ОБО ВСЁМ


Котелок, пробитый пулей

Солдатский котелок времён Великой Отечественной - сам по себе редок. А когда он ещё и прошит навылет вражеским свинцом... - Вот входное отверстие, вот выходное, - показывает Анатолий Викторович. - Мы этот котелок возле железной дороги раскопали, три года назад. Драгоценная находка. "Мы" - это поисковая группа, возглавляемая преподавателем Анатолием Вороновым. Она действует при Ливенском профессиональном училище № 4. С 1996 года Воронов преподаёт здесь ОБЖ - "Основы безопасности жизнедеятельности". А к планомерной поисковой работе приохотил ребят лет пять назад.



Каждый сезон с апреля по октябрь отыскивают они воинские захоронения, обихаживают их. В месяц иногда по четыре-пять походов делают.
Группа давно превратилась в авторитетный отряд с известным всему городу названием "Ливенский рубеж". Костяк составляют около пятнадцати учащихся, всегда охотно идущих за Вороновым. Они с ним уже давно. Плюс ещё пятнадцать-двадцать таких, кто побывал в походах хотя бы несколько раз.
И, пожалуй, столько же наберётся тех, которые по итогам поисковых походов оформляют стенды музея.
Да-да, в училище есть внушительный историко-краеведческий музей с тем же наименованием "Ливенский рубеж". Он родился почти одновременно с отрядом. Вышло это вполне естественно, ведь находки сразу же стали исчисляться десятками.
- Вон те фрагменты самолёта мы возле села Дубровка отыскали. Те подсумок, винтовку и мундштук - в районе Коротыша.
Найденное сначала щедро раздавали по ливенским школам, однако самые приметные находки решили оставлять у себя. Они и сейчас пополняют тесненькие музейные стенды.
Как, например, расстаться с солдатским портсигаром, на котором светится самодельная "хозяйская" чеканка в виде непритязательной, но такой дорогой звёздочки и нерасшифровывающихся теперь инициалов?
А в отдельном уголке совершенно уникальная вещь: целая подшивка фронтовой дивизионной газеты "Сталинское знамя".
- Одна сельская бабушка нас на раскопках увидела, спросила, кто мы; и потом подарила эту подшивку, в чердачном сундуке много лет её берегла.
На каждом газетном номере строгая сноска: "Из части не выносить". Сама часть, конечно, не названа. Законы военного времени... Этот пожелтевший раритет ещё ждёт своего исследователя-профессионала.
- Музей создан для города. К нам часто приходят экскурсии. И сами мы во всех ливенских школах регулярно устраиваем выездные экспозиции. Мобильные, однодневные, чтобы избежать мороки
с хранением в чужих стенах.
Члены отряда создают в своём музее панорамные фрагменты боёв за ливенскую землю. С увлечением участвуют в этом и девушки - скажем, третьекурсница Нина Доманова, получающая в училище мирную профессию повара.
А парни ждут сухих вешних дней, чтобы отправиться в новые походы. Это, к примеру, будущие строители Максим Ашихмин, тоже третьекурсник, и его младший товарищ Алексей Ратников. У обоих уже немалый опыт.
Задача поисковиков состоит не только в том, чтобы отыскать забытые захоронения, но и в том, чтобы обиходить давно знакомые.
- Если на какой-нибудь отдалённой солдатской могиле памятник покосился, мы его снимаем, реставрируем и ставим обратно. Если не было таблички - прикрепляем. Не известно имя - так и пишем: "Неизвестный солдат". Эти два слова давно в нашей стране святые.
Бывали случаи, потребовавшие от юношей выдержки и стойкости. Пошли, например, на знаменитую высоту "Огурец", где в сорок третьем завязались страшные бои. Она хоть и на липецкой земле, но от Ливен всего в тридцати пяти километрах по прямой.
- Приходим, начинаем раскопки - и тут же обнаруживаем немецкую мину, да ещё на боевом взводе... Ребята не растерялись, сообщили военным, огородили место и охраняли его до тех пор, пока не приехали сапёры.
Такие грамотные действия объясняются просто: все прошли необходимый инструктаж, все прекрасно знают, что импульсивность и самодеятельность в поисковом деле недопустимы. Воронов и его подопечные работают в тесном контакте с райвоенкоматом и службой МЧС.
Конкретно - со специалистом по взрывоопасным предметам спасателем Владимиром Мельниковым, который вместе с преподавателем учит мальчишек и теории, и практике раскопок, сам часто ходит с ними в походы.
За пять последних лет отряд "Ливенский рубеж" обнаружил более двадцати воинских захоронений, а обустроил десятки. Благородное патриотическое дело всячески поощряется ливенскими властями, сельскими администрациями.
...Стоит потемневшая от времени красноармейская кружка, лежит офицерский ремень, смотрит со стены листовка Молотова... И тут же, рядом с фронтовыми находками, есть на стендах сугубо житейские вещи - патефоны, лапти, утюги. Ведь музей, повторим, историко-краеведческий и должен рассказывать обо всех сторонах жизни родного края.
Кроме того, на фоне обычной старой бытовой утвари острее и глубже воспринимается жертвенный воинский подвиг во имя мира.

Юрий ОНОПРИЕНКО.
г. Ливны.
На снимках: командир поискового отряда "Ливенский рубеж" преподаватель профучилища №4 А.В. Воронов в музее, созданном его подопечными.


11.04.2006 07:52

Похожие новости

"Птичку жалко..." - плакал комедийный киногерой, а все смеялись. Ужо будет нам за этот смех. Птичка-то выжила и принесла людям неизлечимый грипп. "Стрелять перелётных!" - кричат и в Госдуме, и на улицах. Хотя неизвестно, дикие птицы заразили домашних иль наоборот. Ведь первая вспышка гриппа произошла в июле, когда перелётные птицы мирно гнездуются. Так может, причиной гриппа стали заражённые корма или продажные попугаи (начальная вспышка случилась в Новосибирске, связанном с Китаем прямыми авиарейсами)? Об этом пишет информационный бюллетень Союза охраны птиц России "Мир птиц"(№ 2-3, июль - декабрь 2005 г.). Об этом говорилось и на недавнем собрании орловских орнитологов, членов Союза.  

Итоги последних президентских выборов в Белоруссии различные средства массовой информации оценивают порой диаметрально противоположно. Свой взгляд на этот вопрос в интервью "Орловской правде" предлагает посол по особым поручениям МИД Республики Беларусь Н.Г. Войтенков.  

В городском садочке я Марусю встретил. Что ж, коль встретил, деваться некуда: надо предлагать свидание. Маруси иного хода не прощают.  

"Присяга 30 января, вы не приезжайте... Я надеюсь, вы там без меня не ругаетесь и живете мирно. Смотрите, поддерживайте друг друга в трудный момент. И вообще живите дружно. Всем привет! Алексей".  

Письмо было толстенное, на тридцати страницах отпечатано - и как только в конверт поместилось? Читаем на первом листе: "Письма из армии"... Любопытно. Ничего подобного мы давно не получали. Пишет мама солдата, которая из писем сына составила такой вот дневник солдатской службы. "Может быть, на фоне негативного изображения нашей армии мои записки кого-нибудь успокоят", - пишет наша читательница. - Имена и названия населенных пунктов я изменила". Мамин дневник нам показался интересным, может быть, он действительно поможет кому-нибудь изменить свое мнение об армии. Публикуем в некотором сокращении