ИСТОРИЯ


Солдат столетия

Илью Григорьевича Старинова называли «солдат столетия». На его долю выпало участие в четырех войнах XX века. На сконструированных им минах в годы Великой Отечественной войны было подорвано более 12 тысяч железнодорожных составов с живой силой, техникой и боеприпасами противника. Противопоездная мина Старинова была признана самым эффективным подрывным устройством Второй мировой войны. Илья Старинов лично пустил под откос 18 вражеских эшелонов, взорвал около 400 мостов. В годы Великой Отечественной он был одним из руководителей партизанского движения. Его авторитет в минно-взрывном деле непререкаем — как в нашей стране, так и за рубежом. Прожил И.Г. Старинов 100 лет — с 1900 года по 2000-й. Строки о Старинове есть в произведениях Эрнеста Хемингуэя, Константина Симонова, Михаила Кольцова.



Астрономы назвали его именем звезду в созвездии Льва. Четырежды Илью Старинова представляли к званию Героя Советского Союза, но высшего признания его заслуги перед Родиной так и не получили. Зато в одном из многочисленных опубликованных интервью Старинова утверждается, что приговор к высшей мере наказания в его жизни был.
Родился Илья Старинов 2 августа 1900 года в селе Войново Болховского района Орловской области. 18 июня 1918 года был призван в РККА. Служил в 20-м полку 3-й стрелковой дивизии. Воевал с войсками Корнилова на Южном фронте. В районе города Короча Курской губернии попал в окружение и плен, но бежал. Потом был ранен, лежал в госпитале в Туле. После ранения был зачислен в 27-ю саперную роту 9-го инженерного батальона. Воевал против Деникина и Врангеля на Южном фронте в Крыму. Дошёл до Керчи, потом через замерзший пролив — на Северный Кавказ до Грозного. Первый опыт по подрыву вражеских эшелонов 18-летний железнодорожник получил в годы Гражданской войны.
После войны Старинов учился в Воронежской и Ленинградской школах военно-железнодорожных техников, служил начальником подрывной команды 4-го Коростенского Краснознамённого железнодорожного полка в Киеве. Обучал подрывников на железной дороге. В 1929 году занимался подготовкой диверсантов в киевской специальной школе. Позже в 4-м отделе штаба Украинского военного округа занимался созданием и совершенствованием диверсионной техники. Под руководством известного чекиста
Я.К. Берзина проводил мероприятия по подготовке к возможной партизанской войне — на приграничных участках Украины и Белоруссии закладывал тайные партизанские склады, готовил партизан-диверсантов на случай агрессии извне. С марта 1933 года — сотрудник отдела Главного развед­управления при Генштабе Красной армии.
В 1936 году Старинов прибыл в Испанию под псевдонимом Рудольфо. Помогал республиканцам создавать партизанское движение и организовывал диверсионную работу в тылу франкистов. За девять месяцев из партизанской группы численностью 12 человек выросло трехтысячное соединение партизан, совершавших дерзкие рейды в тылу врага. Десятки вражеских эшелонов были пущены под откос. В одном из них было более сотни итальянских летчиков — пособников франкистов.
В Испании Старинов непосредственно подчинялся Я.К. Берзину и его заместителям —
Р.Я. Малиновскому, К.А. Мерецкову, Г.М. Штерну. Прошёл путь от советника диверсионной группы до советника 14-го партизанского корпуса (3000 чел.). Действовал корпус в районе Теруэля, Сарагосы, под Мадридом и Барселоной. Старинов обучал партизан минно-подрывному делу, технике и тактике диверсий. Организовал диверсионные школы под Валенсией, в Хайене, готовил крупные диверсионные операции. Например, в Гранаде были взорваны водопровод и мост, под Кордовой — выведен из строя туннель на пять суток, взорван мост через реку Аликанте (ночью захватили полевую кухню, заполнили её взрывчаткой и оставили на мосту, потом взорвали), пущен под откос поезд с солдатами-марокканцами, в лесу под Мадридом уничтожено большое скопление фашистов, техники и боеприпасов. За время испанской командировки подопечные Рудольфо совершили более 200 диверсий. Потери противника составили более двух тысяч человек.

