ГОРОДСКИЕ НОВОСТИ


Пойти в школу - не напасть, как бы в школе не пропасть...

Эта история началась несколько месяцев назад с того, что в конце марта сего года в редакции газеты сначала начали раздаваться телефонные звонки встревоженных родителей из с. Гнилец Троснянского района, а потом пришло и письмо. "10 февраля 2006 года у нас сгорела часть школы - нижнее здание. В нем располагались библиотека, мастерская, столовая и три кабинета начальных классов. Мы сейчас остались в одном здании. Разместить все в верхнем здании у нас нет возможности. Тем более, что оно находится в аварийном состоянии.



Детей в нашей школе всего 35. На первый взгляд, покажется мало, но для нас они дети. Нет для них в нашей школе ни спортивного, ни актового зала. Внеклассные мероприятия мы проводим в узком коридоре. Физкультурой в дождливое время заниматься негде. У наших детей была одна радость - мастерская. В ней дети с учителем планировали собрать самолет, но все, что они принесли, - сгорело.
Убедительно просим вас передать губернатору нашу просьбу о постройке новой школы.
Учителя, родители, ученики Гнилецкой средней школы".
Часть первая
Нас не ждали, а мы приехали
Ситуация, прямо скажем, не стандартная. Сразу же после первых телефонных звонков из села мы сами позвонили в Гнилецкую школу, чтобы узнать подробности случившегося. Каково же было наше удивление, когда на другом конце провода директор, кстати, не называя своего имени, ледяным голосом ответила: "У нас все нормально!" "Как может быть все нормально в школе после пожара?" - подумали мы и запланировали командировку в Троснянский район. Но накануне поездки нам опять позвонили оттуда. Звонивший представился заместителем главы администрации Троснянского района по социальным вопросам В.И. Мироновым. Буквально он сказал следующее: "...Не приезжайте к нам, пожалуйста!" После этих слов мы не имели никакого морального права не приехать. Только решено было это сделать чуть позже, когда наверняка сработает эффект неожиданности.
...Мы приехали в Гнилец в первой половине дня. Месторасположение школы определили без труда - по оставшимся от пожара головешкам. С трудом верилось, что здание, внешне больше похожее на обшарпанный сарай, и есть уцелевшая часть школы, где также с недавнего времени располагаются касса и почта, потеснившие сегодня и без того небольшие школьные помещения.
Понятно, наш приезд не остался незамеченным. В классах началось оживление, но еще большая суета царила в коридоре, по которому из угла в угол металась от нас, как загнанный зверь, женщина в плаще. Мы представились. Женщина остановилась в полной растерянности, казалось, наши слова оглушили ее.
- Можно поговорить с директором?
- Можно поговорить со мной.
- Прошу прощения, с кем я разговариваю? - спросила я.
В ответ - молчание.
- Как вас зовут?
Женщина в страшном ужасе наотрез отказывалась называть свои имя и фамилию, отказывалась признавать, что именно она, как выяснилось чуть позже, и есть директор школы - Валентина Александровна Семеренко.
Почему с таким упорством, раздражением в голосе она отказывалась рассказывать о случившемся, называть свои имя, должность? Или надеялась, что если она ничего не расскажет, то журналист так и уедет не солоно хлебавши? А если нет информации, то и рассказывать не о чем? Или было что скрывать? Потом и учителя, и местные жители в один голос нам говорили, что если бы директор заранее, до того как мы переступили порог школы, знала, кто мы, в школу бы мы не попали...
Чуть позже директор все же рассказала, что у них "все нормально":
- Школа сгорела ночью от короткого замыкания. После пожара на выделенные средства приобретены наглядные пособия, литература, холодильное оборудование, доски, парты. Школа полностью укомплектована кадрами... Нам стыдно и горько, что мы в таких условиях! - не выдержала Семеренко.
Между тем Валентина Александровна в категорической форме заявила, что никто из родителей, а тем более учителей, не мог звонить и писать в редакцию. А когда из кабинета, узнав о том, что приехали журналисты из "Орловской правды", вышла учительница, директор начала метаться по коридору, что-то тихо ей говорила, потом пыталась применить дисциплинарное давление: мол, вы срываете урок, удалитесь из коридора и займите свое рабочее место! Но урока у учителя не было, и она не собиралась прятаться за дверью класса.

