КУЛЬТУРА


Свет изумрудного неба

Село Бредихино от райцентра Корсаково совсем недалеко. Село как село, только больно какое-то разношерстное. Начинается со скромных деревянных домов давней постройки, но крепких. Потом на пути предстают величественные руины старого краснокирпичного храма. Вдалеке из зелени, словно грибы, торчат особнячки-боровички: москвичи себе солидные дачи выстроили. И чуть в сторонке от всего этого разнодомья - жилище героя моей статьи, свободного художника Виктора Хардина.



Что тут живёт человек творческий и эстетически настроенный, было сразу видно: перед домом на аккуратной зелёной лужайке стояли изящные металлические конструкции - треножники, увенчанные цветочными горшками, чуть поодаль - скульптуры. Подошла поближе и удивилась: то, что я издалека приняла за горшки, было на самом деле старыми, ржавыми чугунами. Однако как же их облагородили и как красиво смотрелись в них нежные оранжевые настурции!
Но что восхищало более всего, так это то, как из обычного бытового хлама при смекалке и творческой фантазии рождаются порой вот такие оригинальные вещицы. Это далеко не каждому дано - разглядеть будущее творение. Видимо, это дар, дающийся с рождения.
Виктор Яковлевич родился в солнечном Таджикистане, хотя отец и мать его - оба по корням своим оренбуржцы. Художество влекло парня с детства. Потому и поступил в Душанбинское художественное училище. Не закончил. Решил поступать в Суриковское. Обстоятельства помешали.
Вместо художественного училища им. Сурикова Хардин поступил в строительное училище им. Комарова, где получил профессию плотника. А в свободное от учёбы время пропадал в Эрмитаже и Русском музее, любуясь полотнами великих мастеров.
Виктора Яковлевича всегда восхищали творения настоящих художников. Художников слова в том числе. Однако красоту слова он оценил позднее, в зрелом возрасте. Жаль, говорит, что в школьные годы многое не зацепило. Однако всему своё время и лучше поздно, чем никогда. Некоторые вот, как герой анекдота, всю жизнь удивляются: "Почему "Муму" Тургенев написал, а памятник Чехову поставили". Хардин обожает Лескова. Прочитал всё, что есть в собрании сочинений. Любит Достоевского. И презирает современные детективы. Считает, что они только голову морочат и сляпаны на одну колодку.
Уловив склонность своего собеседника к философствованию, я задала ему самый сложный вроде бы вопрос:
- В чём смысл жизни?
К моему удивлению, ответ был дан без всякого раздумья.
- В работе, - ответил мудрый сельский человек, - желательно в любимой.
Жизнь заставила Хардина поработать и столяром, и плотником, и бульдозеристом. Житейская нужда подбрасывала множество мастеровых подработок. Надо было содержать семью. Трое детей - это не шутка. Всякое дело, памятуя наставление отца, мастер старался делать на "хорошо", а лучше на "отлично". Но в душе Виктор Яковлевич всегда оставался художником. Кисти были самым любимым инструментом, краски - самым любимым материалом.
Каждая картина - это попытка осмысления жизни. Вот этакий "сюр" на тему афганской войны: скомканная газета "Правда", в складках которой видны фигуры бойцов. Это море живых людей постепенно переходит в берег мёртвых тел. Рядом - лирические полотна с пейзажами. Видно, что рождена любовью и теплом даже эта зима. Столько нежности в её снежности! Просто смотри и любуйся. Созерцай.
А вот "Святки" навевают философские мысли. Решение просто гениальное: дерево и человек (единственные персонажи картины, кроме ночного неба, снега и полной луны) поменялись тенями. Красиво, загадочно, символистично. Немного мистики, немного сказки.
Кстати, с одной из его работ, как считает сам автор, связана мистическая история. В далёком 1985 году, ещё живя в Душанбе, нарисовал автопортрет: задумчивого, склонившего голову на ладонь человека. И через много лет на Орловщине в песчанике отрыл камень, очень похожий на то автопортретное изображение. Та же поза, тот же наклон головы. Созданная самой природой скульптура приятных терракотовых тонов теперь украшает околодомное пространство. А вот белая гипсовая человеческая голова - это уже произведение самого Хардина. Называется "Человек природный", потому что мозг этого природного существа - крона дерева. А ведь и в самом деле похоже. Не правда ли, знатоки анатомии?
Если анатомию соединить с поэзией живописи, получится, на мой взгляд... Сальвадор Дали - дерзкий, шокирующий. Хардину нравится этот художник, но больше всего его душе близки Ван Гог, Пикассо, Врубель, Серов. Да, совершенно разные. А кто сказал, что человеческая душа одноцветна, одностильна и непротиворечива? Она - бесконечный, изменчивый космос со всеми его стихиями. Нужно только вглядеться в себя попристальней.
Вглядеться. Но, как выходит на поверку, это самое сложное. Смотреть умеют многие, а вот видеть... Окружающий мир полон неисчерпаемых удивительных деталей, сюжетов и картин, он не может наскучить. Однако, впитывая многие правила и стереотипы, большинство людей словно шоры надевает. Так проще, так легче. Некоторые вообще пребывают в слепоте.
- Лучше быть немым или глухим, чем незрячим, - обронил Виктор Яковлевич, согласясь с нашей поправкой, что лучше всего быть стопроцентно здоровым и полноценным. - Всё-таки восемьдесят процентов информации человек черпает через зрение. Страшно подумать, что этот мощный поток вдруг для кого-то обрывается.
Не задумываясь над многими вещами, мы часто не ценим своих возможностей. И это мешает нам быть счастливыми. А ведь счастье - просто дышать, свободно ходить по этой земле, видеть её красоту.
Словно в подтверждение этой мысли Виктор Яковлевич посмотрел в небеса, посмотрел так, будто блаженно-глубокий вдох сделал.
- Вот небо, - сказал он. - Мы привыкли называть его синим. А ведь в нем столько других красок - жёлтой, розовой, изумрудной... Надо только чаще и внимательней на него смотреть. Это, кстати, ещё и полезно - глядеть вокруг. У мудрых японцев, например, умеющих разглядеть и назвать сотни цветовых оттенков, так называемая ландшафтная терапия рекомендуется как зарядка для души.
Так что, дорогой читатель, бери на заметку. И ежели сада камней поблизости нет, а с балкона открывается вид на "живописную" помойку, всё равно научись находить взглядом красивое: хрупкий цветок на скромной клумбе или пышный закат над серыми крышами.
Анжела САЗОНОВА.