Самой громкой операцией Старинова в Испании было уничтожение в феврале 1937 года под Кордовой состава со штабом итальянской авиационной дивизии. В лунную ночь Старинов и его испанские товарищи от партизанской базы под Адамусом совершили рейд к железнодорожному узлу Кордова. В нескольких километрах от города партизаны взяли в плен двух молодых солдат франкистской армии, которые согласились помочь партизанам и вывели группу к железнодорожному участку на повороте, где полотно проходило по краю обрыва. Под наружным рельсом полотна партизаны заложили весь имевшийся запас взрывчатки и дождались появления поезда.
На следующий день вся Испания говорила о крушении поезда с итальянскими солдатами и офицерами. После крушения в живых никого не осталось. На базу партизан стали прибывать корреспонденты газет всего мира. В их числе были Эрнест Хемингуэй, Константин Симонов, Михаил Кольцов. Все хотели лично познакомиться с отличившимися партизанами. Есть версия, что Э. Хемингуэй использовал фрагменты боевой биографии Старинова в романе «По ком звонит колокол» (1940 год).
В феврале 1937 года партизаны пустили под откос эшелон с марокканской кавалерией. Из тридцати вагонов ни одного не уцелело. Франкисты были взбешены. На охрану железной дороги они поставили несколько батальонов, непрерывно вели поиски мин, заложенных партизанами. По совету Старинова бойцы партизанского корпуса изменили тактику действий — стали часто менять районы нападения и перешли на колесные замыкатели.
Пропустив «бдительный» патруль, диверсанты выходили к дороге за одну-две минуты до подхода поезда, устанавливали колесный замыкатель, и составы шли под откос, как по расписанию. Так, например, был взорван поезд с боеприпасами для франкистов под Монторо в конце марта 1937 года.
Осенью 1937 года Старинов возвратился в СССР. Побывал на приёме у К.Е. Ворошилова. Но заслуженной звезды Героя Советского Союза не получил. Обстоятельства сложились иначе. В 1938 году Старинов попал под подозрение органов безопасности и предстал перед судом «тройки». Был приговорен к расстрелу за работу по подготовке к партизанской войне и создание тайных складов в приграничной полосе Украины и Белоруссии, поскольку руководили этим делом Якир и Уборевич, получившие к тому времени клеймо врагов народа. А непосредственным исполнителем этих заданий был Старинов. Спас от расправы К.Е. Ворошилов.

Были неприятности у Старинова, и когда он приютил бежавших из Испании после победы франкистов бойцов республиканской армии. Тем не менее связи с ними не прерывал, боевой дружбе остался верен и даже позже предоставлял испанцам возможность участвовать в боях с фашистами. «Оставаясь начальником отдела минирования и заграждений Главного военно-инженерного управления, а с конца ноября 1941 года до июня 1942 года — начальником 3-го отдела и помощником начальника штаба инженерных войск Красной армии, я по совместительству до конца мая оставался и начальником оперативно-учебного центра Западного фронта, занимался подготовкой и переброской партизан и диверсантов в тыл врага, — писал впоследствии в одном из писем И.Г. Старинов. —… Предоставлял возможность участвовать в партизанской борьбе бывшим воинам испанской республиканской армии, в том числе и тем, с которыми мне довелось воевать против Франко. Уже с конца октября 1941 года включились в борьбу с врагом первые 22 испанца в Харькове, а всего за время войны в школах, которые я возглавлял, и 5-й отдельной инженерной бригаде, которой командовал, приняло участие в войне против гитлеровцев свыше 350 испанских товарищей. Испанцы действовали в тылу врага вместе с нашими минерами почти на всей оккупированной территории».

А вот участие самого Старинова в Великой Отечественной войне оказалось под вопросом после Финской кампании. В феврале 1938 года Старинову присвоили звание полковника и назначили начальником Центрального научно-испытательного железнодорожного полигона РККА. Это был целый город в лесу с большим хозяйством. Появилась возможность обобщить полученный опыт, чем Илья Григорьевич и занимался до начала Финской войны. Начал ее в должности командира группы разминирования и подрывного дела. Финские партизаны не жалели мин. Взрывные устройства были повсюду: на дорогах и мостах, в покинутых домах и на железнодорожных путях. Смерть таилась под снегом, среди куч хвороста или небрежно брошенных на обочине дорог досок, даже под трупами солдат.
На Финской войне Старинов столкнулся с неизвестной ему металлической противотанковой миной, которая, впрочем, взрывалась иногда и под тяжестью человеческого тела. Чтобы добраться до ее начинки, пришлось пойти на смертельный риск — выварить мину. Когда вода нагрелась до 80 градусов, Илья Григорьевич осторожно снял взрыватель. После этого начались разборка и изучение вываренной мины. А к вечеру штабная машинистка перепечатала первую инструкцию по обезвреживанию финских мин.
Вскоре в районе линии Маннергейма Старинов получил две пули от финского снайпера и был комиссован вчистую. Обратился с личным письмом к Ворошилову, и тот разрешил продолжить полковнику службу в армии в порядке исключения.

