ОБО ВСЁМ


Бабушка и ветряк

Троснянское село Верхнее Муханово привольно раскинулось на берегах обширной балки с семью или восемью ответвлениями. Витых дорог и тропок по этим неровным косогорам столько, что без карты, думаю, и не разберёшься.



По крайней мере, мы, подбираясь к цели, колесили по селу кругами не менее получаса. Целью нашей было странное сооружение, видное издали. Шестикрылое, высокое - то ли инопланетян приманивает, то ли от шпионских спутников отмахивается.
Наконец заехали с огорода и ещё с полчаса пробирались по буйному репейнику к переднему крылечку.
Во дворе никого, только бурая собака - вылитый медведь средних размеров. И сухое личико бабушки, смотрящей в окошко.
Мария Сергеевна Черняева, двадцать третьего года рождения. Одна на своем девятом десятке жизни.
И этот величественный ветряк.
- Еще в пятидесятых муж сделал. Крылушки сам резал, цепя натягивал. Сейчас ён, ветряк-то, законсервированный, но годный.
Говорит бабуся старинными словами, в избе
ухваты, печки, крышки - настоящий слепок с прошлой, давно ушедшей жизни.
- Так зачем этот ветряк-то?
- Как зачем? Мельня это. Мука получалась хорошая, мягкая. А крутится само, от ветра, цепя только с крылушка сын снимает - оно и крутит.
Муж-умелец умер несколько лет назад.
- Хода делал, ну, телеги. На сложке снопов был, и я в колхозе тоже была, куда пошлют.
- А сейчас трудно?
- Конечно. Голова всегда болит, как у пьяного мужика. Сын с дочкой в Орел зовут, так если брошу дом, ничего же не останется, ни мельни, ни собаки.
- Газ вам ведут?
- Отказалась я от него. В моей плите пять колен и в печке два, Иван Тихонович, муж, делал, зачем ломать? Соседи поломали и сидят сейчас в холоде.
Это мы уже знаем. С газификацией на таких просторах трудности.
- А за газ ещё и деньги требуют, да откуда ж они у меня? За то, что в тылу работала, прибавили тридцать рублей, это деньги?
- Давайте вас возле ветряка сфотографируем и его посмотрим.
- Нет, нет, собака начнет ахать. Да чего там смотреть? Два камня внизу, они ходят и рушат. Всё от ветра, мы ничего не затроговаем. Вот сын завтра посулился приехать, он бы показал. Он у меня инвалид, чернобылец.
Полвека прожила в этой избе семья, фасад еще красив, в краске, но живности в сарае уже нет никакой, и муку молоть некому и не для кого.
Бабушка спешила в Тросну за хлебом, верхнемухановский магазин на замке, правление и сельская администрация тоже в райцентре.
Семьдесят дворов, во многих по одному-два старика, выглядывают из дальних рощ и балок, ручей весь в непроходимых травах, крутые дороги в дождь становятся скользкими, словно бесовский аттракцион.
И над всем этим - полувековой самодельный ветряк, как память былому умельчеству.
- Иван Тихонович перед смертью колесо здоровое сделал, чтоб эту мельню со двора на бугор выкатывать, где ветра больше. Еле отговорила. И хорошо, а то сейчас бы увезли на забаву.
И спросила в четвертый раз:
- А вы откуда?
Газет не видит, только с Путиным разговаривает, слушая радио, и про его обещание заморозить цену на бензин с радостью нам сообщила. Вот такой интерес.
Юрий ОНОПРИЕНКО.
Троснянский район.


01.10.2005 11:08

Похожие новости

Как известно, последние тридцать лет выдающийся государственный и военный деятель, полководец и дипломат Алексей Петрович Ермолов (1777-1861) прожил в Москве, но завещал похоронить себя на орловском Троицком кладбище, рядом с могилой отца, расположенной у церковной стены.  

Осень этого года для жительницы деревни Ржавец Залегощенского района Евдокии Ефремовны ... сто шестая. Когда встречаешься с долгожителем, то любопытствуешь, как же ему удалось перешагнуть 90-летний, а тем более 100-летний рубеж? Задумываешься: долгожители чаще всего так долго здравствуют в южных широтах, где дышат живительным горным воздухом, пьют из природных источников целебную воду, лакомятся экзотическими плодами... А Евдокия Ефремовна Шавыкина всю свою жизнь трудилась в поте лица, родила пятерых ребятишек, вместе со всеми бедствовала в войну, стараясь спасти от голода прежде всего своих детей. И вот живет на радость сыну и невестке уже 106-й годок.  

Быстро пролетели летние каникулы. Позади сборы детишек в школу: обувь, одежда, ранцы, тетради, учебники... На 5-10 тыс. рублей похудели родительские кошельки накануне 1 сентября. А еще сколько раз придется раскошеливаться в течение учебного года! Празднества и балы. Их число все растет. Даже первое сентября уже выглядит как начало бального сезона, а не учебного года. Мальчики в нарядных костюмах, многие в дорогих сорочках, бабочки и галстуки. Джентльмены, да и только! О девочках и говорить не приходится. Тут одна прекраснее другой, и чем старше ученица, тем меньше строгости в одежде. Наряд выпускницы средней школы часто стоит дороже подвенечного платья. Мы уже привыкли к подобной ситуации. Но попробуем взглянуть на нее другими глазами.  

В современном мире соперничество между странами и цивилизациями все чаще смещается в плоскость психологических и идеологических войн, основным средством ведения которых выступает "организационное оружие". Применение лежащих в его основе "рефлексивных технологий управления" предусматривает деформацию исторической памяти народа, внедрение стереотипов поведения, противоречащих национальным традициям.  

[color=blue]Резонанс ("Орловская правда", 31 августа 2005 г.)[/color] "Сынки и пасынки семьи сосковской" - так назывался материал по итогам рейда "Орловской правды" в Сосковском районе, опубликованный 31 августа с.г. Речь в нем шла о многомесячных задержках зарплаты как в сфере ЖКХ, так и в сельхозпредприятиях, о недостатках в подготовке школ к новому учебному году...