КУЛЬТУРА


Сергей БЕЗРУКОВ: "Я сторонник положительных ролей"

Он сидел за большим столом в ресторанном зале одной из орловских гостиниц, где с минуты на минуту должна была начаться пресс-конференция. Совсем, на первый взгляд, обычный, совсем не звёздный. Немного усталый, но светлый взгляд. И эта лёгкая, возможно, дорожная, усталость делала его будто бы старше...



Сергей Безруков родился 18 октября 1973 года в Москве в семье актёра Театра сатиры Виталия Безрукова. С 1993 года он актёр Театра-студии под руководством Олега Табакова...
- Какие вопросы вам не надо задавать и какие вы любите?
- Бестактность, к сожалению, бич времени. Посмотрите на жёлтую прессу, на всевозможные ток-шоу... Будем этак обаятельно и с достоинством выступать против. На личное посягать не дадим.
- По поводу спектакля "Признания авантюриста Феликса Круля", в котором вы сегодня будете играть, вы как-то признались в одном из интервью, что боитесь этой роли.
- Персонаж очень сложный, энергетически сложный. Спектакль несёт огромный смысл о перерождении человека. В какой момент человек с положительной энергией вдруг становится монстром? Это очень актуально. И очень страшно. Думаю, такой наглядный пример, как мой персонаж, необходим. Спектакль неприятный, потому что я не люблю играть на сцене нечто тёмное. Вообще, я сторонник положительных ролей. Но иногда приходится выплёскивать в зал и тёмную энергию, оставлять зрителя в шоке, чтобы он осознал и понял многие важные вещи.
- Вы говорите, что спектакль даётся вам тяжело. А как шла работа над ним?
- Это было десять лет назад. Репетируя, я много импровизировал, много придумывал сам в этом спектакле. Я очень люблю импровизировать, придумывать, вживаться в роль и жить ролью. В финале спектакля я сам решил ввести монолог из гитлеровской книги "Майн Камф", мне была важна амплитуда от этого обаятельного, жизнерадостного мальчика, этого лучезарного Феликса до Феликса Круля в конце. Эту страшную придумку сначала никто не принял, в том числе и Олег Павлович Табаков. Но потом было решено провести именно эту линию - человека, решившего что он бог, что ему всё позволено... Вообще, спектакль имеет свою историю, отличную от Томаса Манна. Роман им не был закончен, что дало нам - режиссёру и мне как помощнику режиссёра - право додумать, дофантазировать, осуществить свою трактовку. Наш зритель не любит многоточий, и к хэппи-эндам мы в России не привыкли. Большинство наших классических пьес заканчивается трагически. Но именно через такие финалы мы многое переосмысливаем. Наш спектакль начинается с гильотины, которая сделана по чертежам настоящей французской. Мы отрубаем голову герою, тем самым наказывая зло. А потом объясняем, почему.
- Вы десять лет играете эту роль. Неужели вы всё это время находитесь в антагонизме со своим персонажем? Или как-то пытаетесь его понять и оправдать. Есть же такое понятие - обаяние зла. И оно ведь в каждом, в ком-то - больше, в ком-то - меньше.
- Злу надо отрубать голову! Зло пожирает человека, наверное, до конца. И оно не может быть в каком-то процентном содержании. Есть некие человеческие пороки, которые живут в каждом из нас. Но порок - это ещё не зло. Вот преобладание в человеке пороков постепенно перерастает во зло. И говорить, что в каждом из нас есть зло... Нет. Я за светлых людей. Считаю, что светлые люди - это самое главное, что есть в жизни. И мы выступаем за свет в этом мире. А злые - это отдельные люди, которые, по-моему, сами себя должны уничтожать.
- Сергей, почему у вас так мало афишных спектаклей, зато много киноролей, телеработ? Вы изменяете театру?
- Нет, спектаклей у меня много. Это только в родной "Табакерке" у меня три. Что-то снимаем, что-то берём новое. Вот сняли спектакль "Псих", который остался теперь только на DVD. Я также играю Павла Иваныча Чичикова. Правда, мечтал о Хлестакове, но всё равно доволен, потому что нашёл много интересных ходов. Для меня это всё равно маленький человек по Гоголю. Это не прохиндей, не авантюрист высшей пробы. Это в первую очередь неудачник, аферист, у которого третье подряд дело терпит крах. Он ещё не вырос из того самого детства, когда папа советовал ему: с друзьями не водись, береги копейку. Он вроде уже и не мальчик, но ещё не мужчина, что-то где-то затерявшееся, среднее... Занят в "На всякого мудреца довольно простоты". Также два раза в месяц играю Пушкина. Это спектакль - единственный в России о Пушкине, во имя Пушкина и с любовью к Пушкину. Мы рассказываем историю поэта живо, темпераментно, ярко, обаятельно, но... с такой трагедией в конце. Финальные слова, которые звучат: "Чёрт догадал меня родиться в России с душой и талантом"... Ой, как это порой бывает злободневно! Московским пушкиноведам спектакль не по сердцу пришёлся, а вот питерские приняли. А они, я думаю, круче (улыбается)... Для меня же самое важное, чтобы после спектакля посмотревший его школьник или студент пошёл в библиотеку, взял пушкинскую книгу и почитал её... Ещё есть спектакль "Амадей", есть готовящаяся постановка. Так что театр я не забываю.
- Вы участвуете в различных кино- и телепроектах. От этого что-то утратила "Табакерка", дух студийности, единой крови?
- Всё дело в человеке, в самом актёре. Я, допустим, остаюсь патриотом "Табакерки" и надеюсь оставаться до конца дней моих суровых. Я люблю " Табакерку", в ней вырос, в ней начинал. Это мой Дом. Хотя дома нет, мы играем на разных площадках Москвы. Обещают к концу 2009 года построить нам здание, в котором у наших актёров будут свои гримёрные. Это будет мой родной театр. Я этого очень жду. А студийность заключается в том, что ты любишь свой театр, кладёшь силы на его алтарь. Это когда, несмотря ни на что, вместе. Ты можешь сниматься, ты можешь работать на стороне, но ты знаешь, что есть дом, куда ты обязательно вернёшься. А те лишние люди, которые приходят и уходят... Они просто душой не совпали...
- Вы впервые в Орле?
- Я всегда проезжал мимо Орла, ведь он лежит на южном направлении. И здесь мы всегда стояли полчаса. Так что Орёл для меня - это "остановка, полчаса". К сожалению, посмотреть ничего не успел, только что приехал и сразу после спектакля уезжаю. Приеду ли ещё? Всё зависит от людей, которые приглашают, от зрителей, которые захотят ещё встреч. Оценивая театральные работы, я говорю: "хорошо" или "не очень хорошо"... Не буду хвалиться, просто скажу как профессионал: "Табакерка" - это всегда хорошо!" Это - Театр. Это не антреприза, это - Спектакль.
Анжела САЗОНОВА.
Фото Анны АКАТЬЕВОЙ.