С первых дней Великой Отече­ственной войны Старинов доказывал военному руковод­ству, какое важное, непрерывно возрастающее значение имеет минирование железных дорог в тылу германских войск. Диверсии на коммуникациях врага потребуют гораздо меньше сил и средств, чем бомбардировка железнодорожных узлов и воинских эшелонов. Противнику не хватит сил для надежной охраны даже самых важных железных и автомобильных дорог, доказывал Старинов. И добился своего. Производство мин было налажено прямо в прифронтовой полосе с последующим их применением во вражеском тылу. Приказом наркома обороны был создан оперативно-учебный центр Западного фронта.
В первых числах октября 1941 года Старинов выехал в Харьков, где его оперативной группе предстояло обеспечить минное заграждение на участках Юго-Западного фронта и подготовить к взрыву ряд важных объектов города незадолго до его сдачи. Здесь Старинов подготовил и осуществил одну из самых дерзких своих операций. Операция получила название «Западня» и вошла в мировую классику подрывного дела.
Среди объектов, подлежащих минированию в Харькове, был дом № 17 по улице Дзержинского. Особняк, выстроенный в начале 30-х годов для Генерального секретаря ЦК Компартии Украины
С. Косиора, занимали в разные годы руководители партии и правительства, в частности, Н. Хрущев. Замысел операции состоял в том, что лучший особняк в городе наверняка займет один из выс­ших чинов немецкого гарнизона. Так и получилось. После прихода немцев в этом доме обосновался начальник гарнизона, командир 68-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Георг фон Браун. Основное взрывное устройство (350 килограммов тротила с радио­взрывателем) находилось под толстым слоем земли в подвале. Здесь же в куче угля была заложена мина - «обманка», с негодной батарейкой (чтобы не взорвалась раньше времени). Фашистские саперы обнаружили едва приметный проводок от нее и к вечеру следующего дня извлекли огромную мину, насыщенную различными дублирующими и подстраховывающими друг друга взрывателями и замыкателями. По-видимому, немцы, обнаружив «обманку», посчитали свою работу выполненной. А через несколько дней Старинов из-под Воронежа послал радиосигнал на подрыв основного заряда. Взрыв был чудовищной силы. От особняка осталась лишь огромная воронка. Немецкий военачальник был уничтожен. В других особняках таким же образом было взорвано еще более десятка радиоуправляемых мин. Такого типа оружия в то время еще не знали ни немцы, ни наши союзники.
Абверу стала известна фамилия организатора взрывов. За его поимку было назначено крупное вознаграждение. Фашистская разведка предприняла энергичные меры к розыску образца минной радиостанции. Искали и самого Старинова. Однако заброшенные в прифронтовую полосу немецкие диверсионные группы были обезврежены чекистами. Тайна радиоуправляемых мин так и осталась нераскрытой. Только через 20 лет после войны в печати впервые было упомянуто о радиостанции «РВ-25» и ее первом испытателе Илье Старинове. Как ни странно, за операцию «Западня» Старинов не получил даже благодарности. Причина — секретность.

