ОБО ВСЁМ


Счастливые, часов не наблюдаем

В городском садочке я Марусю встретил. Что ж, коль встретил, деваться некуда: надо предлагать свидание. Маруси иного хода не прощают.



Моя тоже согласилась сразу:
- Завтра в пять вечера под часами.
О! Под часами! Как романтично! Сколь овеяно традицией, сколь описано лириками.
Горячо полюбил мой народ этот символ: аптека, улица, фонарь... На фонаре большой и круглый, как морская мина, циферблат. И ты, счастливо копошащийся под этим вкрадчиво тикающим часовым механизмом.
И то: не под Лениным же себя чистить, в самом деле; гораздо приятней под часами. Под теми, к примеру, что на Ленинской.
Глажусь, покупаю цветочки марусины глазки. Бегу, бегу - вон она аптека, вон типография, мост, фонари в ряд... А часов нет.
Столько лет висели, а теперь нет. Вот ушлые перестройщики, думаю; и это порушили.
Зато, помню, в конце моста, у площади любимых Карла Марса и Фридриха Сникерса тоже давно уж есть столб с часами.
Шасть туда - столб стоит, часов не наблюдаю. Тридцать лет шли - теперь ушли.
Шалишь, не проведёшь - через сто метров, на другом углу Тюза-вуза, у самого перекрёстка, открывающего светлую дорогу к рынку, тоже имеется механизм. Правда, не эстетски-круглый, а квадратный, словно голова думского заседателя; да какая разница? Главное - смотри, Маруся! - висит!
Висеть-то висит, но показывает сингапурское время: час ночи. Маруся, конечно, в такую рань под фонарями не топчется.
Леший бы забрал её, с её свиданием; но во мне уже азарт, и цветы кому-то совать надо. Прыгнул в троллейбус: через остановку гостиница "Орёл" - ох, память неуёмная! - там ещё один древний квадратный циферблат привешен.
Ага, не отвинчен до сих пор - это успех. Однако время на нём то ли гренландское, то ли пакистанское: шесть утра.
Вспотел я от переживаний; неужто, думаю, она мне вокзал назначила? Так под вокзальными часами только групповые экстремалы встречаются: чтоб с электрички веером прямо в мягкий лес, на сырой оперативный простор.
Сел в сквере, устроил себе мозговую атаку: где ещё в Орле часы висячие? У почтамта сняли, у "Победы" вместо стрелок влепили в кругляшку то ли рекламу, то ли опознавательный знак.
Возле стадиона часы да, остались; вчера видел, когда с отменённого футбола брёл. Однако они хоть и висят - да ведь стоят...
- Ой! - кричу в риске быть взятым в загородную больницу. - Сейчас кругом другие часы, электронные, с бегающими цифирками... Но как под ними стоять?
В самом деле, как? На той же гостинице "Орёл" бежит строка; напротив, через весь сквер Танкистов, мигает ей от универмага другая такая же с экрана - а разве под нею постоишь? Тут же примут за диверсанта.
Да, ведь это вправду перемена эпох. У бывшего (и де-факто сущего) "Промприбора" есть монументальные стоячие часы у фонтана - их стрелки залепило снегом; а повыше, на могучем заводском корпусе, бегут цифирки, бегут - показывают то температуру (прекрасный градус: плюс ноль), то время, весьма точное, однако в светлый день невидимое.
Что-то такое мелькает и на Весёлой Слободе, на университете, готовящем сельхозгероев. Там вообще лес (то есть двор) тёмный, ограда за километры окружает.
А в один из нескольких ОГУшных отростков влеплены часы нормальные, что-то издали советующие, - так ведь только стань, сразу бюст Пушкина оживёт, как статуя Командора: "Чего стоишь? Пшёл отсюда!".
Вправду, знаковый момент: всеобщие часы для горожан теперь укрепляют не просто на фонаре, а именно на стенке, кому-то прочно принадлежащей...
И вот тут меня прошибло:
- Мэрия! Она же ближе всего к горсадочку, она же в центре!
Как я был так вчера до бессознания эйфорирован? Ведь Маруся потому их и не назвала, что часы на мэрии - самые главные в городе, видны отовсюду, а особенно с центральной площади, всем несознательным митингующим - те в любой миг должны знать, когда кончить митинг, чтоб их не побили.
Зачем мне митинги, плевать на них всем влюблённым, мне цветы отдать надобно. Бегу, теряя напомаженные башмаки, за так называемый театр, к дому со знаменем, к дому, от которого отвернулся скульптурный Бунин, к дому с правильными часами.
Стал. Через минуту забила дрожь: ведь сейчас выйдут. Чего стоишь, сюда только идут.
Идут те, кто очень доволен своей должностью, и те, кто очень недоволен жизнью. И никто не стоит. Особенно с цветами марусиными глазками.
И, конечно, ко мне из мэрии вышли.
- Брателла, - сказали, - твои цветы, случайно, не с тротилом?
- Нет, - отвечаю, крупно дрожа. - Это для любимой.
- Ну, давай, мы сами отнесём.
- А вы знаете кому?
- Конечно. Марусе.
Я ушёл, почти облегчённый. Для себя понял: не стой никогда под мэрией, это не часы. Для читателей: объясните, что делала Маруся из аристократической мэрии в плебейском горсаду?
Может, настоящее счастье искала? Которого без фонаря уже и не найдёшь...

Юрий ОНОПРИЕНКО.


05.04.2006 08:22

Похожие новости

"Присяга 30 января, вы не приезжайте... Я надеюсь, вы там без меня не ругаетесь и живете мирно. Смотрите, поддерживайте друг друга в трудный момент. И вообще живите дружно. Всем привет! Алексей".  

Письмо было толстенное, на тридцати страницах отпечатано - и как только в конверт поместилось? Читаем на первом листе: "Письма из армии"... Любопытно. Ничего подобного мы давно не получали. Пишет мама солдата, которая из писем сына составила такой вот дневник солдатской службы. "Может быть, на фоне негативного изображения нашей армии мои записки кого-нибудь успокоят", - пишет наша читательница. - Имена и названия населенных пунктов я изменила". Мамин дневник нам показался интересным, может быть, он действительно поможет кому-нибудь изменить свое мнение об армии. Публикуем в некотором сокращении  

...Яркие красные, желтые, синие жалюзи на окнах, хорошая мебель и потрясающей красоты обереги на розовых и голубых ленточках, свисающие с потолка... На стенах - пейзажи и премилые фото счастливых детей. Детей, которым не суждено было родиться (их родители страдали бесплодием), но которые появились на свет благодаря высокому профессионализму и мастерству врачей. Большой ковер, на котором небрежно разбежались разноцветные шары для будущих занятий фитнесом, телевизор... Доверительной атмосферой, теплой обстановкой встретил нас семейно-консультативный центр "Берегиня" при областном родильном доме.  

Городская маршрутка - очень удобный вид общественного транспорта. Но всегда ли приятно ею пользоваться? Думаю, многие согласятся с тем, что культура обслуживания пассажиров в микроавтобусах довольно часто оставляет неприятный осадок, особенно в часы пик. Если негативные моменты рассматривать на примере условной маршрутки, то наша поездка будет выглядеть примерно так.  

Как только на пригорках появляются первые проталинки, как только собираются караваны перелетных птиц на север - душа геолога оживает: пора готовиться к полевому сезону.