ИСТОРИЯ


Он защищал Ленинград

Осенью 1941 года, когда немецко-фашистские войска захватили Тихвин и окончательно отрезали Ленинград от Большой земли, Гитлер предрек судьбу осажденного города: "Ленинград сам поднимет руки: он неминуемо падет, раньше или позже. Никто оттуда не освободится, никто не прорвется через наши линии. Ленинграду суждено умереть голодной смертью". Пророчество фюрера не сбылось. Не могло сбыться.



Ведь ты моряк, Сашка, моряк не плачет
Краснофлотец Александр Архипов - один из тех, кто не сдался и не умер голодной смертью. Паренек из орловской деревни Паслово страшную блокаду пережил. Не просто пережил: артиллерийская батарея Балтфлота, в которой служил комендор Архипов, сражалась все 900 блокадных дней.
Местечко на Ораниенбаумском плацдарме называлось красиво - Красная Горка. Здесь, на берегу маленькой речки Воронки, в сентябре сорок первого началась война для Александра Архипова. В те дни немцы рвались к Ленинграду. С кораблей Балтийского флота сняли орудия и установили на подступах к городу. Так курсант военно-морского училища Архипов стал сухопутным моряком.
Первый бой батарея приняла ранним утром 1 сентября. Объявили боевую тревогу, и - "Азимут... Угломер... Огонь!" Так трое суток - беспрерывно. Стволы пушек не успевали остывать. Артиллеристы прикрывали пятую бригаду балтийских моряков, сдерживавшую наступающих нем­цев. Сколько их - в черных бушлатах и бескозырках - осталось лежать на том берегу речки Воронки, никто не считал. Так и не сумев пробиться на Красную Горку, немцы двинулись в обход - и совсем скоро кольцо блокады замкнулось.
О тех днях Александр Алексе­евич не любит вспоминать даже спустя много лет. Архипов бывал в блокадном Ленинграде, ходил по застывшим улицам, где не было ни собак, ни кошек - съели. Люди здесь двигались медленно, словно тени. "Идет человек, везет на саночках кого-то, завернутого в одеяло, хоронить и тихо так падает. Так и лежат рядом - один на санках, другой на снегу..."- он закрывает лицо ладонью, чтобы не видно было слез.
Фильмы о блокаде Ленинграда Александр Алексеевич смотреть тоже не может. Плачет.
Сто двадцать пять блокадных грамм с огнем и кровью пополам
Хлебная пайка ленинградца в те годы составляла 125 граммов. Те, кто работал на военных заводах, получали вдвое больше.
Артиллерист Александр Архипов и его боевые товарищи голодали наравне с жителями осажденного города.
"До войны флот снабжали щедро, - вспоминает он. - Масло, сахар, белый хлеб, первое, второе, компот - всего было вдоволь. Когда началась блокада, доели последние крупы, стали варить клейстер из остатков муки. Сейчас им бумагу мажут - окна клеить, а мы ели... Хуже всего было с табаком. Поначалу выдавали пачку папирос на человека. Потом - на двоих. Потом одну папиросу на двоих. Потом одну на пятерых. А в самые тяжелые времена курили табак марки БТЩ. Не знаете? - смеется Архипов. - ботва, тряпки, щавель. А политрук Никандров, помню, все хлопал нас по тощим животам: ничего, дескать, выживем!"
Они и выживали - всеми силами. Их бомбили с воздуха, забрасывали снарядами и минами: осколки стучали по щитам орудий, как горох по стеклу. Высаживали десант с катеров, а очередной язык, взятый в плен разведчиками из пятой бригады Балтфлота, сообщал: вновь получен приказ уничтожить 341-ю батарею - их батарею.
А Красная Горка все равно дер­жалась. Ради одной цели - отстоять Родину. В ту войну каждый делал это как мог. Четырнадцатилетние ленинградские мальчишки по 12 часов не выходили из заводских цехов - точили снаряды. Комендор Архипов заряжал теми снарядами свое орудие, а потом рисовал на стволе звездочки за уничтоженные немецкие корабли, батареи, танки.
А когда наступало недолгое затишье, они собирались в своих землянках-кубриках и мечтали, как было бы хорошо пережить войну хоть на денек, посмотреть, какая она будет, мирная жизнь!
Их оставалось только...
Дожили не все. К моменту полного прорыва блокады Ленинграда в январе 1944 года в живых на батарее осталось меньше пятидесяти человек. Из ста с лишним.
О них ничего не сказано в скупых строчках военной хроники тех времен. Да они и не стремились попасть в историю. Маршал Жуков, приехавший на батарею перед наступлением, сказал артиллеристам: "Скоро будем работать".
И через два дня они стали "работать": 14 января начался прорыв "Северного вала" - немецкой обороны под Ленинградом и Новгородом. После удара авиации заработала артиллерия. Огонь был настолько мощным, что Александру Архипову приходилось несколько раз менять ствол орудия - металл не выдерживал...
Блокаду сняли 27 января, а вскоре Архипов уже воевал на Карельском фронте. В сорок пятом служил в артиллерийском дивизионе в Эстонии, неподалеку от Таллина - тогдашней базы Балтийского флота. Там младший лейтенант Архипов и встретил Победу. На госпитальной койке.
Нет, его не ранили. В самом конце войны - видавшего виды артиллериста свалил аппендицит. Из-за него, кстати, Александр Архипов не попал на Парад Победы - долго не мог поправиться после операции. Вместо Архипова парадным маршем по Красной площади прошел его товарищ - москвич Алеша Климкин.
Победитель
Вся летопись жизни Александра Алексеевича Архипова собрана у него дома - в разноцветных картонных папках и фотоальбомах. Он листает их иногда и перебирает свои воспоминания. Об отце, погибшем вместе с целым партизанским отрядом где-то в Брянских лесах, о рано умершей маме, о разрушенном в войну родительском доме и родной деревушке Паслово. О том, как вернулся в Орел после демобилизации в хрущевские времена, как пошел работать на только строящийся завод "Дормаш" и отдал ему тридцать лет жизни.
Архипов два года работал на Кубе, учил кубинцев обращаться с нашими машинами. Он сохранил черно-белую фотографию легендарного Че Гевары. На обратной стороне на испанском - благодарность камарадо Алехандро от кубинских товарищей. Там же - девиз кубинской революции: "Мы победим!" Это ведь и про него тоже.
История войны и победы русского солдата Александра Архипова едва умещается на его парадном пиджаке. Три Красные Звезды, орден Отечественной войны, медали "За боевые заслуги" и "За победу над Германией" - это лишь малый перечень наград бывшего краснофлотца. Есть среди них и медаль "За оборону Ленинграда". На той стороне, что ближе к сердцу.

