ИСТОРИЯ


Забытая память

"В этом доме с 1948 по 1976 год жил генерал-лейтенант танковых войск, уроженец Орловской области, почетный гражданин города Орла Родин Георгий Семенович". Так гласит надпись на мемориальной доске на доме № 49 по улице Салтыкова-Щедрина в Орле. Правда, сегодня это небольшое одноэтажное здание мало чем напоминает генеральский дом. Георгий Семенович Родин, уроженец Болховского уезда, прошел воинский путь от унтер-офицера царской армии до генерал-лейтенанта танковых войск Советской армии.



Во время Великой Отечественной войны принимал участие в нескольких крупных сражениях, в том числе в битве под Сталинградом. В марте 1943-го Г.С. Родин (тогда генерал-майор), вернувшийся в строй после тяжелого ранения, был назначен командиром 30-го Уральского добровольческого танкового корпуса.
Корпус, которым командовал Родин, был особым. Его создали по инициативе рабочих нескольких уральских заводов. Они сверх плана выпустили боевые машины и на свои сбережения полностью снарядили корпус. Экипажи танков состояли из тех же рабочих - добровольцев, которые стали механиками-водителями, наводчиками, стрелками-радистами.
Боевое крещение корпус генерала Родина, входивший в состав 4-й танковой армии, получил в июле 1943 года севернее Орла. За участие в Орловской операции корпусу было присвоено звание гвардейского...
После войны Георгий Семенович Родин поселился в Орле, в небольшом одноэтажном доме на улице Салтыкова-Щедрина. За домом был обширный пустырь, который вскоре благодаря генералу превратился в замечательный сад. Позднее Георгий Семенович передал его школе № 1.
Генерал-лейтенант Родин ушел из жизни в 1976-м. А три с лишним десятилетия спустя вырубили и выращенный им фруктовый сад. На его месте в 2003 году строительная компания "Экострой" воздвигла 12-этажную "свечку", и маленький домик генерала совсем потерялся в тени элитной высотки.
Те, кто решит сегодня посмотреть на дом, в котором когда-то жил прославленный генерал, увидят печальную картину: обшарпанные стены, разрушенные каменные ступени крыльца, исписанные граффити двери... В таком состоянии здание находится уже несколько лет, и, похоже, никому нет до этого дела - ни городской власти, ни обществу. И накануне празднования Дня освобождения Орла никто о генеральском доме не вспомнил.
Конечно, можно сказать, что дом является чьей-то собственностью, кто-то в нем живет - вот пусть собственники и приводят в порядок. Но чьей собственностью является память, память о человеке, освобождавшем наш родной город, память о его танкистах, доблестно сражавшихся под Орлом и дошедших до Берлина, память об их подвиге? Им, окажись они сегодня в Орле, на улице Салтыкова-Щедрина, 49, было бы больно за своего командира. И стыдно за нас.
Татьяна ФИЛЁВА.


04.08.2009 07:00

Похожие новости

Великая Отечественная война стала жестоким испытанием для нашего народа. Но так уж получилось, что долгие годы не были увековечены имена тех, кто отдал свои жизни, защищая Родину. Этот пробел помогают восполнить Книги памяти (издано 700 томов), вобравшие в себя сведения о погибших по каждому региону России.  
Президент России Д.А. Медведев подписал Федеральный закон "О внесении изменения в статью 11 Федерального закона "О днях воинской славы и памятных датах России". С 2010 года 29 июня мы будем отмечать День партизан и подпольщиков. Инициаторами введения новой памятной даты стали депутаты Брянской областной думы. Дата совпадает с днем выхода директивы № 624 от 29 июня 1941 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) парторганизациям прифронтовых областей за подписями И. Сталина и В. Молотова. В тексте документа, в частности, говорится о необходимости создания партизанских отрядов и диверсионных групп "для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д.".  
Сразу после освобождения Орловщины от оккупантов в 1943 году органы безопасности начали работу по изобличению предателей Родины и фашистских пособников. Военные преступники, совершая свои злодеяния, боялись возмездия. Поэтому изменники вступали в карательные отряды под чужими фамилиями, использовали клички и даже национальность в документах меняли. Работа по их поиску и изобличению растянулась на десятилетия. Уголовные дела не имели пресловутого "срока давности". В 1974 году в Орле состоялся громкий судебный процесс. Судили карателей из отряда тайной полевой полиции 9-й немецкой армии ГФП-580, входившего в структуру абвера (отдел 1 "C").  
15.05.2009 07:07
Дело по обвинению в шпионской деятельности и злодеяниях над советскими гражданами в отношении офицеров абвера Эйжена Гесса и Густава Шепфа было начато Управлением МГБ по Орловской области 28 ноября 1949 года. Окончено через две недели - 14 декабря. Однако большая часть протоколов допросов датирована 1947 годом. Последние страницы - 1999-м. А первый допрос Гесса состоялся 4 мая 1946 года.  
В мирное солнечное утро ворвался голос диктора Левитана: "Война!". Страшное неожиданное слово, но ведь мы победим, и война скоро закончится, разве может быть иначе? Так рассуждали многие. Василий Швырков, который только закончил девять классов, тоже был уверен, что пройдёт дня три и немцы побегут. Но через три дня забрали на фронт отца. На призывном пункте - суматоха, даже попрощаться толком не успели. Отец лишь улыбнулся: "Оставайся мужчиной, сын". Эти слова Василий Петрович Швырков потом часто вспоминал. Парню пришла повестка в январе 1943 года, когда до совершеннолетия оставалось почти десять месяцев.