ОБО ВСЁМ


Наследство Лутовиновых

Любой читатель и почитатель Ивана Сергеевича Тургенева, даже поверхностно знакомый с биографией писателя, наверняка слышал или читал, что мать писателя Варвара Петровна Лутовинова была одной из богатейших помещиц России. Ей принадлежали многочисленные имения в нескольких губерниях империи. А вот как и когда начинало складываться это богатство, нам недавно удалось достаточно подробно выяснить с помощью одного архивного дела, извлеченного на свет из фонда № 6 Государственного архива Орловской области.



В этом фонде сосредоточены многочисленные дела, рассматривавшиеся в Орловской палате гражданского суда, в том числе и по таким деликатным вопросам, как наследование. Обычно, когда прямых наследников у почивших не оставалось, а завещание отсутствовало, дело рассматривалось в судах, и процедура эта могла занять достаточно долгий срок. Единица хранения № 2056 фонда 6 ГАОО называется "Дело об отказе за помещицу Лутовинову В.П., после смерти родных, имений в разных уездах". Начато оно 11 декабря 1795-го, а окончено 31 мая 1810 года, т.е. тянулось почти 15 лет, превратившись в конце концов в огромный фолиант журнального формата объемом 920 страниц и толщиной в десять сантиметров.
Суть же дела такова. В конце 80-х - первой половине 90-х годов 18-го века умерли один за другим, не оставив прямых наследников и завещаний, сразу несколько представителей рода Лутовиновых - Петр Иванович, Алексей Иванович, Дарья Ивановна (в замужестве - Ренова), Екатерина Игнатьевна (в замужестве - Неплюева) и ее дочь Анна Семеновна Неплюева.
Претендентов оказалось несколько, но главными, согласно законам Российской империи (преимущество при наследовании отдавалось представителям по мужской линии), стали Иван Иванович Лутовинов и его племянница, дочь умершего родного брата Петра Ивановича, девица Варвара Петровна Лутовинова.
Пока Варвара была несовершеннолетней, ее интересы в борьбе за наследство выражали опекуны, и они с Иваном Ивановичем затеяли многочисленные тяжбы в разных уездных и губернских судах. Однако ни одна сторона за годы, пока тянулось дело, так и не сумела добиться победы или хотя бы преимущества.
Но, достигнув совершеннолетия, Варвара Лутовинова взяла решение наследственного вопроса в свои руки и сумела договориться с родным дядей о том, на каких условиях они поделят между собой спорное имущество.
14 декабря 1809 года в Орловской палате гражданского суда Иван Иванович и Варвара Петровна подписали раздельный акт, основные положения которого мы перечислим подробно, поскольку в нем содержатся важные сведения имущественного характера.
Начнем с цитаты. "...По взаимному нашему друг друга родственному благорасположению, желая обоюдно пользовать на будущие времена спокойствием и безтяжебною жизнею, все вышеозначенные дела об оставшихся нам в наследство... и производимые по оным споры навсегда прекращаем, а потому все значущие по предсказанным делам движимыя и недвижимыя имения добровольно и полюбовно разделили на следующем положении...".
А далее дядя и племянница перечислили десять пунктов, которые составили главное содержание раздельного акта. Пункты эти достаточно обширны, подробны - и по этой причине мы извлечем из них только самую суть.
В первом названы все имения, которые отошли к Варваре Петровне Лутовиновой от полковницы Катерины Игнатьевны и дочери ее Анны Семеновны Неплюевых, от бригадира Алексея Ивановича Лутовинова и от поручицы Ольги Ивановны Реновой.
Вот эти имения. В Тульской губернии, в Новосильском уезде - деревня Любовша; в Ефремовском уезде - село Ситово, село Троицкое (Медвежки тож), деревня Яблоново; в Орловской губернии, в Болховском уезде - деревни Дичкова и Малый Синец; в Курской губернии, в Курском уезде - деревня Боева, что на Обмети; в Вологодской губернии, в Кадниковском уезде - деревни Турова, Нидеева, Комарова, Алферовская, Михалёва.
Общее число дворовых людей и крестьян мужского пола в этих имениях составило 374 человека.
Во втором пункте раздельного акта содержатся данные об имениях, отошедших к Ивану Ивановичу Лутовинову. Всего в имениях этих у Ивана Ивановича Лутовинова оказалось 478 душ дворовых и крестьян мужского пола.
Поскольку имений и крепостных людей у дяди оказалось больше, чем у племянницы, Иван Лутовинов - в сравнение доли наследства - заплатил Варваре Петровне 35 тысяч рублей ассигнациями.
В пункте третьем племянница обещала таким разделом имений "быть навсегда довольною и в дополнение оного ничего от него, дяди... никогда не требовать и потом на него нигде ни под каким видом и предлогом не просить...", а дядя в свою очередь обещал то же самое.
В четвертом пункте стороны договорились о том, кому достанется озимый хлеб в разделенных имениях (тому, чье теперь имение), а насчет ярового хлеба на весну 1810 года Иван Иванович пообещал племяннице для посева столько семян, сколько обычно засевалось их до этого.
В пункте пятом был разрешен вопрос о тех крепостных женщинах, кто до подписания раздельного акта вышел замуж в другие селения, и о беглых крестьянах.
В шестом и седьмом пунктах возник вопрос о возможности защиты своих интересов в том случае, если вдруг появятся неизвестные на момент подписания иска.
Из пункта восьмого мы узнали о том, что в раздел не были включены два московских деревянных дома. Первый из них, находившийся за Пречистенскими воротами, за Земляным городом, в приходе церкви Неопалимая Купина (что слывет в Старой Конюшенной), принадлежал Катерине Игнатьевне Неплюевой и ее дочери Анне Семеновне Неплюевой. Второй остался от покойной Ольги Ивановны Реновой и располагался в Яузской части, в приходе Воскресения, в Барашах, в Барашевском переулке. Дядя с племянницей договорились оба дома продать, а полученные деньги поделить пополам.
Завершая текст раздельного акта, стороны пообещали: "Сию учиненную нами, Иваном и Варварою Лутовиновыми, добровольную мировую и раздельную запись содержать нам и наследникам нашим навсегда свято и ненарушимо, и ничем и ни под каким видом не опорачивать и не опровергать...". Нарушившие же это обещание подверглись бы штрафу в 50 000 рублей.
Раздельный акт подписали сами договорившиеся - Иван Иванович и Варвара Петровна в присутствии девяти свидетелей.
Свидетели подтвердили, что Варвара Лутовинова при подписании раздельного акта получила от дяди 35 000 рублей.
В конце документа названы две интересные фамилии: "Сию запись писал коллежский секретарь Василий Грановский, на листах скрепил секретарь Тимофей Грановский" - это родственники нашего земляка-историка.
Так, на законных основаниях и "полюбовно", мать Ивана Сергеевича Тургенева получила имения своих умерших родственников, а спустя еще четыре года, когда умер уже и дядя, ей достались и все названные за ним в упомянутом нами документе владения.
Хотя еще долго потом тетки Варвары, сестры умершего Ивана Ивановича Лутовинова, пытались оспаривать это, но судебные власти были на стороне бывшей сироты, ставшей одной из богатейших помещиц России.
Александр Полынкин.


