КУЛЬТУРА


Видения без антракта

Октябрь порадовал нас гастрольными спектаклями в «Свободном пространстве».



Видения без антракта Последний пылко влюблённый
Продюсерская компания «Теорикон» представила вниманию орловских зрителей комедию «Последний пылко влюбленный».
Режисcёр — народный артист РФ Александр Галибин (Москва) — предпочел убрать самые острые, «проблемные» моменты из пьесы Нила Саймона. Трагикомедия о неизбывном нашем одиночестве, о желании быть любимыми и нежелании любить, о неспособности прислушаться друг к другу обернулась комедией о любви и ее превратностях.
Сюжет прост: к скромному очкарику Барни Кэшмену (Олег Лабозин), владельцу рыбного ресторана, подкрался кризис среднего возраста. У него в жизни все хорошо — любимая жена, дети, дом, бизнес — но, наблюдая за людьми, обедающими в его ресторане, Барни видит, что существует и другая жизнь: роковые красавицы, яркие ощущения. И Барни решает пуститься во все тяжкие — и, что удивительно, ему даже везет. Тихоне Барни удается добиться свидания с одной… двумя… тремя женщинами. Но что ему нужно от этих женщин?
Ирина Савицкова играет всех троих. Доверить все три женские роли в «Последнем пылко влюбленном» одной актрисе — уже традиция. Вспомним фильм-спектакль «Этот пылкий влюбленный» с Алисой Фрейндлих.
Кто такой Барни Кэшмен в исполнении Лабозина?
В начале спектакля его так и хочется назвать «мальчик-переросток»: он и внешне, и поведением схож с робким подростком-«ботаником». Собираясь принять «гостью», он боится не того, что жена узнает, а того, что узнает мама. Он унаследовал ресторан отца и женат на школьной подружке, с которой вместе рос — ему не пришлось в жизни ни за что бороться, ни за карьеру, ни за любовь. Все пришло к нему само, а он сидит и жалуется, что жизнь скучна и предсказуема. Такое ощущение, что адюльтер — это его первое самостоятельно принятое решение. Первый риск. Выглядит это, конечно, глупо, но человек впервые начал ошибаться, начал жить. И получать уроки жизни.
Барни, у которого жена Тельма была первой и единственной женщиной, вдруг решает примерить маску этакого «лихого парня», дамского угодника. Но у него, естественно, плохо получается играть непривычную роль. Он допускает ошибки (к примеру, угощает даму виски из пластикового стаканчика, безо льда и без закуски). Он болтает без умолку. То заводит разговор о поэзии и нараспев читает свои смешные вирши о рыбе, то — что вовсе уж неуместно — начинает рассказывать, как любит жену… Мы понимаем, что Барни просто не с кем поговорить. Но почему?.. У него есть его обожаемая Тельма… А может быть, за пятнадцать лет брака эти двое просто отвыкли разговаривать по душам?
Художник-постановщик Виктор Шилькрот создал отличную метафору с помощью цвета: показывая, как герой мимикрирует под очередную женщину, он передает это совпадением цветов в наряде героя и его гостьи. Ее оранжевый костюм — его оранжевый галстук, ее смешные розовые оборки — его смешные розовые носки…
И только с Тельмой, с милой, рыжей, как солнышко, родной Тельмой, Барни не нужно притворяться и мимикрировать. Не нужно бояться насмешек. Тельма принимает его таким, как есть — в скособоченных очках, в трусах и майке, взъерошенного, никакого не донжуана, просто Барни.
Тельма (которую тоже играет Савицкова) — это роль без слов. Но характер молодой женщины отлично передан через пластику и мимику. Тельма — очень простая: и в плохом, и в хорошем смысле. Она не дышит «духами и туманами», она не похожа на кинозвезду и, наверняка, она не пишет стихов — даже про рыбу. Зато она любит и никогда не предаст. Эти двое так притерлись друг к другу, так сроднились, что только вместе каждый из них может быть самим собой.
Вот и разгадка. Пытаясь изменить жене, герой пытается не быть самим собой. Но от себя уйти нельзя. Можно только понять себя, повзрослеть.
Измена (измена себе) так и не произошла — удивительно, но при всей своей слабости характера Барни все же сумел вовремя остановиться, прекратить игру, маскарад, вернуться к своей собственной, настоящей жизни…