14.09.2006 08:02

Похожие новости

13.09.2006 10:44
Впервые я услышала её на одном районном официальном мероприятии, которое проходило в актовом зале Корсаковской школы искусств. Она пела торжественный и романтичный "Русский вальс" из репертуара певца Юлиана. Понравился не только сильный, глубокий и мягкий голос, но и сама манера держаться, говорящая о профессионализме и высокой исполнительской культуре. Спокойная, уверенная, полная обаяния и грации.  
Недостатка в фестивалях на Орловщине в последнее время не наблюдается. Наоборот, порой возникает ощущение, что череда их нескончаема. А если принять во внимание ещё и возрастной срез участников, то получится, что... Словом, не жизнь, а сплошной всенародный праздник.  
Туристический слёт - всегда праздник, праздник молодости, задора, спортивного соперничества. Таких событий ждут с нетерпением, к ним готовятся заранее: будущие участники рисуют стенгазеты, разучивают новые песни, разрабатывают стратегию, как в честной борьбе опередить соперников в спортивных состязаниях, стать лучшими во всевозможных конкурсах.  
В минувшую пятницу на берегу озера Старого в "Орловском полесье" вырос музыкальный палаточный городок. Самый молодой, наверное, в России фестиваль авторской песни собрал участников и зрителей в четвертый раз. В Москве и Нижнем Новгороде, Гомеле и Краснодаре, Брянске и еще добром десятке городов о поездке на наш бардовский фестиваль начинают говорить как об укоренившейся традиции. Впитать атмосферу не фанерной попсы, а живой музыки, не бессмысленных текстов, а душевных стихов отправился наш корреспондент.  
В Орле и Мценске прошёл межрегиональный семинар "Сельские библиотеки в экологическом просвещении населения". Инициатором выступила секция сельских библиотек Российской библиотечной ассоциации при поддержке администрации Орловской области.