ОБО ВСЁМ


Под Эйфелевой башней

Одного желания для того, чтобы поехать во Францию, было недостаточно. Свободное владение языком - обязательное условие конкурса, соответствующий уровень профессионализма - это само собой разумеется, ну, и много других требований. Ведь не в туристическую поездку собрались, а на практику - в клинический госпиталь. Конкурс выдержали студентки 6-го курса Орловского медицинского института Екатерина Гвоздева и Екатерина Королёва.



Соглашение о сотрудничестве между Орловским государ­ственным университетом и Реймским университетом региона Шампань-Арденн было подписано еще 14 лет назад, поэтому обмен преподавателями и студентами этих вузов давно стал доброй традицией.
Этим летом Орловский медицинский институт впервые принял француз­ских студентов для прохождения практики на базе наших областных больниц. А недавно из Франции вернулись студентки нашего мединститута - две Екатерины, Королёва и Гвоздева. Одна стажировалась по челюстно-лицевой хирургии в клиническом госпитале в Реймсе, а другая - по общей хирургии в госпитале города Шарлевиль.
- Во Франции мы были первый раз, но чувствовали себя уютно и комфортно, как дома, - рассказывает Королёва. - В день приезда группу наших студентов принял президент региона Шампань-Арденн, вручил каждому из нас стипендию на время пребывания, бесплатный проездной билет на городской транспорт, часы, футболку, кепку, накормил вкуснейшим обедом с деликатесами и угостил настоящим француз­ским вином.
В госпиталях, где стажировались наши студентки, их тоже окружили вниманием. Но когда дело касалось работы, то скидок здесь не делали никому. Девушки трудились на равных вместе с опытными госпитальными врачами. Утром обходы, потом - операции, где наши студенты были ассистентами, и так по 10-12 часов в смену.
У французских врачей огромные нагрузки. Нет, рабочий день у них восьмичасовой, ночные смены - тоже, как и положено по законодательству, но они очень часто задерживаются на работе. Возможно, дело в том, что в их системе здравоохранения нет разделения на врачей больницы и поликлиники, как у нас. Несколько часов доктор работает в стационаре, потом идет к пациентам поликлиники, и поэтому в восемь часов не всегда уложишься.
Но и зарплата у французского врача весьма достойная: молодой специалист зарабатывает в месяц (в переводе на наши день­ги) около 130 тысяч. Возможно, поэтому "благодарности" от пациентов врачи не принимают - такая практика здесь отжила своё лет двадцать назад.

Наших студенток поразила оснащенность местных госпиталей. Города-то в прин­ципе небольшие по российским масштабам: в Реймсе - около 150 тысяч человек, Шарлевиль ещё меньше - примерно, как наши Ливны. "Но оборудование в госпитале такое современное, какого у нас в области нет, - говорит Екатерина Гвоздева. - Например, в любой больнице районного масштаба (по нашим меркам) обязательно есть магнитно-ядерный томограф".
Не только оборудование удивило наших студенток, но и сами больницы: палаты на одного-двух человек, телевизор, туалет и душ в каждой палате, чистота, порядок. Лечение оплачивается за счет страховой медицины, и страховую компанию можно выбрать любую, конечно, с учетом своих материальных возможностей, так как отчисления могут быть и высокими, и не очень. Тяжелые заболевания, например онкологическая патология, сахарный диабет, гемофилия и другие, лечатся бесплатно.
Но каким бы "навороченным" ни было медицинское оборудование, главное, конечно, доктор при этом оборудовании - его знания, навыки, опыт. У наших Катерин опыт пока невелик, но их знания, полученные в институте, порой поражали местных врачей. А что касается навыков, то тут орловские студентки были на высоте.
Дело в том, что системы подготовки будущих врачей в России и во Франции несколько различаются. Наши студенты на протяжении всего периода обучения посещают хирургические кружки, где практикуются, "набивают руку" в анатомическом театре, на кроликах, мышах; на последних курсах допускаются в качестве ассистентов во время операций. У французских же студентов подобная практика, можно сказать, отсутствует.
- Во Франции мне удалось побывать на конференции по лор-заболеваниям, и я заметила одну особенность, - рассказывает Королёва. - У нас доктор знает понемногу обо всех направлениях медицины и много - о своей специальности. Думаю, это правильно. А французские врачи - более узкие специалисты в одной какой-то области. Если у них появляется необходимость в консультации, то они обращаются к коллегам. В этом плане мы выглядим более разносторонними специалистами.
Хорошее впечатление на орловчанок произвела схема отношений между пациентом и врачом. Отношения очень доверительные. Врач растолковывает больному все тонкости его недуга на доступном языке, показывает, что происходит в его организме, с помощью макетов, схем, плакатов (наглядного материала для этих целей там очень много).
- Что меня удивило - люди не боятся своей болезни, даже если она очень серьёзна, - говорит Гвоздева. - Может быть, потому, что диагностика способна выявить недуги на начальных этапах, и, соответственно, операции делаются в основном на этих ранних стадиях.

