ОБО ВСЁМ


Как воспитывали Великого немого

Великим немым с чьей-то легкой руки назвали кинематограф на заре его появления. Он был необыкновенно популярен в 1920-е годы. Люди шли в кинотеатры, чтобы отдохнуть, развлечься, увидеть что-то новое и интересное. Однако власть старалась превратить "буржуазное развлечение" в орудие пропаганды, строительства новой жизни. Тема кино была одной из ведущих, постоянных в губернской газете. Причем журналисты не только информировали, но и выступали в роли политработников, предписывающих нэпманам-кинопрокатчикам что и как показывать.



"Орловская правда" в январе 1923 года сообщала о том, что в Орле состоялся общественный суд над кинотеатрами: "Буревестник", "Титан", "1-й Художественный", "Палас", "Парижский" и "Железнодорожный". По заключению обвинения, орловские кинотеатры своим репертуаром "ослабляют волю рабочего класса, прививают ему буржуазно-мещанские стремления и развращают рабочую молодежь пинкертоновщиной и "прелестями" бульварной любви" ("Орловская правда", 1923, 5 янв.).
В заметке "Орловской правды" под заголовком "Просвещение рабочих масс" отмечалось: "На совещании завкультотделами профсоюзов и завклубами выдвинут вопрос об организации рабочего кино по клубам и крупным "красным уголкам". Совещание отметило, что Губполитпросвет в деле продвижения в рабочие массы серьезной революционной кинофильмы почти ничего не делает" (1925, 24 февр.). Сообщая об открытии кинотеатра "Пролеткино" (пролетарское кино. - А.К.), "Орловская правда" подчеркивала: "В выборе картин для "Пролеткино" надо быть весьма и весьма разборчивым, очень и очень желательно, чтобы демонстрируемые картины сопровождались короткими докладами-лекциями, в которых бы излагалось вкратце содержание кинокартины, отмечалось идейное содержание картины, указывалось художественное значение картины" (1926, 28 дек.).
Довольно часто в "Орловской правде" звучала критика "чиновников от кинематографии": "Губполитпросвет, приобретая для орловского экрана такие картины, как: "Человек без имени", "Глетчер смерти", "Перед лицом опасности" и т.д., идет всё время по линии наименьшего сопротивления. Здесь потворство мещанским обывательским вкусам, "уважение" "публики", желающей быть подальше от картин с революционным содержанием, с художественно идейным оформлением сюжета, и летний сезон мы заканчиваем при программе кинокартин явно в подавляющем большинстве халтурного характера" ("Орловская правда", 1926, 8 авг.). Были и предложения о том, как повысить действенность кинопропаганды: "Жизнь Советского Союза во всей ее бытовой пестроте проходит перед кинозрителями и запечатлевается несравненно сильнее, чем сухая хроникерская заметка в газете. До сих пор обычно кинохроника идет "сверх" программы, а ее интерес иногда бывает гораздо выше во всех отношениях заглавной картины очередного привоза из-за рубежа. Вот и на этот раз мы смотрели 26-й номер Совкиножурнала, а в Москве уже идет 31-й. Надо как-нибудь добиться, чтобы наши экраны видели очередной номер, ну хоть, скажем, с отставанием на один номер" (1926, 4 сент.).
Интерес орловцев к кинохронике был далеко не случаен. Именно в это время демонстрировался один из документальных сюжетов, основанный на орловских реалиях. Зрителям "сверх программы был показан процесс наших орловских тюремщиков: Сементовского, доктора Рыхлинского, Мелких, Ковалева... Знакомые все лица орловским старожилам... Показания свидетелей, бывших политкаторжан нашего централа, речи общественного и государственного обвинителей, состав суда, в котором в качестве нарзаседателя присутствует известный советский журналист Сосновский" ("Орловская правда", 1926, 14 нояб.).
В статье "Кинопередвижка в деревню", опубликованной 25 сентября 1926 года, сообщалось о начале кинофикации деревни: "С 15 сентября (в заметке "О кинопередвижках" (Орловская правда, 1927,
4 февр.) указано - с 15 октября. - А.К.) Орловский губполитпросвет начал обслуживать кинокартинами крестьянство по деревням Орловской губернии. В первом маршруте кинопередвижка № 1 с новым усовершенствованным аппаратом с аккумулятором для электроэнергии повезла в деревню картины "Везде и всегда неграмотному беда", "На смерть Ленина", в 1 ч[асти], и кинокалендарь.
Передвижка эта должна обслужить районы Змиевки, Глазуновки, Воронца, Тросны, Гостомли и Кром.
Готовится вторая передвижка и в недалеком будущем будет пущена в работу по другому направлению. С кинопередвижкой работают механик и помощник, которые, кроме демонстрирования картин, проводят с крестьянами пояснительные беседы".
В опубликованной спустя несколько месяцев заметке "О кинопередвижках" подводились первые итоги: "В период октябрь-ноябрь кинопередвижки обслужили 24 деревни, в Орле 7 школ, 2 раза побывали в изоляторе (в тюрьме. - А.К.), 2 раза в Доме крестьянина, побывали в подшефных ГПУ деревнях. Все попытки увеличить кинопередвижки (из текста непонятно: увеличить количество передвижек или поднять интенсивность работы имеющихся? - А.К.) не увенчались успехом" ("Орловская правда", 1927, 4 февр.).
Примечательно, что в книге "Очерки истории Орловской организации КПСС" со ссылкой на "Отчет Орловского губкома РКП(б) за период ноябрь 1924 г. - ноябрь 1925 г." было указано: "По решению бюро губкома партии в октябре 1924 года для сельских клубов было закуплено 10 кинопередвижных установок, что положило начало созданию губернской киносети". Получается, что целых два года кинопередвижки на Орловщине оставались без дела!
"Орловская правда" откликалась буквально на все киноновинки, более того, давала им подчас нелицеприятную оценку, писала о реакции зрителей. Например, газета рассказала о том, с каким воодушевлением орловская детвора смотрела большой двухчасовой фильм "Великий перелет" - о Советском Союзе, Монголии и Китае ("Орловская правда", 1926, 30 дек.), рекомендовала для просмотра фильм "Мать": "Надо, чтобы она обошла и все наши клубные экраны. Эту картину должен видеть весь орловский пролетариат и особенно молодежь" (1926, 9 дек.). Приведем выдержки из публиковавшихся в "Орловской правде" мини-рецензий.
"Чертово колесо": "Когда эту картину посмотрели краснофлотцы Балтфлота, то на кораблях прошли собрания коллективов и вынесено было требование снять картину с экрана, потому что она дает неверное представление о комсомольце-краснофлотце, потому что были кадры, которые извращали краснофлотскую действительность и психику краснофлотца... Картину несколько перемонтажировали, кое-что выкинули, и теперь она идет по экранам РСФСР" (1926, 20 окт.).
"Враг женщин": "Очередное заграничное кинонедоразумение. Внешне хорошо оформленный кинопустяк без всякого идейного содержания.
Хорошо бы было нашему коммунхозу поглядеть эту картину. С берега моря режиссер перебрасывает зрителя на американскую собачью живодерню. Прекрасно оборудованное учреждение, с усовершенствованным приспособлением для умерщвления бродячих собак. Собаки здесь приемлют такую безболезненную и мирную кончину, о которой лишь православные христиане могут помышлять и слезно молить у своего господа бога" (1926, 14 нояб.).
"Дети бури": "Сюжет мог бы стать шаблонным. Пролог - 1916 и начало 1917 года. Время начала вскипания революционного котла в Ленинграде. Организация культурно-интеллигентского коллектива "Труд и Свет". Анархические уклоны, эсеровские мечтания молодежи и искание верного пути в надвигающихся бурных событиях, а затем выход на верную дорогу под лозунгом "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!". Гражданская война. Некоторый уклон в детективность, а в общем картина смотрится с большим интересом. Киномолодняк советского экрана стоит на верном пути и даст то, чего мы ждем от советского кино" (1927, 9 янв.).
Жесткие, идеологизированные заметки "Орловской правды" по поводу кино стали своеобразной подготовкой для вытеснения частного капитала из этой сферы. В августе 1927 года в Орле был учрежден трест зрелищных предприятий, в который наряду с городским парком, садом "Аквариум" и драмтеатром вошли и кинотеатры. Газета с тех дней писала о кино значительно меньше: государство отныне полностью контролировало экран.
Алексей КОНДРАТЕНКО.