Часть вторая
Вместо учения - мучения
Не учла уважаемая Валентина Александровна, что мы не в то время живем, когда можно всех заставить молчать. Хотя признаюсь, что когда я вошла в школу (одна часть постройки 1966 года, вторая - 1949 года), создалось впечатление, что на дворе не 2006 год, а как минимум первые послевоенные годы.
Водопровода в школе нет, все удобства - на улице. Огромные трещины на потолках, покосившийся пол сомнительной крепости в узком коридоре, носящем гордое название - рекреация. Вторая часть здания со стороны двора фундаментом уже давно вросла в землю. Здесь маленькие оконца, потолок, до которого я при своем невысоком росте без труда достаю рукой, и здесь, кстати, в плохую погоду проводятся занятия по... физкультуре.
Классы. Крохотные проходные помещения назвать классами просто язык не поворачивается. Здесь и развернуться-то негде. Помните описание комнаты, похожей на гроб, в которой жил герой романа Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание" Родион Раскольников? Нечто подобное представляют собой и классы. Помещений не хватает, слышимость такая, что, сидя в соседнем кабинете, ученики начальных классов могут без труда знать, чем занимаются старшеклассники. Освещение в школе тоже оставляет желать лучшего. В крохотном коридоре второй части здания свет включен не был, и там царил полумрак: десять - пятнадцать минут при таком освещении - и глаза начинают болеть. В классах горели тоже не все плафоны. Учительской больше нет - после пожара в ней разместили столовую. Парты для учеников начальных классов ставить некуда, как некуда вешать и новые доски. Маленькие дети вынуждены сидеть за большими партами, да и заниматься им негде: ждут, когда кабинет какой-нибудь освободится, учатся они во вторую смену...
Здесь впору бить тревогу, просить о помощи, а не отмалчиваться.
Между тем село Гнилец умирающим не назовешь. Здесь около 300 жителей. К селу есть хорошая дорога, проведен газ. Но нет самого главного - нормальной школы. В этих так называемых классах дети просто-напросто оставляют свое здоровье. А сам учебный процесс становится пыткой. Люди в основном занимаются подсобным хозяйством, кто-то ездит на заработки. Худо-бедно, но село живет.
...В то время, пока мы беседовали с учителями, заместителю главы администрации по социальным вопросам В.И. Миронову сообщили о нашем визите. И уже через 20 минут (примерно столько времени требуется на дорогу от Тросны до Гнильца) Владимир Иванович собственной персоной был в школе. Завидев знакомую машину, директор тут же оживилась и предложила перейти и поговорить в другой класс "поприличнее", но все же решено было беседовать в том, "что похуже".