09.02.2008 07:29

Похожие новости

Вчера в детской музыкальной школе №1 им. В.С. Калинникова состоялся вечер, посвященный 80-летию преподавателя Евгения Александровича Кубарева. Заслуженный работник культуры РФ, талантливый скрипач, обладатель премии "Русское исполнительское искусство", автор переложений для оркестров и ансамблей, преподаватель, усилиями которого в школе был открыт класс арфы, скрипичный мастер, фотограф, автор фильмов о композиторе В.С. Калинникове и создатель единственного в мире музея Калинникова...  
Для креативного, творчески мыслящего человека не бывает ненужных и бесполезных вещей. Вот, к примеру, что бы вы сделали с надколотой стеклянной посудой или обыкновенной бутылкой? Не задумываясь, отправили бы в мусоропровод. Но для молодого дизайнера Дарии Донской стекло - это главный материал для творчества.  
Если кому-то уже успели наскучить зимние картины за окном - все эти белые снега и голубые льды, - отправляйтесь в Орловский областной краеведческий музей, где на днях открылась выставка батика, сделанного руками орловской мастерицы, члена Орловского отделения Российского творческого Союза работников культуры Этери Шенгелия.  
Наверное, на песню можно переложить всю человеческую жизнь, все её этапы, настроения, эмоции. Песня приходит к нам с материнской колыбельной и живёт внутри всегда, даже если мы по большому счёту и двух нот связать не можем... Мы все почти мурлыкаем себе под нос при хорошем расположении духа и напеваем, когда грустим... Но есть люди, которым петь сам Бог велел.  
Недавно в орловской детской музыкальной школе №1 им. Калинникова состоялся семинар на тему "Жизнь и творчество композитора Василия Калинникова" для учителей музыки и мировой художественной культуры (МХК) Заводского района.