Татьяна Филева.


26.01.2008 07:16

Похожие новости

ВЛАСТИ ТУРЦИИ ОТКРЫЛИ ДОСТУП К УНИКАЛЬНОМУ АРХИВУ Белой гвардии В мае 2008 года в Турции, куда белогвардейцы эмигрировали после поражения в Крыму в ноябре 1920 года, будет возведен памятник великому галлипольскому сидению армии барона Врангеля.  
"Многоуважаемая редакция "Орловской правды", здравствуйте! Более 20 лет я переписываюсь с Евгенией Васильевной Ярковой - связисткой штаба 308-й (120-й) дивизии, которой командовал генерал Леонтий Николаевич Гуртьев. Она передала мне воспоминания своего мужа Бориса Григорьевича о последних минутах жизни генерала. А его старший сын, Леонтий Леонтьевич, во время нашей встречи в Орле передал мне родословную семьи Гуртьевых. Эти материалы с удовольствием отдаю вам, журналистам "Орловской правды". Вера ОГРИЗКО.  
Если физически сытому, но изголодавшемуся духовно, "духовной жаждою томимому" читателю захочется вдруг отдохнуть от суеты, можно выбрать минутку-другую для знакомства с малоизвестной сказкой нашего знаменитого земляка "Рассказ про чёртову бабку". Небольшое произведение из творческого наследия Н.С. Лескова, созданное после 1886 года, при жизни автора опублико­вано не было. Несмотря на крохотный объём (по-чеховски: "меньше воробьиного носа"), рассказ этот обращает вдумчивого читателя к религиозно-философской мысли, нравственному опыту христианства, отношениям человека и Бога.  
"Брянск. Выгонские дворы. Красный Рог" - такой маршрут даёт Алексей Толстой поэту Афанасию Фету, приглашая его поохотиться на глухарей в своём имении. Село Красный Рог находилось на границе Черниговской и Орловской губерний. Сегодня эта граница разделяет Почепский и Выгоничский районы Брянской области. С осени 1868 года А.К. Толстой избирает Красный Рог своим постоянным местом жительства. И в прежние годы он проводил здесь почти каждые весну и лето. Жил в охотничьем замке, построенном по проекту Растрелли прапрадедом Кириллом Разумовским, последним гетманом Украины. Красный Рог Толстой считал своей настоящей родиной, здесь прошли его детские годы, здесь он в 1875 году обрёл свой последний приют.  
Среди крупнейших событий второй мировой войны великая битва под Москвой занимает особое место. Именно здесь, на подступах к столице первого в мире социалистического государства, хваленая гитлеровская армия, в течение двух лет легким маршем прошедшая многие европейские страны, потерпела первое серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом коренного поворота в ходе войны. Окончательно был похоронен гитлеровский план блицкрига, перед всем миром была развенчана фальшивая легенда о непобедимости гитлеровской армии.