ИСТОРИЯ


Политические краски старой Орловской палитры

Конец XIX в. знаменовался нарастанием кризисных явлений в политической и социально-экономической жизни страны. На этом фоне не только в столицах, но и на периферии усилились оппозиционные настроения у наиболее активных слоев общества. Если в крупных городах одним из самых неспокойных элементов традиционно считалось студенчество, то в Орловской губернии это также были гимназисты и семинаристы. Бунтарский дух тихого провинциального города подпитывался и проживавшими здесь бывшими политическими ссыльными.



В 1893 г. помощник контролера Орловско-Грязской железной дороги, а в прошлом видный представитель народнического движения М.А. Натансон основал в Орле партию "Народное право". Ее программа предусматривала установление гражданских свобод, представительного правления и других либеральных реформ. Народоправцам удалось провести учредительный съезд в Саратове, создать отделения в Москве, Петербурге, Харькове и других городах. Но через год их организация была раскрыта полицией и ликвидирована.
Одновременно с этим в Орле объединялись приверженцы марксизма. Их структурное оформление прошло эволюцию от кружка, основанного в 1894 г., до местного комитета РСДРП, созданного в 1901 г. У истоков социал-демократического движения на Орловщине стояли
В.К. Родзевич-Белевич, В.А. Русанов и другие. В дальнейшем к ним присоединился один из будущих видных революционеров И.Ф. Дубровинский. Находясь на нелегальном положении, орловские социал-демократы организовали свою типографию для печатания произведений К. Маркса и Ф. Энгельса, листовок и т. п. Главным объектом пропаганды своих идей они избрали Брянский уезд, где были сконцентрированы промышленные предприятия. Листовки социал-демократов не раз приводили к волнениям в рабочей среде. Губернской администрации неоднократно приходилось прибегать к помощи войск для ликвидации беспорядков. Репрессии, обрушившиеся на орловских марксистов, привели к арестам их актива в 1898 г.
Второй этап социал-демократического движения на Орловщине был связан с началом издания газеты "Искра", которая должна была объединить разрозненные кружки, группы российских марксистов в единую политическую партию: в сентябре 1903 г. орловский и брянский комитеты РСДРП объединились в единый орловско-брянский комитет.
С 1900 г. в Орле уже была известна эсеровская группа, которая с 1903 г. начинает распространение прокламаций. Эсеровские ячейки организуются не только в губернском городе. В Елецком и Малоархангельском уездах вокруг учительской интеллигенции создаются крестьянские группы.
Террористические методы борьбы, приверженностью к которым отличалась партия социалистов-революционеров, были не характерны для орловских эсеров. Однако заметным явлением стало погромное движение на селе. В годы первой русской революции в Орловской губернии было разгромлено свыше 70 помещичьих усадеб. В то же время центральное руководство партии не поощряло подобную погромную тактику борьбы, а отдавало предпочтение стачкам, бойкотам и т. п.
В 1905-1907 гг. эсеровская группа в Орле насчитывала 12 человек. В первой половине 1906 г. она была реорганизована в комитет. Расширяется присутствие социалистов-революционеров и на уездном уровне. После спада революционного движения эсеры продолжали укреплять свои позиции, особенно в уездах. В Ельце, например, имелась своя типография, где издавались три газеты.
Орловская организация кадетской партии состояла из небольшого числа партийных функционеров и массы сочувствующих, которые активизировались во время выборов. В годы первой русской революции орловские кадеты насчитывали около 470 человек. Больше всего кадетов было в Орле, поскольку именно здесь была сосредоточена основная масса интеллигенции, являвшейся главной опорой партии. В 1907 г. от кадетской партии был избран членом II Государственной думы Ф.В. Татаринов. Орловские кадеты, следуя в целом руководящей линии партийного центра, прекрасно осознавали свое положение в губернии. Они были поставлены в условия постоянного противостояния как с правыми организациями, так и левыми - эсерами. Между тем активной поддержки у населения кадеты не встречали.
Как и центральное руководство партии, орловские кадеты обсуждали проекты либерального переустройства России. В центре их внимания был аграрный вопрос. Среди орловских кадетов были сторонники частичной конфискации помещичьих земель. Они предлагали снизить предел неотчуждаемой помещичьей земли до 150 десятин для черноземной полосы, тогда как центральная программа устанавливала предел в 500 десятин. Выступая против насильственного разрушения общины, орловские кадеты полностью поддерживали столыпинскую переселенческую политику. Будучи сторонниками легальных методов политической борьбы, кадеты оказались практически неспособными работать в условиях роспуска дум и репрессий.
В дни обнародования в губернии Манифеста 17 октября 1905 года впервые заявили о себе орловские монархисты. С их стороны последовало яростное сопротивление оглашению этого документа. Октябрьские дни революционного 1905 г. омрачились и еврейскими погромами в Орле и уездных городах. Губернию захлестнула волна "патриотических" демонстраций под лозунгом "Да здравствует самодержавие!".
Неприязнь черносотенцев вызывала и интеллигенция. Она, "образованная" и "ученая", была повинна в колебании вековых устоев монархического порядка. Кто же входил в число погромщиков? "Есть здесь и мастеровые, и подрядчики, и мелочные торговцы, ломовые извозчики, но более всего люди, не имеющие определенной профессии", - писал в те дни "Орловский вестник". В погромах участвовали и крестьяне близлежащих селений.
После осенних беспорядков, когда стало ясно, на кого могут рассчитывать местные "патриоты", появляется первая организация орловских ультраконсерваторов - "Союз законности и порядка". Как руководство, так и его рядовые массы отличала пестрота социального состава. Здесь присутствовали дворяне-землевладельцы, священники, торговцы, чиновники, крестьяне. На традиционный консерватизм последних особенно рассчитывали черносотенцы. Много было лиц без определенных занятий, даже уголовные элементы. Орловские монархисты сразу обзавелись и собственным печатным органом - им стала газета "Орловская речь".
С осени 1906 г. их берет под свое крыло общерусская монархическая партия "Союз русского народа". Однако новый статус орловских монархистов не придал им политического веса в губернии. На выборах в Государственную думу крестьяне, на которых так рассчитывали монархисты, более поверили либеральным и революционным обещаниям левых, чем заявлениям правых охранителей монархии.
Даже такая небольшая зарисовка политической жизни орловской провинции показывает, что хотя центр общественной жизни России традиционно находился в столице, было бы неправильным считать региональные процессы лишь отражением столичных. Более того, как раз наоборот: именно на местах видны те смыслообразующие элементы политической системы страны, которые лишь аккумулируются на столичном уровне.
Сегодня, как и столетие назад, судьбы политических партий различны. Одни партии распадаются, просуществовав лишь несколько месяцев, другие управляют государствами многие десятки лет. Результатами деятельности одних являются прогресс и процветание государств, другие своим нахождением у власти накладывают лишь негативный отпечаток на историю страны. Тем не менее в каждом из этих случаев исход зависит от рядовых избирателей, которые, поддерживая партию, тем самым продлевают ее политическую жизнь.
Современные события как в России, так и во всем мире наглядно демонстрируют, что политическая борьба с активным участием политических партий продолжается. А периоды стабилизации здесь можно рассматривать как передышки в этой борьбе. Тем не менее именно цивилизованные способы борьбы за власть и участие в политической жизни могут оградить наше общество от попыток проявления произвола и анархии.
А. МИНАКОВ.
Кандидат исторических наук.