В мае 42-го решением начальника Генштаба Старинов был направлен на Калининский фронт командиром Отдельной инженерной бригады специального назначения. Ее бойцы, в том числе испанцы-республиканцы, которых взял с собой Старинов, действовали на коммуникациях противника, нанося ему большой урон в живой силе и технике. Однако опыт подсказывал Старинову, что отдельные группы не могут переломить ситуацию. Требуются регулярные подразделения специального назначения, способные осуществлять массовые, планируемые из одного центра операции на вражеских коммуникациях. Действовать они должны совместно с партизанами.
Свои соображения Старинов изложил в письме И.В. Сталину. Его предложение получило одобрение Ворошилова, Калинина и Маленкова. Казалось бы, вопрос решен. Но, вернувшись в очередной раз с фронта, Старинов узнал о своем назначении… в Центральный штаб партизан­ского движения помощником начальника штаба «по диверсии». Ворошилов, а именно он стал руководителем партизанского движения, решил взять энергичного полковника к себе.
Вскоре Старинов становится заместителем начальника Украинского штаба партизанского движения. Трижды его перебрасывают в тыл врага — и всегда действия опытного подрывника успешны. Начинается широкомасштабная партизанская «война на рельсах». Но в отличие от Центрального штаба партизанского движения, развернувшего «рельсовую войну», на Украине решили уничтожать с помощью мин вражеские поезда, а не сами рельсы, в которых немцы недостатка не испытывали. Старинов считал нецелесообразным расходовать драгоценную за линией фронта взрывчатку на подрыв рельсов, что фактически не создавало фашистам серьезных препятствий при перевозках грузов. Его подчиненные охотились за эшелонами. Подобная «независимость» в принятии решений сформировала у партийных чиновников определенное отношение к Старинову, сделавшее аса диверсии «вечным полковником».
В мае 1944 года по решению командования Старинов был направлен в польский партизанский штаб для организации диверсионной работы на территории, оккупированной фашистами. Будучи заместителем начальника штаба, он не только занимается теорией, но и сам участвует в боевых операциях.
В августе того же года Старинов отправляется на Балканы, где возглавляет штаб советской военной миссии при штабе Народно-освободительной армии Югославии. Удивительно, что впоследствии его не обвинили в шпионаже в пользу «фашистской клики Тито-Ранковича» и не расстреляли как «югославского шпиона и диверсанта», а ведь он находился в постоянном личном контакте с будущим президентом СФРЮ.
Войну Илья Григорьевич Старинов закончил на Рейне.

Послужной список полковника Старинова способен поразить любого военного специалиста. Помимо личного участия в боевых операциях на счету Старинова и разработка весьма эффективных подрывных устройств. В Великую Отечественную войну особенно широко применялись ПМС — поездная мина Старинова (мгновенного и замедленного действия) и АС — автомобильная мина Старинова. В качестве преподавателя Старинов подготовил свыше двух тысяч специалистов и командиров. На счету его учеников громкие диверсионные операции по всему миру. Но если говорить о наградах «солдата столетия», то в этом отношении заслуги Старинова явно недооценены. Кавалер двух орденов Ленина, пяти орденов Красного Знамени, ордена Октябрьской Революции, Отечественной войны II степени и Дружбы народов, Звезду Героя Советского Союза он так и не получил, несмотря на то что к этой награде был представлен четыре раза. Уже в наши дни ветераны Великой Отечественной войны неоднократно обращались к руковод­ству страны с ходатайством о присвоении этому легендарному человеку звания Героя России. Безрезультатно. И генералом Старинов так и не стал, хотя неоднократно занимал генеральские должности, в том числе и генерал-полковничью.

После войны Старинов реанимировал железнодорожную сеть страны: был заместителем начальника Управления восстановительных работ по войскам.
С 1956 года — в отставке. В 1958—1962 годах Старинов являлся старшим научным сотрудником отдела истории Великой Отечественной войны ИМЛ при ЦК КПСС. В 1963—1973 годах преподавал в учебных заведениях КГБ СССР. Профессор И.Г. Старинов написал более полутора сотен монографий.
И.Г. Старинов является автором нескольких книг, в том числе документального романа «Под покровом ночи». Рукопись этого увлекательного произведения была подготовлена к печати в середине 60-х годов. Но роман по разным причинам (в том числе из-за цензуры) так и не дошел до читателей. Только в 1997 году он вышел в свет и получил восторженные отклики. Его перу принадлежат также книги: «Мины ждут своего часа» (1963 г.), «Пройди незримым» (Москва,1968 г.), «Над пропастью» (США, 1995 г.), «Записки диверсанта» (1997 г.), «Мины замедленного действия» (1999 г.) и другие.
Умер человек-легенда, «солдат столетия» 18 ноября 2000 года. Похоронен на Троекуров­ском кладбище в Москве.

