ОБО ВСЁМ


Небесное подворье

Понятие "монастырь" для простого, невоцерковленного человека содержит некую светлую тайну. И хотя былые властители в наказание запирали в монастырских стенах своих неугодных родственников или близких, а в народе придумали выражение "подвести под монастырь", означающее большие житейские неприятности, всё равно в глубине души у мирян всегда жило невольное благоговение перед теми, кто вступил на путь служения Богу.



Времена стремительно меняются. Человечество технически прогрессирует год от года. Люди вырвались в космос и проникли в самую суть собственной души, дали названия почти всем природным явлениям и объяснения практически всем душевным порывам, но так и не смогли приблизиться к великой тайне, имя которой Бог. Для многих это по-прежнему некая абстрактная сила, вершащая людские судьбы. Кто-то вообще предпочитает на эту тему "не париться".
Нынешние монастыри отличаются от прежних, на мой взгляд, большей открытостью: и для людей, которым посещение этой религиозной общины нечто вроде обычной экскурсии, и для того же технического прогресса. Набираю телефонный номер. Отвечают: "Монастырь"...
Со стереотипом, что монастыри - место, где сплошь ангелоподобные монахини-голубицы, чистые аки горлицы и воздушные, как персонажи фресок, только и делают, что молятся, лично я распрощалась уже давно. Помню пасмурный осенний день, когда шла по территории Шамардинской женской обители и навстречу мне попалась молодая, в длинных чёрных одеждах женщина, ведущая под уздцы лошадь, запряжённую в телегу. За ними следовала другая служительница с большим тесаком в руке. Они подошли к огромной капустной плантации и начали срезать и грузить на телегу кочаны. Надо сказать, романтики в этой картине было мало: и в натруженных руках, и в сурово-неподвижных лицах, и в грубых, напоминающих кирзовые сапоги, башмаках. И хотя физический труд всегда был неотъемлемой частью жизни монахов, хотелось прежде всего увидеть тот необычный, светлый, струящий божественное знание взор.
И этот свет я увидела, но намного позднее, совсем недавно, когда на территории Болховского Оптина монастыря познакомилась с матерью Иоанной. Я увидела глаза, которые были обращены к Богу. В них читались мудрость, какая-то затаённая боль и бесконечная материнская нежность. Мать Иоанна приняла постриг не так давно, но стопы её судьба направила на этот путь, видимо, задолго до этого шага. До того как уйти в монастырь, женщина пятнадцать лет служила в орловском храме Михаила Архангела. Очень благодарна настоятелю отцу Владимиру, который был её духовным наставником.
Мать Иоанну мы повстречали близ скита, к которому она шла от монастыря с охапкой веток.
- Козам несу, - сказала она и пригласила в жилище.
Прежде чем начать разговор, осведомилась, дала ли на нашу беседу своё благословение матушка-настоятельница? Таков устав: никакой самодеятельности, шаг влево, шаг вправо - только с разрешения. Пришлось звонить на сотовый матушке. Та благословила, предупредив, что не стоит смущать расспросами послушниц. Девушки во время нашей беседы с матерью Иоанной сидели в своей комнате за шторой тихо, словно мышки. Один раз только кому-то из них позвонили на мобильник. Мелодия была тихая, переливчатая.
Скит в данном случае был обычным деревянным домом, правда, с небольшим крестом на коньке. В длинном узком коридоре вдоль окон висели и сохли пахучие укропные пучки для засолок на зиму. Из окна виднелись огород с картофельными грядками и несколько яблонь. Из живности на монашеском подворье - куры, четыре козы и корова.
Кстати, сами монастыри раньше называли "небесными подворьями". Вот такие вот религиозно-хозяйственные островки, утвердившиеся, словно между небом и землёй, гармонично соединившие небесные молитвы и земные труды.

Возрождение монастырей - это некий знак особого Божьего промысла. Это своего рода ответ небес земным грехам, расцветшим в последнее время особенно буйным цветом. Не надо быть ни ханжой, ни моралистом, чтобы заключить: современный мир дошёл до пика духовного оскудения и расхристанности. Конечно, наивно было бы предполагать, что все заблудшие души сразу бросятся в духовные лечебницы, коими по сути своей являются монастыри, но сам факт существования "небесных подворий" - это мощный сдерживающий окончательное духовное падение фактор. Они опровергают ту мысль, что, дескать, не осталось ничего святого. Осталось.
- Мне часто приходится ездить по стране, - говорит настоятельница Болховского Оптина женского монастыря матушка Евфалия. - Я бываю на богослужениях в храмах и вижу огромное количество воцерковлённой, серьёзно относящейся к православию молодёжи. Многие, вступая на этот путь, находят не только Бога, но и друг друга, создают крепкие семьи. В былые времена, когда мы не убивали своих детей, семьи были большие, многодетные, и считалось счастьем для всего рода, если один ребёнок посвящал свою жизнь Богу. В старину в монастыри чаще шли смолоду, в целомудрии. Сейчас - всё больше на закате своей жизни. Покаявшись и очистившись, мы несём Богу свои останки.
Не секрет, что большинство из нас вспоминают о Боге, когда случается какое-нибудь горе. Мы просим прощения или терпения, каемся или бунтуем. Некоторые совершают нечто вроде душевной сделки, дают обет служения в обмен на здоровье или жизнь близкого человека. Чаще всего это делают матери, чтобы спасти своих детей.

