ОБО ВСЁМ


Корейский рубеж

В октябре 1950 года по просьбе северокорейского правительства руководством Советского Союза было принято решение о создании на территории Северо-Восточного Китая советской авиационной группировки для прикрытия тыла Корейской народной армии от ударов американских ВВС. Шёл четвёртый месяц войны в Корее...



Имея четко поставленную задачу об оказании военной помощи Корейской Народно-Демократической Республике, советское военное командование сформировало 64-й истребительный авиационный корпус, который 28 ноября вступил в боевые действия и вёл их до конца войны. Базируясь на приграничных с Северной Кореей китайских аэродромах, корпус должен был прикрывать от ударов авиации США важные административно-политические центры и народнохозяйственные объекты на северо-востоке Китая, а также коммуникации тылов и боевых порядков северокорейских и китайских войск в Маньчжурии и Северной Корее. Боевой состав 64-го истребительного авиационного корпуса не был постоянным. Как правило, после восьми-четырнадцати месяцев ведения боевых действий происходила замена очередного авиационного соединения на вновь прибывшие из Советского Союза. За три года войны в боевых действиях в составе корпуса приняли участие около пятидесяти наших земляков.
Мировая авиация вступила тогда в реактивную эру. В небе Кореи впервые произошёл бой между реактивными истребителями. Бывшие союзники по антигитлеровской коалиции сошлись в единоборстве своих авиационных достижений, отстаивая свои идеологические принципы в условиях "холодной войны" по разные стороны фронта.
Наши лётчики не участвовали в наступательных операциях. Обеспечивая противовоздушную оборону, они действовали в строго ограниченном районе над территорией Северной Кореи. Советский Союз не афишировал участие наших военнослужащих в боевых действиях в корейской войне, и лишь в последние годы эти факты получили широкую огласку.
Китайская форма, опознавательные знаки ВВС Корейской народной армии на самолетах советских пилотов, практически полная изоляция и ограничение в передвижениях, попытки радиопереговоров на китайском языке - всё это было призвано скрыть участие в войне советских военнослужащих. В разные периоды войны в Корее девять орловцев участвовали в воздушных боях с американскими пилотами. Это А.А. Жданович, В.М. Дубровин, Б.В. Бокач, Н.А. Антипов, Ф.Т. Юшин, Л.П. Морщихин, П.Д. Егоров, В.А. Пожидаев и И.Г. Дежкин. Десятки раз они поднимали свои "МиГи" на перехват "летающих крепостей", вступали в поединки с "сейбрами" и "тандерджетами". Трое наших земляков воевали в дивизии, которой командовал знаменитый ас Великой Отечественной войны трижды Герой Советского Союза И.И. Кожедуб. В общей сложности орловцы сбили 16 самолётов противника. Родина высоко оценила их подвиги. Все они награждены орденами. Б.В. Бокач за 8 сбитых самолётов представлялся к званию Героя Советского Союза, но из-за существовавших тогда противоречий между руководством армейской авиации и авиации ПВО многие лётчики, в том числе и Борис Васильевич, не получили этого заслуженного ими звания.
К сожалению, сбивали и наших летчиков. Катапультировался и вернулся в боевой строй И.Г. Дежкин. В.М. Дубровин и В.А. Пожидаев погибли. Похоронены наши земляки в г. Порт-Артуре (Китайская Народная Республика), рядом с нашими соотечественниками, павшими в русско-японской войне 1904 - 1905 гг. и гражданской войне в Китае 1946 - 1950 гг. Оба лётчика - уроженцы Колпнянского района. На данный момент не удалось найти в области их родственников.
Наши пилоты не могли бы эффективно работать без взаимодействия с наземными частями и подразделениями 64-го истребительного авиационного корпуса. Метеоролог А.А. Борзенков, связист В.С. Кузнецов, специалисты зенитно-прожекторных частей Е.Т. Корогодин, Н.Г. Сазонов, Н.М. Ральянов и многие другие орловцы с честью выполнили свой интернациональный долг в тяжелейших условиях войны.
Сотрудники военно-исторического музея ведут кропотливый поиск наших земляков - участников корейской и других локальных малоизвестных войн. Армия всегда стояла на страже интересов нашего государства, и мы не в праве забывать о нашей истории. Недавно открывшийся в музее зал локальных войн хранит память об орловцах, защищавших интересы Родины вдали от родного дома, о тех, кто погиб на чужой земле, выполняя свой воинский долг.
С. ШИРОКОВ.
Заведующий военно-историческим музеем.


25.10.2005 07:25

Похожие новости

22.10.2005 19:52

Долгожданное событие состоялось в четверг в двух старейших храмах Орла. В Богоявленский и Михаило-Архангельский соборы были доставлены самые крупные в области колокола.  

Всякий, кто проходит мимо храма Михаила Архангела, что находится в самом центре Орла, на правом берегу реки Орлик, не может не поразиться красотой его огромного, только что позолоченного купола, еще до конца не освободившегося от лесов. Его яркий цвет органично сочетается с цветом золотой осени. Как хорошо, что этот величественный храм (высота - более 40 метров!) обрёл свое второе - истинное, прекрасное - давно забытое орловцами лицо.  

Все машины у меня вызывают ярость благородную. При слове "автомобиль" рука тянется к автомату - тому, что с успокоительной газировкой.  

Орловские краеведы давно уже говорят о том, что реальный возраст города Орла много старше первого известного упоминания в летописи, относящегося к XVI столетию. В XII - XIII вв. на мысе при впадении в р. Оку реки Орёл (Орлик), видимо, существовала небольшая (около 1 га) крепость или боярский замок. Она закрывала дорогу вглубь Звенигородского Верховского княжества. Его столица, на основании писцовых книг и актов XVI - XVII вв., соотносится с городищем у села Спасское (Жидкое) Орловского района (на Болховской трассе). Здесь сохранились земляные валы и рвы детинца, подковой замыкающие округлую площадку диаметром около 40 м.  

Жила-была в лесах Орловии хитрая зайчиха, и жила неплохо. Царь - лесной медведь - доверил ей холодильным погребом заведовать, в котором лесной народ продукты хранил про запас. Жила зайчиха припеваючи на этом хлебно-холодном промысле да детишек растила - мальчика-зайчика да дочку-беляночку.