.

— Он был старше меня на 17 лет, я видела его всего один раз в жизни, — вздыхает Елена Александровна. — Его долго ждали на корабле, потом подняли якорь, а вместе с ним — тело моего брата... Дело было закрыто и никогда не расследовалось. Убийцы остались на свободе.

Вот тогда, глядя на искаженное от горя лицо матери и потухший взгляд отца, которым так и не смогли объяснить, кто и за что убил их сына, Елена решила для себя, что обязательно выберет такую профессию, которая поможет восторжествовать справедливости.

После школы она год отработала в УВД, чтобы изучить структуру правоохранительных органов изнутри, с самых низов. А потом поступила по целевому направлению областной прокуратуры в харьковский вуз. После работы в прокуратуре Орловского района продолжила карьеру в областной, но ее тянуло к работе в следствии, и она пришла в следственный комитет, как только появилась эта структура.

— За время своей работы я набралась такого опыта, что могу на месте происшествия с первого взгляда сказать, криминальное оно или нет, — говорит Елена Александровна.

Я все решаю сама

Самое главное в работе следователя, что усвоила для себя Елена Санькова, — умение все решать самому. Следователь — хозяин на месте происшествия и никакие чины и начальники приказывать ему не могут. Так было, когда убили водителя начальника отдела юстиции. Дело резонансное, и на место происшествия съехались важные чины. На следователя поглядывали снисходительно: мол, что там эта девочка сможет сделать? Санькова даже поначалу растерялась. Но тут же взяла себя в руки и работала так, словно вокруг никого не было. Дело было раскрыто. Убийца наказан. А Елену Александровну признали лучшим следователем года.

— Следователь должен искренне любить свою профессию, иначе результата просто не будет, — рассуждает Санькова. — Надо быть просто фанатом, чтобы стать хорошим следователем. Казалось бы, что это за работа — грязь, трупы, человеческое горе. Психика не у всех выдерживает. Но относиться к этому надо как к работе, потому что дело должно быть доведено до конца, и расследование должно быть проведено качественно!

Самое страшное, считает Елена Александровна, горе родных, слезы, боль, обида, невосполнимость потери, от которых переворачивается сердце даже у самых стойких.

Профессия следователя требует большой усидчивости, но, вместе с тем, и оперативности. Решение надо принять обоснованно и быстро, назначить необходимые экспертизы, проанализировать собранную фактуру, чтобы выйти на след преступника или доказать его вину.

Люди

К преступникам, считает Елена Александровна, у следователя должно быть человеческое отношение. Нельзя показывать никакого превосходства. Нельзя изображать из себя начальника: человек никогда не пойдет тебе навстречу, не станет давать показаний, а это уже может поставить крест на деле.

— Я разговариваю с ними по душам, — рассказывает Санькова. — Просто спрашиваю, зачем ты это сделал? Почему так поступил? Поверьте, многим надо просто выговориться, надо, чтобы их просто послушали, рассказать, в конце концов, как он докатился до такой жизни. И тут у меня два принципа. Во-первых, я никогда не заставляю говорить то, чего не было, и никогда не торгуюсь. Конечно, преступникам свойственно оправдываться, бывает, что врут, но это уже моя работа — собрать все факты и расставить все по своим местам.

Она вспоминает, как пришлось ей расследовать убийство пожилой учительницы, тело которой нашли в ее доме. Ничто не указывало на следы преступника. Но эксперт обратил внимание на очень красное лицо убитой. Предположили, что учительнице могли плеснуть в лицо соляной кислотой. Версия подтвердилась. Оперативники быстро установили женщину 40 лет, недавно покупавшую кислоту. Но дама упорно отказывалась признаваться. Она выдвигала одну версию за другой, рассказывая, что находилась в это время то у одного знакомого, то у другого. Их привозили в райотдел, оправдания дамы рассыпались, как карточный домик. И только, когда вариантов уже не осталось, женщина разрыдалась и призналась, что это она убила свою бывшую учительницу.

— И переживала она не из-за того, что совершила преступление, — говорит Елена Александровна, — а из-за того, что не забыла обид. Она искала у меня сочувствия, впрочем, как и все люди, надеясь, что их поймут и пожалеют. Жалости у меня к ней не было, потому что преступник всегда должен быть наказан.

В другой профессии Санькова себя просто не представляет. Для нее в порядке вещей засиживаться на работе, приносить домой дела, чтобы внимательно их изучить. Она не согласна с 15-летним сыном Владиславом, который ворчит, что следствие — дело не женское, когда мама выезжает ночью на очередное происшествие. И прекрасно понимает 12-летнюю дочь Диану, которая мечтает пойти по ее стопам.

— Я влюблена в свою профессию, — признается Елена Александровна. — Мне нравится работать с людьми. И пусть приходится иметь дело с самыми грязными и отвратительными человеческими проявлениями, моя работа, как бы странно это ни звучало, позволяет понимать всю ценность жизни и цену человеческого счастья.


27.03.2013 12:41

Похожие новости

Архитектурный замысел орловского студента Денис Ковшов посвятил свою дипломную работу обновлению Кривцовского мемориала.  
В первом в истории г. Болхова конкурсе «Мисс Болхов» победила девятиклассница Елизавета Борзенкова.  
Орловский историк Егор Щекотихин посвятил документальную книгу молодогвардейцам, родившимся на Орловщине.  
По самой красивой державе Орловец Молоков всю жизнь провел в удивительных путешествиях  
Нет ни одной страны на земном шаре, где люди не болели бы туберкулезом. Даже в гробницах фараонов ученые находили палочку Коха. Значит, никуда от нее человеку не деться и надо уметь с ней жить. Как складывается эпидемиологическая ситуация по туберкулезу в Орловской области? Что может медицина сегодня? Чего опасаться и как себя обезопасить от этой тысячелетней напасти? Об этом рассказывает врач-фтизиатр кабинета медицинской профилактики Орловского областного противотуберкулезного диспансера Наталья Китаева.