Часть третья
"Как вы яхту назовЁте,
так она и поплывЁт..."
- Образование сегодня находится в тяжелом состоянии, 15 лет в него не вкладывались деньги, - начал монотонным голосом свою беседу с учителями и журналистами Миронов. Было бы логично, если бы Владимир Иванович начал это рассказывать в другой аудитории, далекой от проблем образования, но тут! Кто может знать проблемы учительствования лучше, чем сами учителя?
Миронов с гордостью сказал, что после пожара школе помогли, в общей сложности было выделено 50(!) тысяч рублей. И тут же добавил, что "бюджет района не в состоянии вести капитальное строительство". Он начал обвинять директора, что, мол, она самовольно (а значит, и во всем виновата) пустила в здание школы почту и кассу. "Помилуйте! - недоумевала директор. - Ведь вы у нас власть, без вашего ведома и разрешения это сделать невозможно!" Когда одна учительница попыталась покритиковать бездействие властей, железным голосом Миронов спросил: "Ваша фамилия?". Женщина ответила.
Миронов не слышал учителей, как и не слышал и не видел проблемы школы. Он был очень удивлен моему вопросу: "Чем местная власть в лице районной администрации собирается помочь конкретно Гнилецкой школе?". Молчание. Учителя говорили о необходимости строительства в селе социально-культурно-административного центра, которые уже появились в некоторых селах нашей области (построены на условиях софинансирования) благодаря усилиям, вниманию со стороны местных властей к проблемам села, например, во Мценском районе, где в селе Аниканово 16 учеников. Можно привести и другой пример внимательного отношения местных властей к проблемам сельской школы. Кромской район. Аварийная Черкасская школа. Смогли же местные власти найти выход из ситуации, смогли же найти деньги на капитальный ремонт школы, который в настоящее время активно ведется? Смогли, и тоже на условиях софинансирования. Потому что не ждали, что проблема решится сама собой, а как только она возникла, начали принимать конкретные действия - потому что люди здесь не безразличные.
Зам.1главы Миронов говорил о том, что в районном бюджете на это денег нет, что лучше будет возить детей в школу в Воронец. О том, что после этого село уж точно может умереть (многолетняя практика показывает, что как только в селе исчезает школа, оно по-настоящему начинает умирать), Миронов даже не заикнулся. Не ответил он и на вопрос, почему столько лет на проблемную Гнилецкую школу не обращали внимание? Почему даже в мыслях, планах не было строительства школы или небольшого социоцентра? Почему дети столько лет вынуждены заниматься в ненормальных условиях?
Ответ напрашивался сам собой: нет денег. Это понятно. Но понятно и то, что если стоять на месте, никакого движения не будет. Общеизвестно: под лежачий камень и вода не течет.
Очень неуверенно рассматривалась идея в дальнейшем использовать, например, для школы здание бывшего интерната в Гнильце, которое тоже требует капитальных затрат. "Нечего латать, когда не за что хвататься", - горько отреагировали на это учителя. После жаркой дискуссии Миронов сказал: "Будем, будем говорить по поводу Гнилецкой школы!". "Уважаемый Владимир Иванович, а когда вы перейдете от слов к делу?" - вопрос так и повис в воздухе...
Мы уехали из села, так и не услышав конкретных предложений, которые могли бы помочь решить проблемы больших и маленьких селян. Неужели, сработает принцип "как вы яхту назовете, так она и поплывет"? А ведь название у села далеко не победное, не оптимистичное, скорее, наоборот - Гнилец...
Часть четвёртая
Время дискуссий прошло
Машина заместителя главы Миронова догнала нас уже возле администрации района. Владимир Иванович очень настаивал, чтобы я побеседовала с главой. Мы поднялись в приемную. Молчанием, в величественной позе, окинув взглядом с ног до головы, нас встретил, как потом выяснилось, глава района Виктор Иванович Быков.
- Мы, так сказать, после пожара, так сказать, организовали учебный процесс в школе, оказали помощь на 50 тысяч рублей. Со своей стороны постараемся в течение 2006 года принять меры - капитально отремонтировать школу, сделать так, чтобы свое здоровье школьники не теряли, будем стараться сохранить школу, вопрос о ее закрытии не стоит, - бодро начал отчитываться глава. Но как можно в этой школе сохранить здоровье детей? Поднять потолки, увеличить площадь классов, да и вообще расширить помещения, откуда "материлизуется" спортивный, актовый залы? Где все-таки будут размещаться почта и касса? И на эти вопросы глава района не ответил. Зато бодро, повышая голос, говорил о том, что "в селе плохая демографическая ситуация, мало детей рождается, а стоит ли ради тех, кто есть, строить новую школу?" И прямо передо мной переписывался записками с замом Мироновым. Хотел узнать, о чем мы говорили в Гнильце? Так не ведут себя воспитанные люди. Потом робко спросил, а "были ли мы в Воронце". Не были, уважаемый Виктор Иванович, но обязательно приедем. Быков призывал меня к дискуссии. Но время дискуссий прошло, предвыборная кампания завершена. Пришло время принимать конкретные решения и действия.
- Будем стараться! - пообещал мне на прощание глава.
А мы, в свою очередь, пообещали, что проследим за тем, как будут развиваться события в Гнилецкой школе.

