ИСТОРИЯ


Битва на Соборовском поле: как это было

На юге Троснянского района с 5 по 15 июля 1943 года произошла грандиозная битва. Здесь на Соборовском поле за 10 дней боев погибли 33897 советских солдат — это почти 4000 жизней в день. Из каждых 100 солдат в живых останутся только трое. Ушло целое поколение. Мы должны помнить об этом.



Битва на Соборовском поле: как это было Музей Троснянской средней школы за свою 25-­летнюю историю накопил много материала о битве на Соборовском поле. В нем содержатся воспоминания ветеранов со всего Советского Союза, которые жарким летом 1943-­го защищали орловскую землю. Сегодня мы предлагаем полистать пожелтевшие страницы их воспоминаний.
АТАКА
— Менее чем за три месяца до начала боев из нашего тыла было доставлено около полумиллиона вагонов с разными военными грузами. К началу битвы было построено восемь оборонительных глубокоэшелонированных рубежей. Привлекались крупные силы общевойсковых армий, танковых и воздушных армий, артиллерии, средств противовоздушной обороны, — вспоминает ветеран 202-­й стрелковой дивизии Андрей Васильевич Жариков.
— Захваченный в плен сапер 6­й пехотной дивизии Бруно Фермола сообщил, что наступление немцев начнется 5 июля 1943 года в 3 часа утра, — записано в воспоминаниях медсестры батальона Веры Васильевны Сушиной. — Тогда наше командование решило провести артил­лерийс­кую подготовку в поло­­се ­1­­3-­­­­й ар­мии, которая нача­лась 5 ию­ля в 2 часа 20 минут ночи. По позици­ям против­ника был нанесен мощный артиллерийский удар. Огнем нашей артиллерии было нарушено управление войсками противника. Многие линии связи вышли из строя. Прошло около двух часов, а враг, казалось, в это утро не начнет наступление. Но в 5.30 утра против них пошли в атаку. Она началась в тот момент, когда наши позиции еще содрогались от разрывов бомб и снарядов. Впереди шли тяжелые «тигры» и «фердинанды». За ними множество средних танков и пехоты на бронетранспортерах. Трудно себе представить, что можно было противостоять этой мощи. Но как только враг приблизился к нашему переднему краю, он был встречен артиллерийским огнем. Горели десятки вражеских танков. В течение всего дня атаки следовали одна за другой. Утром 6 июля 1943 года разгорелись еще более ожесточенные бои, особенно юго­западнее деревень Обыдёнки и Рудово. И опять бойцы 3­го батальона 887-­го стрелкового полка и 1-­го батальона 896-­го полка под командованием майора Пашовкина и капитана Головни вступили в бой с противником.
Солдат Игорь Афанасьев вспоминал:
— Немецкая пехота двигалась на позиции батарей тремя цепями с небольшим интервалом друг от друга. В стереотрубу было хорошо видно, как они шли с засученными до локтей рукавами и на ходу вели огонь из автоматов. Командиры орудий открыли прицельный огонь по вражеской пехоте. Совсем небольшой запас шрапнели и осколочных снарядов был быстро израсходован. Немцы на время залегли, но когда в их сторону полетели бронебойные, не рвущиеся при такой стрельбе болванки, снова поднялись в атаку.
— В 16.00 5 июля батарея с новых рубежей открыла огонь по противнику, — вспоминает старший лейтенант Григорий Васильевич Канунников. — Теперь она уже стреляла с закрытых позиций. Этот бой, этот короткий отрезок человеческой жизни через годы остается в моей памяти как испытание, как экзамен, как урок постижения самого себя, других, идущих рядом с тобой.
ВЫШЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Тяготы войны легли на плечи и медицинских работников, которые всегда были готовы к приему раненых солдат. Анастасия Степановна Письменная — лейтенант медицинской службы в отставке, бывшая операционная сестра, участница боев на Орловско­-Курской дуге и освобождения села Тросны вспоминала после войны:
— Мы, медицинские работники, не сражались с оружием в руках, но в деле спасения раненых военные медики проявляли мужество и даже героизм, спасая раненых на поле боя, в полковых медпунктах, медсанбатах, полевых госпиталях. Мы, медсанбатовцы, во время боевых действий дивизии всегда были готовы к приему раненых. В медсанбате бойцам оказывалась первая помощь, спасали раненных в грудь, живот, руки, ноги. Делались сложные операции квалифицированными хирургами. Раненые поступали нескончаемыми потоками, и все надо было преду­смотреть, обеспечить, чтобы не было перебоя. Если не хватало консервированной крови, становились донорами. И через два часа отдыха — снова к работе. Медсанбату приходилось работать в сложных условиях. Во время тяжелых боев медсанбат размещался и работал в деревне Самодуровке, ныне Игишево. За работой не заметили, что вражеские танки проскочили вблизи медсанбата в сторону Теплов­ских высот. Командир Михаил Сергеевич Мирский не растерялся и начал эвакуацию медсанбата под сплошной бомбежкой. И снова раненые — через три часа развернулись в д. Жердевке.
ПРОТИВНИК ВЫДОХСЯ
После шестидневных боев солдаты почувствовали, что противник выдох­ся: потерял наступательный прорыв и перешел к обороне. Это заметил Семен Сергеевич Воронков, бывший начальник разведки 1-­го дивизиона 425-­го артиллерийского полка:
— Был очень жаркий день, солнечный, но мы не видели солнца, все было покрыто туманной пеленой. В воздухе непрерывно происходили воздушные бои. Налеты продолжались группами по 20—30 самолетов минут через 30. От копоти и гари всё покрылось каким­то серым цветом, нечем было дышать. Мы забыли о еде, пили только воду, было жарко и в прямом и переносном смысле. Да и есть не хотелось никому. Усталость и голод почувствовали к 23 часам вечера, уже будучи на высоте 250,2. Принесли нам обед и ужин, воды и 100 граммов для восстановления сил и энергии.
— Контрнаступление началось без паузы, фактически уже с 11—12 июля части начали теснить противника, — вспоминает подполковник в отставке Никита Иванович Мироненко. — Первые часы наступления результата не дали. Атаки одна за другой захлебывались, цепи атакующих редели, а продвижение определялось в сотню метров. Мы медленно продвигались. Уже просматривалась Тросна…
Вера Линькова, заведующая музеем Троснянской средней ш­колы


