КУЛЬТУРА


Знаменитый хирург и педагог

10 марта исполнилось 220 лет со дня рождения выдающегося деятеля отечественной медицины Ивана Филипповича Мойера. Он был женат на воспетой Жуковским нашей землячке Марии Андреевне Протасовой, и последние двадцать с лишним лет его жизни прошли в болховском селе Бунино (ныне Урицкого района). К юбилею знаменитого хирурга и педагога было приурочено открытие в Бунине памятного знака на предполагаемом месте его захоронения. В торжествах приняли участие гости из Москвы - правнук И.Ф. и М.А. Мойеров Николай Андреевич Беэр со своей женой Татьяной Ивановной.



Безусловно, такая яркая личность, как ректор и профессор Дерптского (Тартусского) университета, музыкант-виртуоз, известный благотворитель, друг двоих декабристов и отличный агроном Иван Филиппович Мойер заслуживает не только газетной публикации, но и отдельной книги. Но это дело будущего, а пока остановимся на основных этапах его жизни и деятельности.
Родился он в семье ревельского (таллинского) пастора голландского происхождения. По желанию отца юноша поступил в 1803 году в Дерптский университет, где в течение трех лет изучал богословие. Затем для изучения медицины отправился за границу, где провел шесть лет.
В Вене и средневековом итальянском городе Павии наставниками Мойера были известные ученые Скарпа и Руст, а с профессором Павийского университета, хирургом и анатомом А. Скарпой он даже подружился.
Однажды с хирургом Рустом произошел такой случай. "Я приехал к нему в Вену из Италии от Скарпы, - рассказывал позже Иван Филиппович своему ученику хирургу Пирогову. - Руст показал мне в госпитале одного больного с опухолью под коленом. "Что бы тут сделал старик Скарпа?" - спросил он у меня. Я ответил, что Скарпа предложил бы ампутацию. "А я вырежу опухоль", - сказал Руст. Подлипалы и подпевалы уговаривали его показать прыть перед учеником Скарпы, и Руст тут же приступил к операции.
Опухоль оказалась сросшейся с костью, кровь брызгала струей, больной истекал кровью; ассистенты со страху разбежались. Я помогал оторопевшему оператору перевязывать артерию. И тогда Руст сказал мне: "Этих подлецов я не должен был слушать, а вот вы не советовали мне начинать операцию - и все-таки не покинули меня, я этого никогда не забуду..."
В Вене Мойер познакомился с великим Бетховеном и навсегда остался пропагандистом его творчества (у поэта Жуковского есть рисунок "Мойер галопирует на Бетховене"). Усиленно занимаясь музыкой, Иван Филиппович со временем стал великолепным пианистом.
В начале 1809 года он с несколькими товарищами в течение трех месяцев посетил более 20 городов, среди них Рим, Венеция, Неаполь, Верона и Помпея. В своем "Путевом дневнике" юный путешественник восторгался окружающей природой, памятниками древности и искусства, делился впечатлениями о посещаемых театрах, картинных галереях и музеях.
Вернувшись на родину, Мойер в 1812 году руководил хирургическими отделениями военных госпиталей сначала в Риге, а потом при университетской клинике в Дерпте. С 1815 года он уже профессор хирургии местного университета.
Отличительной чертой Мойера современники называли благородство. Он пользовался большим уважением не только коллег по работе, но и всего дерптского общества. Большинство студентов его просто боготворило.
В разное время у Мойера учились будущие известный хирург Ф. Иноземцев, терапевт Г. Сокольский, физиолог А. Загорский, натуралист
С. Куторга (наставник Тимирязева). А в доме профессора жили любимые его ученики - основатель военно-полевой хирургии и хирургической анатомии Николай Пирогов, автор книги "Жизнь и поэзия В.А. Жуковского" Карл Зейлиц и создатель монументального "Толкового словаря живого великорусского языка" Владимир Даль.
В феврале 1815 года на одном из концертов пианист Мойер произвел сильное впечатление на недавно оказавшуюся в Дерпте Марию Протасову, назвавшую его "виртуозом". Иван Филиппович вызвался давать ей уроки музыки, а потом стал домашним врачом в семье Протасовых.

