ИСТОРИЯ


"Завещано Орлу"

"Доброхотного дателя любит Бог", - гласит русская пословица. Слово "доброхотный", когда речь идет о музейных дарителях, имеет два значения - доброжелательный, добровольный. Именно коллекционеры предметов быта и искусства по влечению сердца и доброй воле существенно пополняют фонды музеев. В этом легко убеждаешься, познакомившись со словарем дарителей, подготовленным Орловским музеем изобразительных искусств и при поддержке института "Открытое общество" недавно изданным под названием "Завещано Орлу" (автор и руководитель проекта - заместитель директора музея В.Ф. Василенко).



Прекрасно оформленная книга с цветными и черно-белыми иллюстрациями состоит из трех разделов: "Орловский жертвователь Антон Николаев", "Хронологический перечень дарителей с описанием переданных ими произведений" и "Биографии художников". Автор первого раздела В. Василенко подробно рассказала об орловском уроженце певце Антоне Николаевиче Николаеве (1836-1904 гг.), которого называли "первым тенором русской оперы Императорских театров". Его коллекция "картин известных художников, книг и разных вещей", принесенная в дар Орловскому губернскому музею, составила основу его художественного отдела.
Этот незаурядный человек заслуживает самой благодарной памяти орловцев, а между тем его имя известно далеко не каждому работнику культурного фронта. В январе исполнилось 170 лет со дня рождения орловского благотворителя, но этот его юбилей прошел незамеченным.
Выпускник столичного университета Антон Николаев начал свою артистическую карьеру в миланском театре "Ла Скала" партией в опере Доницетти "Фаворитка". В период повального увлечения итальянской оперой он немало способствовал развитию русской музыкальной культуры. Наш земляк пел в Большом и Мариинском театрах, был профессором пения в музыкально-драматическом училище Московского филармонического общества, покровительницей которого являлась великая княгиня Елизавета Феодоровна.

Николаев известен и как автор романсов на слова Некрасова, Дельвига, на свои собственные стихи (например, "Когда случится Вам порой..." и "Не любя никого никогда..."). "Знаменитому генералу Гарибальди" он посвятил переведенные им на итальянский стихотворения Пушкина, Кольцова, Лермонтова и 40 народных русских песен, изданные в Милане в 1862 году. Лучшему тенору своего времени посвящен романс П. Чайковского "Нет, никогда не назову..."
В 1899 году Орловская ученая архивная комиссия выразила жертвователю в только что созданный губернский музей артисту-певцу Антону Николаеву "искреннюю признательность" и избрала его своим почетным членом. Пожертвования в музей он делал и в последующие годы вплоть до своей кончины.
В числе первых жертвователей, кроме Николаева, были губернатор А.Н. Трубников (стул царя Алексея Михайловича), епископ Орловский и Севский Симеон, хранитель музея Ф.Ф. Похвалинский (древнерусские иконы), председатель комитета по устройству 1-й орловской художественной выставки граф П.Е. Комаровский, писатель С.А. Нилус, краевед А.К. Юрасовский и другие.
К сожалению, ни их приношения, ни коллекция А.Н. Николаева в круговороте революций и войн почти не сохранились в фондах областного краеведческого музея. Лишь несколько экспонатов было передано из музея при организации в 1957 году областной картинной галереи, преобразованной впоследствии в музей изобразительных искусств.
Второй раздел словаря дарителей "Завещано Орлу" посвящен истории поступления в музей экспонатов за 1958-2004 годы. При этом даются портреты и биографические сведения благотворителей. Первым экспонатом во вновь созданном музее был портрет П.И. Чайковского работы художника М. Рундальцова, поступивший в 1958 году от историка искусств Е.Г. Левенфиш.

Не могли остаться в стороне от благодарнейшего дела живописцы, графики, скульпторы, театральные художники и художники по керамике, которые либо родились в нашем крае, либо оканчивали орловские школы и художественно-графический факультет педагогического института, либо прочно обосновались в Орле в зрелые годы. Это В.А. Беляев, А.И. Мищенко, В.В. Анисимов, Ж.А. Травинская, Г.В. Дышленко, В.Я. Скляр, Т.В. Соломатина, Н.Я. Силаев, Г.Д. Калмахелидзе, В.М. Ромашов и др.
Благотворительную деятельность А.Н. Николаева продолжили его внучатая племянница пианистка Т.Н. Коломнина и правнучатая племянница врач И.И. Николаева. В 1980-е годы они подарили свыше 70 картин, вышитых полотенец, салфеток и деревянных игрушек.
Педагог М.И. Бахрах, вдова уроженца Орла театрального художника Виктора Шестакова, преподнесла в дар его эскизы декораций к спектаклям, картины и станковые произведения. Внучатая племянница Афанасия Фета В.В. Афанасьева, высылая в музей картины своего мужа, писала в сопроводительном письме: "Орел мне не чужой - он связан с именем моего отца, с именем бабушки и прабабушки - Анны Неофитовны Шеншиной".

