ОБО ВСЁМ


Не бойся: Бог с тобой

В театре "Свободное пространство" состоялась премьера спектакля по пьесе Э. Шмитта "Оскар и Розовая Дама" (режиссер Александр Михайлов).



- Я была в шоке, - сказала после спектакля одна моя знакомая.
- В смысле "не понравилось"?
- Наоборот. Но как же тяжело стало на душе.
А у меня, напротив, на душе стало легко и светло. Потому что глубокие, пугающие своей бездной истины стали ближе и понятней...
"Оскар и Розовая Дама" - первая постановка в России пьесы одного из самых ярких современных драматургов Франции Эрика Шмитта. Автор обратился к теме духовного становления человека, его пути к Богу.
Особенностью этой истории является то, что духовный путь совершает совсем юное существо - десятилетний мальчик, оказавшийся в трагической ситуации перед лицом смерти. За очень короткий срок (12 дней) он проживает долгую человеческую жизнь со всеми ее радостями, невзгодами, огорчениями и прозрениями. Трагический сюжет превращается в светлую оду Любви и Вере...
Так уж устроен человек, что радостями он благополучно пользуется сам, ну, или делится ими с дорогими и близкими (а бывает - со случайными и далекими). А вот беды частенько оставляют нас в одиночестве. И тогда мы вспоминаем о Боге, просим утешить нас, поддержать, наставить...
Говорят, что Бог, обрекая человека на страдания, не оставляет его с бедой один на один, а посылает ангела, учителя, который подскажет, поможет... Справиться? Смириться? Тут уж - кому как.
Малышу Оскару судьба подарила Розовую Даму - нянечку, сиделку, которая научила ребенка любить и понимать жизнь, видеть в ней то, что мы очень часто даже и не пытаемся рассмотреть. Да, это мы (многие-многие мы - молодые, зрелые, пожилые) по отношению к главным жизненным истинам зачастую являемся не просто десятилетними детьми, а настоящими младенцами, беспомощными слепыми котятами.
Спектакль напоминает об этом, художественно и, можно сказать, популярно объясняя суть христианства. Как будто бы "на пальцах" - на отдельно взятой судьбе.
У Э. Шмитта, говорят, кроме "Оскара..." написано еще три подобные пьесы, посвященные разным конфессиям (мусульманству, буддизму, иудаизму). Автор, отображая особенности каждой из вер, говорит о том, что "Бог един", что это сила, ведущая к свету и добру.
В спектакле мальчика Оскара играет заслуженная артистка Татарстана Елена Крайняя. Играет, конечно, потрясающе. Во-первых потому, что ни на минуту не задумываешься о том, что это - актриса, женщина. Перед нами именно ребенок, именно мальчишка, только взрослеющий на глазах. И это взросление Е. Крайняя проигрывает великолепно. Не меняется ничего (ни одежда, ни грим). Только глаза, голос, жесты. И вот перед зрителем уже дряхлый и мудрый старик, дрожащий от "чистой радости" при виде обычного рассвета...
Замечательно исполнила роль Розовой Дамы Светлана Нарышкина.
- Как ты думаешь, а она настоящий, реальный персонаж или видение Оскара? - спросили у меня после спектакля.
- Конечно, реальный - сиделка, нянечка... И в то же время тот самый ниспосланный ангел, материализовавшийся в доброй женщине, которая сама учится вместе со своим "учеником".
Знаете, о чем подумалось? Этот ангел совсем не обязательно должен быть человеком. Это могут быть книга, фильм, спектакль - нечто "говорящее", что озарит и сделает немножко умнее, добрее, чище. Наконец это может быть мечтой, выдумкой, фантазией. Как сказал один хороший писатель, и выдумку можно любить по-настоящему. Однако мы живем в реальном мире, рядом с реальными людьми, и было бы хорошо и правильно, если бы именно им мы дарили свое душевное тепло. А они - нам...
От мыслей, навеваемых спектаклем, хочется вернуться к самому спектаклю и назвать команду, которая над ним работала. Композитор - Станислав Курбатский, балетмейстер - Светлана Щекотихина, художник - Иван Шулык.
И. Шулык - художник особенный, любящий символы, в которых одновременно живут откровение и тайна, красота и боль. Жизнь - это открытые и запертые двери, это бесконечная полоса препятствий, красивый и тревожный сон...
И еще один нюанс, о котором нельзя не сказать. Это программка, шедеврик в виде маленькой тетради, в которой такие смешные детские рисунки и трогательный, робкий почерк соединились с такими грустными (но светлыми) взрослыми мыслями.

Анжела САЗОНОВА.
Фото Элеоноры СААКОВОЙ.


02.12.2004 07:35

Похожие новости

В минувшую пятницу в Москве прошел региональный конгресс "Инвестиционный климат регионов: девять лет борьбы за потепление".  

Сейчас нет, наверное, более актуальной, затрагивающей огромные слои населения нашей страны темы, чем предстоящая с 1 января 2005 года замена льгот денежными выплатами. О монетизации говорят и спорят везде - от Москвы до самых до окраин. Времени осталось в обрез. И чем ближе срок вступления в силу Федерального закона о замене льгот, тем больше возникает вопросов.  

Ежегодно на полигон для складирования твёрдых бытовых отходов (ТБО) и промышленных отходов (ПО), который расположен в двух километрах юго-восточнее орловской объездной дороги, вывозится до 600 тысяч кубометров отходов.  

Знакомый адрес, не правда ли? Многие орловцы знают, что по этому адресу проживали с 1899 года орловские родственники поэта Сергея Александровича Есенина, сюда он приезжал сам, здесь родилась его дочь Татьяна и жил до трехлетнего возраста сын Костя. В дом на бывшей Кромской, 58 (с 1924 г. Комсомольская, 62) Есенин присылал жене Зинаиде Николаевне и детям посылки из-за границы в голодном двадцать втором году. Этот дом посещали поэт Алексей Ганин, друг Сергея и Зинаиды поэт Андрей Белый и, конечно, Всеволод Мейерхольд, известный режиссер "театрального Октября". Деревянный домик в пять окошек был снесен в начале 1970-х гг., и мы можем им любоваться лишь на старых фотографиях.  

Наш полк в начале февраля 44-го наступал в Гомельской области после прорыва немецкой обороны у границ Белоруссии и быстро, не давая немцу закрепиться, продвигался к двум селам с одинаковым названием Мольча. Это была вторая глубоко эшелонированная оборона немцев на дальних подступах к Минску. Если взять господствующую над местностью Мольчу-2 (Мольча-1 была неудобна для обороны, и мы ее взяли с ходу), то плацдарм можно было расширить для крупных наступательных операций летом 1944-го. Тогда мы, рядовые, этого не знали, но, судя по тщательной подготовке и подтягиванию сил артиллерии и даже авиации, догадывались, что бои будут важные.