24.06.2013 15:05

Похожие новости

В экспозиции музея боевой славы областного центра детского (юношеского) технического творчества, туризма и экскурсий появилась книга известного писателя­ фронтовика Сергея Смирнова о защитниках легендарной крепости с автографом писателя.  
Последний бой пулемётчицы Ани В Верховском районе есть большое старинное село Русский Брод. Серебряной лентой через него вьется речуш­ка Любовша. На ее левом берегу, на одном из курганов, стоит обелиск советским воинам, павшим в боях за освобождение села от немецко-­фашистских захватчиков. Аня Гайтерова — одна из погибших за Орловщину.  
Бронепоезд Победы В канун 70-­летия победы в битве на Орловско­-Курской дуге и освобождения Орловской области от немецко-­фашистских захватчиков в Мценске откроется музей истории бронепоездов, защищавших орловскую землю.  
Владетель  Сибирского царства В 1785 году на Орловщине был похоронен Денис Чичерин, первый и последний властелин знаменитого Сибирского царства. «Сибирское солнце» — так назвала его Марина Цветаева в поэме «Сибирь».  
К освобождению – через Вяжи Есть в Новосильском районе особо почитаемое место — военно-­исторический комплекс «Вяжи». Его название произошло от села, за которое шли ожесточенные бои в годы Великой Отечественной войны. Отсюда в июле 1943 года началось победоносное освобождение Орловщины от немецко-­фашистских захватчиков.