Андрей ПОМЕЛЬНИКОВ.


30.04.2010 06:59

Похожие новости

Приближается 65-я годовщина победы над фашистской Германией. Я вновь читаю письмо отца с фронта, и в памяти всплывают трагические события военных лет, а детская память крепкая. Время уходит, а очевидцев и участников событий того времени почти не осталось. Поэтому я решил написать о них. Отступая, наши солдаты сожгли мост через речку Зушу в первых числах октября 1941 года. А наш дом был вторым от моста в селе Заречье. На другой день пришли немцы. Они форсировали речку сначала вброд, а потом ниже по течению построили деревянный мост. Дни и ночи они нескончаемым потоком на машинах двигались на восток. Когда образовывался затор, немцы выскакивали из машин, забегали в дом и обшаривали все углы - занимались грабежом. Не выдержало сердце у бабушки - матери отца, когда немец, размахивая пистолетом, отнимал у неё шубу и меховые боты. Она умерла - это была первая потеря в нашей семье. Потом на нашем огороде немцы установили зенитно-артиллерийскую батарею, а офицеры расположились жить в нашем доме.  
Летом 1957 года редакция газеты «Орловский комсомолец», где я тогда работал, получила письмо из белорусского города Кричева. Содержание его взволновало журналистский коллектив. Краевед Михаил Мельников сообщал о том, что в начальный период Великой Отечественной войны немцы похоронили со всеми почестями погибшего артиллериста, родом который был из Орла. Новость действительно из ряда вон выходящая. Как известно, гитлеровцы не отличались особой сентиментальностью. Наоборот, им свойственны иные качества — жестокость, попрание человеческого достоинства у представителей других народов. В данном же случае, вероятно, произошло что-то необычное. И редакция срочно отправила меня в командировку.  
О Великой Отечественной войне, её непосредственных участниках мне приходилось писать не один раз. И что характерно: чем дальше в историю уходит от нас 9 мая 1945 года, день выстраданной и долгожданной Победы советского народа в последней войне, тем больше утверждаюсь я в мысли, что у каждого её участника была своя героическая и неповторимая боевая судьба, принадлежащая только ему и никому больше, - свой окоп, своя передовая, своя личная встреча со смертельной опасностью. Хотя, казалось бы, миллионы защитников Отечества делали одну и ту же тяжелую до изнеможения работу, называемую войной. Николай Агафонович Захаров, который знает войну далеко не понаслышке, в этом плане не исключение:  
Вчера в помещении Орловской областной общественной организации ветеранов войны и военной службы состоялось награждение ветеранов подразделений особого риска. Об этих подразделениях обычно говорят скупо и мало, а долгие годы вообще тщательно скрывалось и существование подобных служб, и людей, которые там работали. Между тем эти ветераны действительно выполняли свой патриотический долг с огромным риском для здоровья и жизни. Это участники ядерных испытаний на северном полигоне на острове Новая Земля, на южном полигоне в Семипалатинске, это сборщики первых серийных атомных бомб на секретных заводах, это моряки-подводники, участвовавшие в ликвидации последствий аварий на подводных лодках (а этих аварий только в советский период было 49), это военные строители, которые чистили подземные шахты после проводимых ядерных испытаний, и многие другие военнослужащие, которым приходилось работать в очень опасных условиях.  
Вдвойне юбилейным стал текущий год для полковника милиции в отставке М.С. Данченкова. В феврале ветеран Великой Отечественной войны, органов внутренних дел и Орловского юридического института МВД России отметил 80-летний юбилей и теперь живет в ожидании празднования 65-летия Победы. В годы войны Михаил Семенович был бойцом партизанского отряда имени В. Чапаева в Брянской области. Родился Михаил Данченков в д. Жуково Дубровского района на Брянщине в большой крестьянской семье. Войну встретил 11-летним мальчишкой. В ноябре 1941 года в семью Данченковых вернулся старший сын Федор, чудом вырвавшийся из окружения. Капитан Ф.С. Данченков стал создателем отряда народных мстителей из местных патриотов и окруженцев. К апрелю 1942 года в его составе сражались уже свыше ста партизан, а осенью того же года отряд был преобразован в 1-ю Клетнянскую партизанскую бригаду. Федор Семенович стал настоящим партизанским вожаком, хорошо известным в брянских лесах.