ОБО ВСЁМ


105 лет Евдокии Шавыкиной

Осень этого года для жительницы деревни Ржавец Залегощенского района Евдокии Ефремовны ... сто шестая. Когда встречаешься с долгожителем, то любопытствуешь, как же ему удалось перешагнуть 90-летний, а тем более 100-летний рубеж? Задумываешься: долгожители чаще всего так долго здравствуют в южных широтах, где дышат живительным горным воздухом, пьют из природных источников целебную воду, лакомятся экзотическими плодами... А Евдокия Ефремовна Шавыкина всю свою жизнь трудилась в поте лица, родила пятерых ребятишек, вместе со всеми бедствовала в войну, стараясь спасти от голода прежде всего своих детей. И вот живет на радость сыну и невестке уже 106-й годок.



Хожу по улице,
да не нахожуся,
Гляжу я на милого,
да не нагляжуся...
Родилась Дуня в большой дружной семье в поселке Драгожица Болховского района. У ее родителей было одиннадцать детей. Все трудились от зари до зари, поэтому семья и считалась зажиточной. Самым почитаемым был дедушка, который прожил 110 лет...
В семье было правило: младшие беспрекословно слушались старших, не было такого, чтобы кто-то оговаривался, своевольничал. И у каждого были свои обязанности. Дуня нянчила младшеньких, помогала взрослым по хозяйству. Рано научилась прясть, косить, хотя с виду была маленькой, худенькой, но такой красивенькой и смешливой.
Замечала она, что на нее особенно ласково поглядывает паренек Михей, который батрачил у богатых хозяев. Да и она ему улыбалась в ответ. Старалась дома побыстрее все переделать и выскочить на улицу, встретиться с Михеем.
Подросток был смышленым, мастеровым, поэтому взрослые рано стали называть его по имени и отчеству, уважительно, Михеем Ивановичем.
Обычно ребятишки, бегая по зеленой улочке, заслышав кукушечье пение, обращались к птичке:
- Кукушечка, кукушечка, прокукуй, сколько я лет проживу?
Все замирали, считая ее "ку-ку". Дуняша даже уставала считать "загаданные" птичкой года, смеясь, кричала ей: "Хватит, хватит, и так много накуковала...".
Когда Дуня подросла, то Михей Иванович пришел к ее родителям свататься. Они были не против, потому что знали, что с Михеем Ивановичем дочь будет счастлива. Добрый он, справедливый и будущую семью сможет прокормить.
Когда Михей Иванович добровольцем ушел служить в Красную армию, Дуня места себе не находила, денечки считала, а ночами слезы лила в подушку, дожидаясь окончания срока службы любимого.
А когда Михей Иванович возвратился домой, то жители поселка единогласно выбрали его председателем колхоза.
...Однажды муж вернулся домой позже обычного. Дуня сразу заметила, что он чем-то сильно удручен. Расспросила его. Оказывается, надо было достраивать свинарник, а гвоздей и досок не было. Дуня молча подошла к вешалке и сняла с нее добротную шубу Михея Ивановича, подаренную ему ее батюшкой:
- Вот, снеси ее на базар, и денег тебе на первый случай хватит.
Михей Иванович так и сделал. А потом, когда над поселком закружились "белые мухи", стали льдом покрываться лужицы, селяне всем миром сложились и купили своему председателю новую шубу. Михей Иванович долго берег ее и любил рассказывать о подарке своим детишкам. А они появлялись в молодой семье друг за дружкой и все такие же, как и родители, ладненькие, одно загляденье.

[color=blue]КАК МИХЕЯ ИЗ ПАРТИИ ИСКЛЮЧАЛИ[/color]
Только-только стала налаживаться жизнь, и вдруг война... Михей Иванович вместе с другими добровольцами сразу ушел на фронт. В поселке остались одни женщины да дети.
Евдокия Ефремовна вспоминает:
- Всё держалось на нас, бабах. С утра пораньше уже были в поле. Сеяли вручную. Бывало, повесишь на плечо котомку с семенами и разбрасываешь зерна по полю. Спина, плечи к вечеру разламываются. А днем об одном думаешь: только бы не свалиться. От голода голова кружилась, темные мурашки в глазах бегали.
Но Дуня знала верно одно, что они, русские бабы, просто обязаны все выдюжить, сплотиться, самим выжить, и главное - детишек сберечь.
Михей Иванович был ранен, потом снова воевал на передовой. Попал в плен. Только в 1947 году вернулся домой. Вызвали его в райком партии и сказали: "Раз ты был в плену, мы тебя из партии исключаем". С трудом пережил Михей Иванович этот удар судьбы... В самые трудные моменты жизни и в самые счастливые он называл жену особенно ласково: "Дуня-милок", то есть милая, ненаглядная. Так и на этот раз спросил ее: "Дунечка-милок, а где же справедливость?..".
Евдокия Ефремовна успокоила мужа: "Есть, есть она. Смотри, в раките опять соловей защелкал. Соловушка успокаивает нас, лечит наши раны сердечные. Да и ласточки из далекого края тоже спешат под крышу нашего дома. Что тебе, родной, еще надо? Дети наши растут...".