12.04.2006 08:24

Похожие новости

Солдатский котелок времён Великой Отечественной - сам по себе редок. А когда он ещё и прошит навылет вражеским свинцом... - Вот входное отверстие, вот выходное, - показывает Анатолий Викторович. - Мы этот котелок возле железной дороги раскопали, три года назад. Драгоценная находка. "Мы" - это поисковая группа, возглавляемая преподавателем Анатолием Вороновым. Она действует при Ливенском профессиональном училище № 4. С 1996 года Воронов преподаёт здесь ОБЖ - "Основы безопасности жизнедеятельности". А к планомерной поисковой работе приохотил ребят лет пять назад.  

"Птичку жалко..." - плакал комедийный киногерой, а все смеялись. Ужо будет нам за этот смех. Птичка-то выжила и принесла людям неизлечимый грипп. "Стрелять перелётных!" - кричат и в Госдуме, и на улицах. Хотя неизвестно, дикие птицы заразили домашних иль наоборот. Ведь первая вспышка гриппа произошла в июле, когда перелётные птицы мирно гнездуются. Так может, причиной гриппа стали заражённые корма или продажные попугаи (начальная вспышка случилась в Новосибирске, связанном с Китаем прямыми авиарейсами)? Об этом пишет информационный бюллетень Союза охраны птиц России "Мир птиц"(№ 2-3, июль - декабрь 2005 г.). Об этом говорилось и на недавнем собрании орловских орнитологов, членов Союза.  

Итоги последних президентских выборов в Белоруссии различные средства массовой информации оценивают порой диаметрально противоположно. Свой взгляд на этот вопрос в интервью "Орловской правде" предлагает посол по особым поручениям МИД Республики Беларусь Н.Г. Войтенков.  

В городском садочке я Марусю встретил. Что ж, коль встретил, деваться некуда: надо предлагать свидание. Маруси иного хода не прощают.  

"Присяга 30 января, вы не приезжайте... Я надеюсь, вы там без меня не ругаетесь и живете мирно. Смотрите, поддерживайте друг друга в трудный момент. И вообще живите дружно. Всем привет! Алексей".