12.04.2006 08:25

Похожие новости

Любой читатель и почитатель Ивана Сергеевича Тургенева, даже поверхностно знакомый с биографией писателя, наверняка слышал или читал, что мать писателя Варвара Петровна Лутовинова была одной из богатейших помещиц России. Ей принадлежали многочисленные имения в нескольких губерниях империи. А вот как и когда начинало складываться это богатство, нам недавно удалось достаточно подробно выяснить с помощью одного архивного дела, извлеченного на свет из фонда № 6 Государственного архива Орловской области.  

Солдатский котелок времён Великой Отечественной - сам по себе редок. А когда он ещё и прошит навылет вражеским свинцом... - Вот входное отверстие, вот выходное, - показывает Анатолий Викторович. - Мы этот котелок возле железной дороги раскопали, три года назад. Драгоценная находка. "Мы" - это поисковая группа, возглавляемая преподавателем Анатолием Вороновым. Она действует при Ливенском профессиональном училище № 4. С 1996 года Воронов преподаёт здесь ОБЖ - "Основы безопасности жизнедеятельности". А к планомерной поисковой работе приохотил ребят лет пять назад.  

"Птичку жалко..." - плакал комедийный киногерой, а все смеялись. Ужо будет нам за этот смех. Птичка-то выжила и принесла людям неизлечимый грипп. "Стрелять перелётных!" - кричат и в Госдуме, и на улицах. Хотя неизвестно, дикие птицы заразили домашних иль наоборот. Ведь первая вспышка гриппа произошла в июле, когда перелётные птицы мирно гнездуются. Так может, причиной гриппа стали заражённые корма или продажные попугаи (начальная вспышка случилась в Новосибирске, связанном с Китаем прямыми авиарейсами)? Об этом пишет информационный бюллетень Союза охраны птиц России "Мир птиц"(№ 2-3, июль - декабрь 2005 г.). Об этом говорилось и на недавнем собрании орловских орнитологов, членов Союза.  

Итоги последних президентских выборов в Белоруссии различные средства массовой информации оценивают порой диаметрально противоположно. Свой взгляд на этот вопрос в интервью "Орловской правде" предлагает посол по особым поручениям МИД Республики Беларусь Н.Г. Войтенков.  

В городском садочке я Марусю встретил. Что ж, коль встретил, деваться некуда: надо предлагать свидание. Маруси иного хода не прощают.