[color=blue]ЖИВИ ЕЩЕ ДОЛГО, МАМА...[/color]
Добравшись рейсовым автобусом до деревни Ржавец, я так хотела побыстрее увидеть долгожительницу. И вот она уже рядом. Небольшого росточка, а глаза-то добрые и веселые, как у волшебницы из какой-то знакомой сказки...
Евдокия Ефремовна сидела на диване и вместе со своей невесткой Алевтиной, тоже Ефремовной, и сыном Анатолием Михеевичем перебирала в альбомах старые фотографии.
В этом доме были покой и настоящее семейное счастье. Здесь, как я почувствовала, все любят друг друга. Наверное, и в этом секрет долголетия бабушки. Евдокия Ефремовна уже пережила троих детей, а последней дочери уже за восемьдесят. Алевтина Ефремовна и Анатолий Михеевич по профессии учителя. Сейчас они находятся на заслуженном отдыхе.
Алевтина Ефремовна рассказала:
- Наша бабулечка молодчинка. Она и супчик сварит, и кашку. Курочек покормит. Даже на огороде на грядках маленько работает по желанию. Ведь она с молодости любит землю. Память у нее исключительная, а вот слух в последнее время немного ослаб. Я в последнее время стала часто побаливать, а она меня так жалеет. А знаете, какой у нее голос, как она поет!
И тут Евдокия Ефремовна сильным красивым голосом запела:
Со вечера дождь, дождь, дождь,
А мне, молодёшеньке, все горе, беда.
А мне, молодёшеньке, все горе, беда.
Ой, большая досадушка, дружка дома нет...
Песню подхватила Алевтина Ефремовна, а затем и Анатолий Михеевич, так они втроем и допели ее... A в доме стало еще теплее и светлее. Пахло свежими грибами, яблоками, сидели рядом с нами три чудные умные кошки, а со двора слышался птичий гомон.

[color=blue]ТАКИЕ ЛЕГКИЕ И КРАСИВЫЕ СНЫ ДУНЯШИ[/color]
Уже собираясь отправиться в обратный путь, неожиданно для себя я спросила: "А какие сны снятся Евдокии Ефремовне? И вообще, снятся ли?".
Алевтина Ефремовна улыбнулась и начала рассказывать:
- Во сне она вспоминает свое детство, своих подружек, которых уже в живых-то, наверное, нет. Будто бежит она по зеленому ромашковому лугу, раскинув в стороны руки, как крылья, и ей кажется, что вот-вот взлетит высоко-высоко. Ей хочется все быстрее лететь и радоваться от того, что на земле все вокруг такое красивое: и деревья, и цветы, и вода в прудах...
Уже в автобусе мне вспомнилось, что, как рассказали домашние, в прошлом году, когда бабушке исполнилось 105 лет, сотрудники райвоенкомата, хотя она и жена фронтовика, не пришли ее поздравить с этой датой. Отчего такое равнодушие? Заработались, что ли?
И еще мне пришли на память стихи поэта-фронтовика Николая Грибачева. Вот когда в следующий раз приеду к Шавыкиным, то непременно прочитаю их Евдокии Ефремовне:
Пусть нашей песне дольше
петься, -
У нас свои календари,
Но ты вовсю работай, сердце,
Но ты гори, гори, гори...

Нина ГУЦЕВА.


30.09.2005 08:47

Похожие новости

Быстро пролетели летние каникулы. Позади сборы детишек в школу: обувь, одежда, ранцы, тетради, учебники... На 5-10 тыс. рублей похудели родительские кошельки накануне 1 сентября. А еще сколько раз придется раскошеливаться в течение учебного года! Празднества и балы. Их число все растет. Даже первое сентября уже выглядит как начало бального сезона, а не учебного года. Мальчики в нарядных костюмах, многие в дорогих сорочках, бабочки и галстуки. Джентльмены, да и только! О девочках и говорить не приходится. Тут одна прекраснее другой, и чем старше ученица, тем меньше строгости в одежде. Наряд выпускницы средней школы часто стоит дороже подвенечного платья. Мы уже привыкли к подобной ситуации. Но попробуем взглянуть на нее другими глазами.  

В современном мире соперничество между странами и цивилизациями все чаще смещается в плоскость психологических и идеологических войн, основным средством ведения которых выступает "организационное оружие". Применение лежащих в его основе "рефлексивных технологий управления" предусматривает деформацию исторической памяти народа, внедрение стереотипов поведения, противоречащих национальным традициям.  

[color=blue]Резонанс ("Орловская правда", 31 августа 2005 г.)[/color] "Сынки и пасынки семьи сосковской" - так назывался материал по итогам рейда "Орловской правды" в Сосковском районе, опубликованный 31 августа с.г. Речь в нем шла о многомесячных задержках зарплаты как в сфере ЖКХ, так и в сельхозпредприятиях, о недостатках в подготовке школ к новому учебному году...  

Первое, что бросается в глаза человеку, входящему в туалет одного из зданий локомотивного депо станции Орёл, - огромная голова видного деятеля российской компартии большевиков Я.М. Свердлова, в честь которого и названо депо. Нет, конечно! Голова не настоящая - гипсовая. Она стоит на полу - к вам боком, словно один из главных коммунистов с отвращением отвернулся от унитазов.  

С наступлением осени активизировалась политическая жизнь страны. Парламентарии, отдохнувшие на летних каникулах, полные сил и новых идей, приступили к работе. Активнее стали проявлять себя и политические партии, как на федеральном, так и на региональном уровне. О сегодняшней работе Орловского регионального отделения "Союза правых сил" рассказывает его председатель С.А. Тарасов.