Наверное, не так уж важно, какими путями люди приходят к вере. Главное, что приходят.
- Видимо, надо изначально иметь какой-то особенный характер, чтобы впоследствии найти в себе силы от многого отречься, воспитать внутреннюю дисциплину, обрести смирение, - говорю я.
- Господь сам всё сделает, - отвечает мать Иоанна. - Постепенно, потихонечку освободит от греховных помыслов. Правда, главного человеческого греха - гордыни - лично во мне с самых малых лет не было. Всегда словно под пятой была: в детстве строгую мать боялась, в молодости - начальства. Мужей только не боялась: ни первого, сурового, ни второго, что помягче был.
При упоминании о семье захотелось узнать, не обрываются ли у монашествующих людей отношения с детьми, например? Со своими сыновьями мать Иоанна изредка видится, но хождения в мир, по её словам, лишают её внутреннего равновесия, которое приобретает она в монастыре.
Размеренная жизнь, незыблемый распорядок дня с ежедневными утренними "полуношницами" да вечерними "правилами" (так называются службы) дисциплинируют, дарят душе спокойный, природный ритм. Есть днём часа полтора и на отдых. А так всё в молитвах и трудах.
Кто-нибудь скажет, что молиться и трудиться можно и не уходя в монастырь, что библейские заповеди можно соблюдать, ведя обычную жизнь, работая и воспитывая детей. Только, как ни крути, в монастырях чище, чем в миру. Да и искушений меньше. Хотя есть поговорка, что за мирянином один бес ходит, за монахом - трое, а за пустынником - семеро. Но кто объяснит, почему однажды человек понимает, что в миру ему становится тяжело дышать, что вся любовь, на которую он только способен, переплавляется в одно желание славить имя Господне? Тайна сия велика есть.
Анжела САЗОНОВА.


01.09.2006 08:19

Похожие новости

Ветеран чеченской войны с оружием в руках встретил женщину, которая должна была за долги отключить ему свет. После того что произошло с контролером Орловского филиала ЗАО "ИНТЕР РАО ЕЭС" Галиной Николаевной П. утром 21 августа, она и ее коллеги просят журналистов не называть их фамилии в газете. Испуганно объясняют: "Нам ведь еще работать, мы боимся!" Поскольку судиться с журналистами становится все более модно, сразу оговорюсь - газета не утверждает, как на самом деле выстраивались события того утра. Мы приводим только версии двух сторон конфликта. В любом случае читателю будет о чем поразмышлять.  
Первое сентября для первоклашек, конечно, праздник. Но не обольщайтесь, родители, потому что, скорее всего, - это веха вашей семейной жизни. А для бывшего детсадовца школа в первый год обучения - сплошной стресс.  
Рост цен на горючее год от года превращается в подобие дурного спектакля. Режиссеры - крупные нефтяные компании. В актерах недостатка нет, и маски у всех уже привычные: члены правительства получают повод лишний раз помелькать на телеэкранах, ругая неуемный аппетит нефтяников и рассказывая о своих планах по удержанию стоимости топлива. Оппозиционные политики организуют шумные акции протеста - толку никакого, зато можно засветиться в роли народного защитника. А билеты на этот спектакль приходится оплачивать всем нам - плату принимают сначала на автозаправках, а потом уж любой ценник "подрастает" из-за удорожания горючего.  
25.08.2006 08:52
Ещё немножко, ещё чуть-чуть, и тишина школьных коридоров растает в шуме ребячьих голосов. Любознательную непоседливую детвору соберут за парты заливистые звонки. И новый учебный год откроет такой ответственный и важный первый урок.  
По данным статистики, представительниц слабого пола у нас в стране на 10 миллионов больше, чем сильного. Причина проста: мужчин больше гибнет на опасной работе, в военных конфликтах, от пьянства и т.д. В результате среди одиноких женщин возникает определенная конкуренция. Найти толкового работящего спутника жизни для многих дам - серьезная проблема.