Вскоре произошло то, что и следовало ожидать. Мойер полюбил Машу. Еще не зная о печальном финале ее взаимной любви к Жуковскому, Иван Филиппович весной 1815 года сделал ей предложение. Маша отказала, но просила по-прежнему бывать в ее доме.
В сентябре того же года она писала своей овдовевшей в 1812 году в Орле кузине Авдотье Киреевской: "Второе украшение Дерпта (первым она назвала профессора богословия Л. Эверса, адресата стихотворения Жуковского. - В.В.) есть милый, добрый, благородный Мойер... Он положил себе за правило забывать или не думать о себе там, где дело идет о пользе ближнего, и жертвовать всем другому. И это не слова, а дело.
Он отказывает себе в самых приятных занятиях для того, что может употребить свое время и свой талант для других. Клиника университетская у него на руках, но так как там нельзя содержать беспрестанно более 5 человек (и то, чтоб были больные разными болезнями, для обучения студентов), то Мойер нанимает большой дом, куда привозит себе безруких и безногих и лечит на свой счет...".
Узнав, что Маша по-прежнему любит Жуковского, и убедившись в том, что брак между ними волей Екатерины Афанасьевны окончательно невозможен, Мойер снова просил её руки. Маша ответила, что посоветуется с Жуковским, которому писала: "Я имела случай видеть его благородство и возвышенность его чувств и надеюсь, что найду с ним совершенное успокоение. Я не закрываю глаза на то, чем я жертвую...".
В день свадьбы 14 января 1817 года Мойер считал себя самым счастливым человеком. В лице Маши он обрел верного друга и помощника в своих добрых делах. Объединяла их и любовь к музыке.
Супруги Мойеры часто устраивали благотворительные концерты. Собранные средства пошли на создание первого в городе Бедного дома для 12 старух и стариков. Недостающую сумму внесла Маша, продав всё, что у нее было драгоценного.
В октябре 1820 года в семье Мойеров появилась дочь, которую в честь бабушки назвали Катей. Через два с половиной года прославленный доктор медицины и хирургии был бессилен помочь своей нежно любимой супруге, скончавшейся при родах второго ребенка. В последний путь Марию Андреевну провожал весь Дерпт. Мойер в 37 лет совершенно поседел.
Еще при жизни Маши он вынашивал план о переезде на ее родину. "Добрый Мойер, - радостно извещала Маша подругу, - часто говорит, что желал бы быть директором (врачебной) управы в Орле..." Он обещал жене, что воспитает дочь в русском духе. Купив часть села Бунина, Иван Филиппович построил здесь каменный дом с хозяйственными службами и в 1837 году, выйдя в отставку, распрощался с Дерптом.
Перед отъездом он оставил в банке капитал (5 000 рублей серебром), проценты с которого шли на содержание основанной им и Марией Андреевной богадельни. Число содержащихся в ней престарелых людей постепенно увеличилось вдвое. После смерти профессора на богадельне прибили вывеску "Мойеров Бедный дом".
Обосновавшись в Бунине, учитель Пирогова проявил себя отличным хозяином. Он посадил чудесный парк, много десятин леса, два фруктовых сада. За одну осень Мойер насажал 140 тысяч берез, в том числе сам лично одну березовую аллею, ведущую от ворот в сад, к колодцу.
В доме Мойера нередко устраивались концерты, на которые съезжались окрестные помещики. Желанным гостем был живший в 40 верстах от Бунина хороший музыкант Владимиров, приезжавший иногда на неделю со своим крепостным оркестром.
За месяц до смерти Иван Филиппович перешел из лютеранской веры в православную. Приглашенным им по этому поводу дворовым и крестьянам он раздал почти весь находившийся в амбарах хлеб.
Скончался Мойер 1 апреля 1858 года в Бунине. В последнюю минуту он протянул вперед руки и воскликнул: "Маша!". Потом перекрестился и сложил руки на груди. Похоронили его около сельской деревянной Покровской церкви. Спустя 32 года его внучка Мария Васильевна Беэр возвела по проекту Попова недалеко от нее новый каменный храм, не сохранившийся до наших дней.
Владимир ВЛАСОВ.

Письмо губернатору
Уважаемый Егор Семенович!
10 марта 2006 года исполнилось 220 лет со дня рождения Ивана Филипповича Мойера. Памятная доска с барельефом этого замечательного человека недавно была установлена патриотами-краеведами Григорием Григорьевичем Лазаревым, Алексеем Павловичем Юдиным, Владимиром Алексеевичем Власовым, Виктором Дмитриевичем Сидоровым в центре села Бунино Урицкого района. Это село вошло в малое Золотое кольцо Орловщины.
Мы благодарим Вас от имени потомков И.Ф. Мойера за бережное отношение к культуре прошлого, что очень важно в наше далеко не простое время для людей и особенно для молодого поколения.
Потомок Николай Андреевич Беэр и другие.
г. Москва.


29.03.2006 08:59

Похожие новости

Под девизом "Музыка мира и дружбы язык" шагает по городам и весям Орловщины фестиваль детского самодеятельного художественного творчества. Можно сказать, что половина пути уже пройдена. Недавно районные дома культуры Хомутово и Хотынца звенели радостными детскими голосами. Музыка, песни, танцы, красочная феерия костюмов, горячие аплодисменты и счастливые лица в зале - одним словом, праздник. Юные артисты из восьми районов области демонстрировали своё мастерство.  

Спектакль петербургского "ТеатрДома" "Двое других" с участием Андрея Урганта, Максима Леонидова и Алексея Кортнева должен был состояться на орловской сцене ещё в феврале. Но тогда с солистом "Несчастного случая" произошел тот самый несчастный случай - он заболел и не приехал. Артисты, отработав двухчасовой концерт, обещали быть в Орле в полном составе в начале весны. И сдержали своё обещание.  

24 и 25 марта, в преддверии Международного дня театра, в Орловском государственном академическом театре им. Тургенева состоится премьера спектакля по пьесе К. Гольдони "Кьоджинские перепалки". Режиссёр спектакля - Ю. Калантаров (Москва). В следующем году театральный и литературный мир отметит 300-летие со дня рождения Карло Гольдони, черпавшего вдохновение в самой гуще народной жизни, в ярких и самобытных характерах темпераментных и солнечных итальянцев. Будучи адвокатом, К. Гольдони хорошо изучил их нравы, острый и яркий язык. О жизни маленького рыбацкого городка Кьоджи с его бурными страстями зрителям поведают артисты театра М. Корнилов, А. Магдалинин, С. Аксиненко, А. Карташов, С. Мартюшева, Е. Полянская и другие. А. ВАЛЕРЬЕВА.  

Суровая зима уже передала корону владычицы юной, робкой весне. Но шлейф из снегов и холода всё тянется за своей хозяйкой. Своеобразные проводы морозной красавице устроил театр "Русский стиль". В его стенах расположилась первая выставка работ начинающего орловского фотографа Светланы Хвостиковой под неожиданным названием "Минус тридцать".  

Свежий ветер всколыхнул атмосферу одной из старейших творческих организаций нашей области. В Орловском отделении Союза художников России запахло новыми красками. В последний день зимы состоялось по-весеннему бурное собрание, результатом которого стало избрание нового состава правления. Наш корреспондент взял интервью у вновь избранного председателя, заслуженного художника России В.Н. Ефимова.