Обе Катерины мне показались очень целеустремленными и настойчивыми девушками (как-то даже не по возрасту). Для того, чтобы реализовать мечту о стажировке во Франции, Катя Королёва специально изучала французский язык и в институте, и дома с репетитором. И не просто разговорный язык, а с медицинской направленностью.
Но и у этих трудолюбивых девчонок оставалось не много свободного времени после работы. Их наблюдения любопытны и увлекательны. Например, рассказы и анекдоты о чрезвычайной вольности французских мужчин оказались слишком преувеличенными. Возможно, негативную роль сыграла жен­ская эмансипация, возможно - что-то еще. Французский мужчина не будет рассыпаться в комплиментах женщине так, как это делают наши мужчины, - мимоходом, формальности ради. Любой комплимент может быть воспринят как домогательство, и тогда попробуй докажи, что ты всего лишь проявил любезность. Может, поэтому и на улице знакомиться здесь не принято.
- Да, мужчины во Франции галантны и предупредительны и в отношении к женщине никогда не позволят себе чего-нибудь лишнего, даже намёком, можно сказать, неприлично скромны, - улыбается Катя Гвоздева.
Кстати, нашим девушкам в госпитале говорили только такие комплименты, которые касаются их профессионального уровня или хорошего знания языка, хотя девушки привлекательны и хороши собой.
Любопытно, что необыкновенная красота француженок - это тоже, похоже, легенда. Они редко и мало пользуются декоративной косметикой, но при этом много внимания уделяют коже и фигуре. Особого французского шика в женщинах наши студентки тоже не заметили. "К легкому платью они могут надеть тяжелые сапоги и чувствовать при этом себя великолепно", - рассказывали девушки.
Возможно, это говорит о самодостаточности французских женщин: зачем мне боевой раскрас, если я и без того хороша и умна. У нас быть столь независимой, думаю, сложнее.
Наших студенток удивила вежливость французов, иногда просто чрезмерная. В общественном транспорте на каждой остановке водитель говорит всем входящим пассажирам: "Здравствуйте!" Если тебе в автобусе наступят на ногу, то будут извиняться не один раз. И таких "вежливых мелочей" много.
Французам, которые приезжали в Орел, тоже было чему удивляться. Шестеро студентов стажировались в областной клинической больнице, в областной детской больнице, в областном родильном доме. По их мнению, это была отличная практика. Как они восторженно выражались: "При менее современном оборудовании у вас такие же хорошие результаты. Ваши врачи работают больше головой и руками, и это вызывает уважение и восхищение".
Ирина ПОЧИТАЛИНА.

На снимках: студентки Гвоздева и Королёва на фоне Эйфелевой башни;
французские студенты учатся у наших докторов (момент операции);
больничная палата во французском госпитале.


09.11.2007 07:56

Похожие новости

В минувшее воскресенье, в День народного единства, в Академии Федеральной службы охраны Российской Федерации состоялось знаменательное событие: на территории гарнизона заложен первый камень в основание будущего храма Казанской иконы Божией Матери. Резкий, пронизывающий ветер бил в лицо, сыпались с неба хлопья снега, но собравшихся согревало ощущение глубокой радости от предвкушения рождения нового...  
На расширенном заседании коллегии УВД области подвели итоги работы орловской милиции за 9 месяцев текущего года. В нем приняли участие руководители районных отделов внутренних дел, служб аппарата УВД, руководители силовых структур. За это время в области зарегистрировано более 15 тысяч преступлений. Уровень преступности на 100 тысяч населения составил 1847 преступлений. Этот показатель ниже среднего по России, но выше, чем в среднем по Центральному федеральному округу.  
Сергею было четыре года, когда медики вынесли окончательное решение: мальчик болен, и этот неизлечимый недуг останется с ним до конца жизни. Название болезни мудреное, а если сказать проще - умственная отсталость.  
В последние годы в России отмечается рост заболеваемости корью. Болеют преимущественно взрослые в возрасте до 35 лет, на долю детей приходится лишь 1/3 случаев кори.  
Петя - средненький такой мценский фермер, но с мировой идейной платформой. Все его коровы имеют партийные клички. Причём частенько не нашенские и без всякого реестра.