Сын активного члена Орловской ученой архивной комиссии краеведа А.Г. Пупарева художник А.А. Пупарев прислал в дар музею свои иллюстрации к русским сказкам и фарфоровые медальоны. Благодаря тесной дружбе, связавшей поэта-философа Даниила Андреева (сына знаменитого писателя-орловца) и художника Г.Б. Смирнова, в музей поступило пять его полотен. От нашей землячки художницы И.А. Евстафьевой музей получил "Орел. Пейзаж с храмом и мостом" (1920-е годы) и другие работы ее матери, известного живописца и графика А.Ф. Софроновой. Шесть офортов У. Штроцински из серии "Детское счастье" и декоративную тарелку неизвестного болгарского художника "Профиль" пожертвовал музею орловский историк и педагог В.А. Ливцов.
Особо хотелось бы отметить щедрый дар выпускника орловской средней школы № 11, доктора технических наук, профессора, лауреата Государственной премии СССР и Государственной премии РФ, заслуженного деятеля науки РФ В.А. Матвеева. С 1982 по 2002 год он презентовал лицею родного города 174 работы 23 художников, в том числе народного художника СССР А.Ф. Пахомова (81), ведущего художника Военно-художественной студии имени Грекова Д.И. Пяткина (43) и живописца, исполнителя панно для ВСХВ И.М. Ильина (20).
Кому не известно имя искусствоведа, культуролога, историка и писателя Н.М. Молевой, автора около 60 книг, в том числе серии исторических романов ("Ошибка канцлера", "Екатерина Дашкова", "Царевна Софья", "Бестужев-Рюмин" и др.)?! Масштаб ее архивных разысканий поражает (в частности, в отделе письменных источников Русского музея хранится составленная ею картотека на 10 000 имен русских художников). Но мало кто знает, что Нина Михайловна значительно обогатила фонды Орловского музея изобразительных искусств.
Делая в 1997 году свой первый дар, она писала, что считает орловский край своей малой родиной, так как "происхождение матери и всех родных - город Ливны". Здесь в 1918 году был похоронен ее дедушка, генерал-майор
И.Г. Матвеев, а ее прабабушку, целительницу А.И. Лаврову (урожденную Мудрову), вспоминают добрым словом не только в Ливнах. Прадедушка же Нины Михайловны С.Л. Лавров за две недели до смерти в 1900 году переселился к родственницам в Спасское-Лутовиново, где и был погребен.

Разумеется, невозможно в газетной статье даже перечислить имена всех дарителей нашего художественного музея. Но в книге с кратким, но ёмким названием "Завещано Орлу" отражены их добрые деяния. Пополнялось музейное собрание и от организаций и групп: регионального общественного фонда поддержки художественных проектов (Москва), главного управления культуры исполкома Московского городского Совета народных депутатов, группы "20 московских художников", Государственного литературного музея И.С. Тургенева, общины церкви Святого Николая Чудотворца деревни Лепёшкино Орловского района и др.
Заслуживает внимания и третий раздел книги, в котором в алфавитном порядке представлены биографические сведения о художниках-дарителях и художниках, чьи работы были переданы музею. Кстати говоря, четвертую часть биографических справок подготовила вездесущая исследовательница и благотворительница Н.М. Молева.

Владимир ВЛАСОВ.


20.09.2006 07:45

Похожие новости

Какими были 1920-е годы для губернской газеты? Время становления и время преодоления колоссальных трудностей. Люди верили в завтрашний день, и эту веру старались укрепить журналисты.  
Конец XIX в. знаменовался нарастанием кризисных явлений в политической и социально-экономической жизни страны. На этом фоне не только в столицах, но и на периферии усилились оппозиционные настроения у наиболее активных слоев общества. Если в крупных городах одним из самых неспокойных элементов традиционно считалось студенчество, то в Орловской губернии это также были гимназисты и семинаристы. Бунтарский дух тихого провинциального города подпитывался и проживавшими здесь бывшими политическими ссыльными.  
Из достаточно большого количества редакторов "Орловской правды" за ее 90-летнюю историю лишь немногим удалось руководить газетой более десяти лет. Первым таким "долгожителем" стал В.К. Авдюшин. В марте минувшего года заместитель главы Кромского района, племянник Василия Кононовича, В.В. Ефимов познакомил меня с личным делом В.К. Авдюшина, которое хранится в госархиве области.  
Великий голод охватил зимой 1922 года значительную территорию России с населением более 23 миллионов человек и унес около 6 миллионов жизней. Вожди большевистской революции в этой трагической ситуации решили нанести смертельный удар по православной церкви. Под предлогом оказания помощи голодающим они распорядились изъять церковные ценности, рассчитывая, во-первых, получить на свои нужды не менее 525 тысяч пудов серебра, а во-вторых, подорвать материальную основу церкви и, обвинив ее в нежелании жертвовать свои ценности на борьбу с голодом, жестоко расправиться с духовенством.  
На днях из творческой командировки в Новочеркасск - столицу Всевеликого войска Донского - вернулся орловский художник казак Олег Сергеевич Маслов. Он принёс в редакцию материал, переснятый им из старой дореволюционной газеты, хранящейся в архиве казачьего музея, и копию редкой фотографии начала прошлого века.