В СТРАНЕ И МИРЕ


Тайны Дурсунбея

Кент Фраер, подпольный владелец мирового авторалли "Париж - Дакар", искал новые трассы. С каждым годом его ралли всё больше увязало в коррупции. Песок с тунисской трассы нагло продавался на сторону, в другие пустыни; пятерых гонщиков прямо на ходу слопали науськанные аллигаторы; а до победного финиша первыми стали доходить совсем не те участники - какие-то нераскрученные "Камазы".



- Фраер, айда к ним в Россию, - сказал арабский гонщик Шухер Мухер, фаворит и главная надежда почётного иудея Кента.
При этих словах он вытащил дорожную карту, наугад ткнул в неё:
- Вот смотри, чем не трасса: "Париж - Орюол".
Шеф сбросил с себя плед, стёр с лица сплин и согласно кивнул:
- Россия это подходяще. У них ещё поэт Пускин сказал, что по русским дорогам ездят только заморские дураки.
Снарядились за день. Чтоб не давать взятки всяческим министрам, консулам и таможенникам, раскрашенный джип с упакованными в нём Фраером и Шухером решено было сбросить на десантном парашюте прямо где-нибудь близ города Орла.
Фраерский самолёт-невидимка "Едиот" выплюнул их чётко в ночные заросли у ипподрома. Приземлились, распаковались, сориентировались и помчались, будто во время гонки.
Дорога была на удивление ровной.
- Ничего, - ещё не отошедши от высотных самолётных перегрузок, сказал Шухер Мухер. - Сейчас въедем в город, и там начнутся знаменитые русские выибоны.
- Надо говорить "выбоины", - укоризненно поправил гонщика шеф.
Заглянул в городскую карту:
- Ага, вот почему тут дорога такая ровная! Тут близко бывший завод "Сливмаш". По данным разведки "Моссад", он отдан под контору дорожного ремонта.
- А по нашим арабским данным, тут много и другой коммерции, - хмыкнул гонщик, жадно ища глазами первую выбоину и не находя её.
Вдоль красивой заводской стены рядами стояли проститутки, похожие на копчёных скумбрий, и делали ручкой.
- Как сильно демократия шагнула, даже вывески тут английские... - растерянно сказал Кент Фраер, тоже ещё, наверное, не вышедший из сверхзвукового тумана. - Айда на Карачевскую. По моим данным, там путём многократного ямочного ремонта кирпичом сделаны классные выбоины глубиной с силосную яму.
Но Карачевская была прочна, будто взлётная полоса, мерцала зазывными огнями, манила тайной. Джип летел по ней, словно после щедрого пинка.
- Откуда они асфальт взяли? - поражался, вертя головой, шеф. - Они же его возле автовокзала налево загоняют, по записочкам, будто по автобилетам. Это данные "Моссада"...
- А у меня данные, что твои моссадовцы на Старо-Московской три своих служебных машины расколошматили, - нервно засмеялся Шухер. - Вот туда давай и махнём. Уж там выбоин на пять гонок хватит.
Он дал газ, и через две минуты показался перекрёсток Пушкинской, Старо-Московской и Первой Курской улиц.
Этот неприметный городской пятачок был особо помечен на всех стратегических картах Европы. Сюда под видом затрапезных "Жигулей" натовцы однажды подпустили даже суперпроходимый секретный танк - так этот танк опрокинулся на второй колдобине и полдня бессмысленно молотил в воздухе гусеницами, будто пойманная уточка лапками.
И Шухер, и Фраер это знали, потому и надеялись сделать этот уникально-пересечённый перекрёсток главным финишным испытанием будущего мирового ралли "Париж - Орёл".
- Но шайтан! - закричал вдруг Шухер Мухер. - Где выибона?
Злокозненный перекрёсток, пугающий пыльными бурями, вырывающимися из трещин и кратеров колеи, известный грязными фонтанами из-под шин, а также вывихнутыми ступнями и колёсами - этот идол всех гонщиков и уходящих от погони угонщиков был сейчас гладок и чист, словно операционный стол. Ни луж, ни вони, ни лязга.
Трамваи ехали во все четыре стороны тихо и стройно, без качки, скрежета и ругани.
Машины двигались неостановимо и ловко, будто официанты с подносами.
Утренний народ, весь в белых тапочках, шёл вдоль цветных тротуаров упругим потоком, легко неся огромные полосатые стамбульские сумари...
Тут за пазухой у Фраера забился в истерике мобильник.
- Шеф! - кричал лётчик "Едиота". - Только не отдавай меня на обрезание крокодилам! Я ошибся, я вас сбросил не над русским Орюолом, а над турецким Дурсунбеем!
...Орёл так и не узнал, как близок он был к славе африканского Дакара. Его счастью помешали заморские солобоны, столь глупо улетевшие от русских выбоин.
Юрий ОНОПРИЕНКО.


28.12.2004 08:16

Похожие новости

После распада СССР информацию о жизни своих бывших сограждан большинство россиян стало узнавать только с экранов телевизоров. Эта информация часто носила и носит определенный политический и экономический подтекст. Это и понятно: кому-то надо создать определенное мнение о республике, кто-то старается подавить своих конкурентов в ближнем зарубежье.  

В конце прошлого года Президент России В.В. Путин подписал Закон "Об общих принципах организации местного самоуправления", который вступит в силу 1 января 2006 года. Теперь на карте страны появятся тысячи муниципальных образований, имеющих границы и обособленные бюджеты. Нововведения уже сегодня требуют большой подготовительной работы.  

В Московском государственном открытом педагогическом университете имени М.А. Шолохова состоялась презентация книги "Фольклор земли Орловской" профессора Валентина Костина и его учеников Ольги Бережной, Ирины Бутримовой, Эльвиры Сальниковой.  

Сегодня на память приходят события конца 80-х прошлого века. Разгар перестройки. Ленинград. Собчак и его команда. Бесконечные митинги возле каждой станции метро, на площадях, в очередях и везде, где только есть скопление людей... И, конечно, СМИ. Это "600 секунд" Александра Невзорова, газета "Смена" и океан демократических малотиражек. Крик, скорее даже ор. Все клянут власть, все друг друга обвиняют во всех смертных грехах и... ненавидят.  

Анна не пыталась врать, изворачиваться, выдумывать версии. Через знакомых она узнала, в какую туристическую фирму лучше обратиться, и сразу к ним: "Мне нужна путевка, чтобы остаться за границей. Помогите устроить".