14.09.2006 08:02

Похожие новости

Из достаточно большого количества редакторов "Орловской правды" за ее 90-летнюю историю лишь немногим удалось руководить газетой более десяти лет. Первым таким "долгожителем" стал В.К. Авдюшин. В марте минувшего года заместитель главы Кромского района, племянник Василия Кононовича, В.В. Ефимов познакомил меня с личным делом В.К. Авдюшина, которое хранится в госархиве области.  
Великий голод охватил зимой 1922 года значительную территорию России с населением более 23 миллионов человек и унес около 6 миллионов жизней. Вожди большевистской революции в этой трагической ситуации решили нанести смертельный удар по православной церкви. Под предлогом оказания помощи голодающим они распорядились изъять церковные ценности, рассчитывая, во-первых, получить на свои нужды не менее 525 тысяч пудов серебра, а во-вторых, подорвать материальную основу церкви и, обвинив ее в нежелании жертвовать свои ценности на борьбу с голодом, жестоко расправиться с духовенством.  
На днях из творческой командировки в Новочеркасск - столицу Всевеликого войска Донского - вернулся орловский художник казак Олег Сергеевич Маслов. Он принёс в редакцию материал, переснятый им из старой дореволюционной газеты, хранящейся в архиве казачьего музея, и копию редкой фотографии начала прошлого века.  
22 октября 1943 года "Орловская правда" посвятила специальную полосу вопросам восстановления. Страница вышла с крупным общим заголовком "Возрождается жизнь в освобожденной Орловщине. В предоктябрьском социалистическом соревновании добьемся новых успехов в восстановлении народного хозяйства!". Здесь же были опубликованы материалы "Коммунисты в авангарде" (о работе орловских железнодорожников), "Швейная фабрика работает", "Освобожденный район помогает фронту" (информация из Болхова), "Работают по графику" (восстановление электростанции в Орле).  
В "Орловской правде" с 1943 года значительно чаще стали публиковаться материалы на темы мирного строительства. 10 июля 1943 года в газете было напечатано обращение колхозников Белоколодезьского сельсовета Колпнянского района ко всем колхозникам, колхозницам, рабочим и служащим Орловской области. "Дорогие товарищи! Немецко-фашистские бандиты во время оккупации Колпнянского района нанесли тяжелый ущерб цветущему колхозному хозяйству. В нашем Белоколодезьском сельсовете имелось прекрасное здание неполной средней школы, которое было построено силами колхозников. В школе было 7 светлых классных комнат, просторный коридор, большая учительская и школьный клуб. Школа имела 200 парт, библиотеку, кабинеты, оборудованные различными приборами для учебных занятий; имелись все необходимые постройки. Учителя были обеспечены уютными квартирами. Ежегодно школы выпускали до 100 учащихся.