Шухер
Моноспектакль «Шухер!» называют театральным экспериментом.
Спектакль уникален.
Во первых, этот совместный проект Дмитрия Аксёнова и «Театра песка» Сергея Назарова имеет подзаголовок «Видения без антракта». Видения — это «песочная анимация», возникающие на экране и перетекающие одна в другую картины из песка.
Привет из восьмидесятых — уже из прошлого века…
История взросления четырех друзей, совершенно сумасбродных и все-таки симпатичных ребят. Каждый из них по-своему «чудик»: один фонтанирует идеями, как бы чего взорвать, и пытается запустить в космос хомяка, другой коллекционирует все, вплоть до жеванной жевательной резинки.
Декорация здесь одна, и она живая, изменчивая, как сон, как воспоминания. Это — картины из песка. На кино-экране мы видим руку Художника, рассыпающую песок. Под ловкими пальцами на наших глазах возникают и меняются картины. Они дополняют выразительную, но лишенную полутонов игру актера, придают спектаклю глубину, лиричность и одновременно населяют его образами «внутренней мифологии»: утопленница, русалка, замочная скважина, ключ, дом, окно, распахнутое в космос…
Песочная анимация Сергея Назарова и живая, энергичная игра Дмитрия Аксёнова заставляют смотреть «Шухер!» на одном дыхании. Здесь нет длиннот, нет сбоя ритма, даже паузы заполнены музыкой, игрой света и теней, возникновениями новых картин на экране и напряженным ожиданием — более динамичный моноспектакль трудно себе представить.
Заслуженный артист России Дмитрий Аксёнов работает в Московском молодежном театре В. Спесивцева. Он — художественный руководитель театральной гостиной и арт-клуба «Спе-Сивцев-Вражек». Режиссеры спектакля — Евгений Мушко и Наталья Арзамасцева. Сама пьеса написана Аксеновым на основе его рассказов, которые скоро должны выйти отдельной книгой.
Это рассказы о детях, родившихся в семидесятые и взрослеющих в шумном и пестром мире, где нет видеоигр и Интернета, но есть кое-что поинтереснее: лодка из автомобильной камеры, живой хомяк по кличке Трезор. Удивительно яркие, точно цветные стеклышки, которыми мы играли в детстве, эти рассказы понятны даже тому поколению, которое никогда не мечтало стать космонавтами и не жевало по три дня одну и ту же японскую жвачку. Если тексты Аксенова можно с чем-то сравнить, то, конечно, со сценарием «Амаркорда» Феллини! Смешное соседствует со страшным: добыча березового сока неожиданно становится смертельно опасным занятием, зато взрыв боевого патрона, который ребята хотят устроить на кухне, оборачивается забавным «срывом операции» — вот сейчас крутым героям, кажется, достанется на орехи… В маленьком городке, где все всех знают, слухи превращаются в легенды, продавщица в лавочке — в загадочную богиню любви, а образ нагой утонувшей девушки становится последним видением детства перед переходом в отрочество…
В ближайшем будущем нас ждет еще один гастрольный спектакль в «Свободном пространстве». Это фантазия по пьесе Бориса Акунина «Зеркало Сен-Жермена» костромского Камерного драматического театра под руководством Б. И. Голодницкого.


14.10.2013 14:05

Похожие новости

Таланты и поклонники Литература — высший дар Божий. Потому-то её и облепляют тьмы и тьмы сочинителей, желающих присосаться своими мушиными хоботками к сладостному слову Писатель.  
Колокольный звон эпох В Орловском краеведческом музее открылась персональная выставка белгородского фотохудожника Анатолия Лукьянова «Земля победителей». Выставка завершает цикл экспозиций, посвященных 70-летию освобождения Орла от фашистских захватчиков.  
Звезда для Артура «Орловская правда» организовала для ребенка-сироты Артура К. встречу с актером и шоуменом Иваном Охлобыстиным.  
Новый сезон тургеневского театр 8 октября тургеневский театр открывает свой предъюбилейный сезон. В связи с ремонтом премьера спектакля «ПОСТ СКРИПТУМ. PS» пройдет на большой сцене театра «Свободное пространство».  
Сохраним для потомков 14 сентября в деревне Погорелец Урицкого района Орловской области состоялось торжественное открытие усадьбы Тимофея Николаевича Грановского. Имя этого известного во всем мире орловца — историка и медиевиста — не забывают на его родине. Поэтому почитателей его таланта в этот субботний день собралось немало.