Часть пятая
Эпилог
Мы вновь приехали в Гнилец 18 сентября этого года. Произошедшие изменения приятно удивили.
- Спасибо вам большое! - услышали мы от учителей, едва переступив порог помещения, где теперь располагается начальная школа. - И пусть после вашего весеннего приезда не вышел материал о нашей школе, мы чувствовали вашу поддержку, и уверены, без вас у нас бы ничего не получилось. После этого и глава района В.И. Быков, и его заместитель В.И. Миронов постоянно приезжали в село. Нашли дом, который раньше принадлежал местному хозяйству, выделили средства на ремонт, и теперь в нем располагается начальная школа.
Учителя улыбались, дети вдохновенно что-то лепили и рисовали, лукаво посматривая на нас. Невольно вспомнилась наша первая встреча, когда кроме отчаяния и безысходности на лицах преподавателей было трудно прочитать что-либо еще. Теперь же увидели обратно противоположную картину, почувствовали хорошее настроение людей. И искренне за них порадовались.
Директора В.А. Семеренко было не узнать, уставшая, но совершенно счастливая от произошедших перемен, с ножовкой в руках (все эти месяцы она "выполняет" еще и роль прораба) с удовольствием рассказывала и показывала, что нового и хорошего у них появилось за это время.
- На нас обратили внимание! - с нескрываемой радостью в голосе произнесла Валентина Александровна.
Действительно, обратили. Почта и сберкасса так и остались на прежнем месте, но теперь для них сделан отдельный вход, установлена перегородка с помещениями школы. Теперь посетители не мешают учебному процессу. Во второй части постройки, где ютились ученики начальной школы, дети больше не учатся, у педагогов здесь появилась учительская. Теперь им больше не надо коротать время в темных и узких коридорах.
В здание начальной школы провели газовое отопление. Все лето учителя, родители и просто селяне делали здесь ремонт. Перекрыли крышу, поменяли оконные рамы... Районная администрация обещала выделить средства и на перекрытие старой части основного здания школы, его тоже подремонтировали, провели канализацию, холодную воду, обещают, что будет и горячая. Но как сказала одна из преподавателей: "Очень старое сделать новым никак нельзя...".
Нерешенные проблемы все еще остаются: по-прежнему нет спортивного и актового залов, а значит, негде проводить полноценные занятия по физкультуре и веселые праздничные мероприятия. Школе нужны книги (много сгорело при пожаре), нет и лыж.
Но в конце тоннеля под названием Гнилец, наконец-то, появился свет. И помогли его зажечь местные власти. Ведь могут, если захотят.
Дина ЯГУПОВА.


23.09.2006 08:18

Похожие новости

На рынке бойко идёт торговля с раннего утра и до тех пор, пока не иссякнут покупатели. Сладкий перец и помидоры предлагают по десять рублей за килограмм, арбузы - также по десять, лук - по семь. С некоторых машин продают дыни и виноград. Туда-сюда снуют с пачками купюр смуглые торговцы. Ни дать ни взять - восточный базар. Торговля происходит в самом центре Орла - на Левом берегу реки Оки - далеко за забором Центрального рынка.  
Орловский городской Совет народных депутатов полгода работает в новом составе. За это время многие жители города успели почувствовать, что такое деятельный, обязательный депутат, к которому можно обратиться с просьбой, за помощью в решении проблемы. Но, к сожалению, в марте свой депутат появился не у всех жителей Орла. В шести избирательных округах (а это более 40 тысяч человек) выборы не состоялись. Они пройдут 8 октября. О предвыборной борьбе, о взаимоотношениях законодательной и исполнительной ветвей власти - беседа с заместителем председателя городского Совета М.В. Вдовиным.  
О реформировании ЖКХ толкуют давно. Люди, не пытающиеся понять, в чем суть дела, говорят однозначно: "Делать, что ли, больше нечего?" Те же, кого современная расхлябанность и неопределенность ЖКХ давно достали до печенок, смотрят на предстоящие реформы как на спасение.  
Мы давно привыкли, что в магазине к нужному товару никто не предложит прикупить что-нибудь залежалое, как во времена советского дефицита, в нагрузку. Но, если вдуматься, сегодняшний принцип оплаты проездных билетов льготников напоминает такую же принудительную торговлю.  
19 сентября состоялась встреча губернатора Орловской области Е.С. Строева с президентом Всероссийского общества глухих В.Н. Рухледевым. В ходе беседы состоялся обмен мнениями о формировании государственной политики в отношении инвалидов, обсуждались вопросы расширения взаимодействия ВОГ с органами государственной власти и местного самоуправления в целях решения проблем граждан с ограниченными возможностями в области профессиональной подготовки, трудоустройства, образования и социального обеспечения. Соб.инф.